русский | english
Политика конфиденциальности

Адвокаты получили оборонный заказ

06 апреля 2006, 10:27

Вчера в ходе всеармейского совещания офицеров, посвященного укреплению дисциплины в вооруженных силах, министр обороны Сергей Иванов вновь вернулся к идее создания "военной адвокатуры" – на этот раз при участии гражданских адвокатов. Министр заявил, что намерен добиться выделения бюджетных средств на финансирование услуг адвокатов, защищающих права военнослужащих.

Всеармейское совещание офицеров началось 4 марта. Впрочем, днем его официального открытия в Минобороны считали вчерашний день, на который было запланировано выступление министра обороны Сергея Иванова перед офицерами-делегатами в присутствии президента Владимира Путина. Глава военного ведомства подготовил комплекс мер по борьбе с неуставными отношениями в армии после инцидента с рядовым Андреем Сычевым (в новогоднюю ночь юноша пострадал от издевательств сослуживцев, которые, по версии прокуратуры, привели к ампутации ног солдата).

Несмотря на то что военные до последнего момента были убеждены, что визит высокого гостя состоится, господин Путин в этот день провел совещание в Кремле, посвященное объединению Бурятии и Иркутской области (читайте об этом на стр. 2). Впрочем, президент все-таки мог ознакомиться с основными тезисами вчерашнего доклада Сергея Иванова – они были отосланы главе государства накануне (и опубликованы во вчерашнем номере Ъ).
Главной же новостью совещания стало предложение члена Общественной палаты адвоката Анатолия Кучерены защитить права военных силами гражданских адвокатов. "Гражданские адвокаты готовы представлять интересы военнослужащих в судах,– заверил офицеров господин Кучерена.– Мы готовы сопровождать военных и на допросы. Ведь военнослужащий, вызванный на допрос, по общероссийским законам имеет право на адвоката или по крайней мере на отказ от его услуг". По сути, господин Кучерена предложил армии учредить госзаказ на адвокатские услуги с финансированием из госбюджета. "В гражданских адвокатурах могли бы появиться профильные специалисты – военные адвокаты, закрепленные за близлежащими воинскими частями",– развил свою мысль адвокат.
Министр обороны Сергей Иванов откликнулся на предложение с энтузиазмом. "Я готов ходатайствовать в правительстве о выделении бюджетных денег на финансирование деятельности гражданских адвокатов",– заверил министр. Как сообщили Ъ в Главном управлении по воспитанию Минобороны, такой проект уже разрабатывается руководством военного ведомства, впрочем, сумма, в которую госбюджету могут вылиться адвокатские услуги, до конца не просчитана. Например, адвокат Павел Астахов затруднился назвать Ъ гонорар, за который гражданский адвокат согласится обслуживать интересы военного ведомства. "Вопрос гонорара решается путем переговоров адвоката с клиентом. Вполне возможно, Минобороны предложит адвокатуре особые условия работы",– предполагает господин Астахов.
Идею создания в структуре Минобороны "военной адвокатуры" первым предложил министр обороны Сергей Иванов. Он разослал всей вертикали подчиненных директиву, рекомендовавшую "при взаимодействии с органами предварительного расследования привлекать для принятия юридически верных решений должностных лиц юридической службы (помощников по правовой работе, юрисконсультантов), которые могут быть представителями потерпевшего и обвиняемого (имелось в виду присутствие юристов Минобороны на допросах военнослужащих, инициированных органами предварительного расследования.–Ъ)". В Минобороны не скрывали, что документ призван ограничить прямые контакты военнослужащих с представителями Главной военной прокуратуры. Конфликт двух ведомств, продолжавшийся около года, привел, по мнению военных, к "произволу прокуроров по отношению к военнослужащим".
Впрочем, на слабые места документа чиновникам Минобороны указали правозащитники. К примеру, аналитики межрегиональной правозащитной ассоциации АГОРА заявили, что юрист Минобороны "не может представлять военнослужащего, поскольку такое право, согласно УПК, есть только у адвокатов". Кроме того, присутствие сотрудников юрслужбы Минобороны на допросах военнослужащих, по мнению правозащитников, незаконно, поскольку "допрос – следственное действие, участвовать в котором могут только процессуальные лица, допущенные следователем, в данном случае ГВП". Вполне возможно, что руководство военного ведомства решило прислушаться к этим аргументам и создать "военную адвокатуру" согласно букве закона – на базе гражданских адвокатских служб.
Юлия Таратута, Коммерсантъ
Получить код страницы Версия для печати