русский | english
Политика конфиденциальности

Шагреневая кожа свободы слова

01 февраля 2006, 15:00

Полезный рудимент

Если говорить о наиболее заметных переменах в работе российских СМИ, наверное, самое существенное, хотя и не самое важное, - это изменения, коснувшиеся так называемых муниципальных газет. Фактически большая часть районок лишилась производственной базы и финансирования: в ходе реформы местного самоуправления государственную поддержку районных изданий отменили, а муниципалитетам, по сути дела, не разрешили иметь собственные газеты.

Конечно, районки - не самое выдающееся изобретение нашего информационного рынка, это, скорее остатки советского наследства. Те немногие из районных изданий, которые пытались перейти на рыночные рельсы, выжили, некоторым из них удалось даже выйти на самоокупаемость, размещать какое-то минимальное количество рекламы и таким образом сводить концы с концами. Но большинство районок рыночными отношениями никогда не интересовались. В основном они стремились к тому, чтобы получать финансирование из областного бюджета и таким образом обеспечить себе хотя бы относительную независимость от местного начальства. Однако когда эти газеты захотели перевести в муниципальные, многие согласились, потому что им пообещали поддержку и разные льготы. И, как всегда, обманули…

Да, с одной стороны, районные газеты - рудимент. Но с другой - это факт нашей жизни. Они остаются основным источником информации для очень значительной части населения, причем именно для тех, кто не может смотреть ничего, кроме первой и второй программы (и то в черно-белом виде) и выписывать одну районную газету. Почему-то сейчас говорят о том, что эти газеты не могут обеспечить организационные потребности местных властей. Почему им нужно издавать бюллетени и информационные листки для публикации своих решений, когда можно использовать имеющиеся газеты, тем самым оставляя им возможность выжить? Все просто: государство в очередной раз как слон в посудную лавку влезает в эту сферу, и, естественно, не может предусмотреть всех последствий своих далеко идущих планов.

Власть перестала стесняться

За прошедший год перешло к новым владельцам REN-TV, и из него уже начали уходить журналисты, которые создавали имидж канала, обеспечивали ему репутацию здравого, сдержанного и в достаточной степени независимого. Вообще, стало легко снимать редакторов. Мне кажется, последним рубежом было увольнение двух главных редакторов "Известий". Сначала Рафа Шакирова сняли - якобы из вкусовых соображений, потому что он напечатал слишком драматические снимки о событиях в Беслане.

Следующего редактора - Владимира Бородина - сняли в связи с тем, что он слишком молод и не смог должным образом наладить коммерческую сторону работы "Известий". И то и другое - ложь. В первом случае это была властная реакция на "излишний" драматизм на полосе "Известий". Во второй раз увольнение было вызвано необходимостью более надежных гарантий толерантности по отношению к власти. "Известия" - очень аккуратная и осторожная газета.

Тем не менее, она пользуется репутацией либерального издания. И то, что в такую газету назначили главного редактора, имеющего опыт руководства "Комсомольской правдой", свидетельствует о том, что власти газет не читают, им просто нужны очевидные гарантии лояльности.

На региональном и местном уровне - та же картина. Власть перестала стесняться. Есть десятки регионов, в которых инакомыслящие газеты (я говорю не про оппозиционные, именно про инакомыслящие) подвергаются жесткому прессингу вплоть до исключения возможности подписки. Например, выходит газета "Мордовия Сегодня", но подписаться на нее нельзя. Наш корреспондент пришел в почтовое отделение вместе с прокурорским работником. В перечне газет "Мордовия Сегодня" есть, но даже удостоверение сотрудника прокуратуры не помогло оформить подписку. То же самое происходит в Орле, в Белгороде, очень похожее - в Омске… Шагреневая кожа свободы слова сжимается.

Цены на честь и достоинство

В феврале 2005 года удалось добиться принятия нового постановления пленума Верховного суда по искам о защите чести и достоинства. На это ушло 7 лет, зато мы получили очень прогрессивный документ, по крайней мере, "на четверку" или даже "на четверку с маленьким плюсом" выполнивший те задачи, которые перед ним ставились. Но сразу после принятия этого постановления возникли такого объема иски к газетам, какие мы раньше и представить себе не могли. Только что в Омске газета "Ваш Ореол" проиграла сразу двум участникам одного события - губернатору Омской области и известному бизнесмену.

Газета опубликовала материал, в котором говорилось, что бизнесмен подарил губернатору золотой макет моста, который они вместе открывали. Было это или не было, никто не обсуждает. Но и тот и другой обратились в суд с иском о защите чести и достоинства в связи с достоверностью фактов. Одному присудили 300 тыс. рублей, другому - 200 тысяч. То есть субординация соблюдается, честь и достоинство бизнесмена на 100 тыс. дешевле губернаторских. И такого рода примеров много.

Опыт доказательства недоказуемого

За последний год заметно выросло количество предъявляемых журналистам исков о клевете, в том числе и удовлетворенных. Вообще говоря, клевета - вещь недоказуемая. Более того, мы глубоко убеждены, что клевета из уголовного деликта должна перейти в гражданский. Доказывать заведомость невероятно трудно. Тем не менее, наше правосудие взялось ее доказывать и доказывает, невзирая на закон и здравый смысл. И если раньше было 3-4 таких случаев в год, то теперь они исчисляются уже десятками.

Спор о курице и яйце

Ни бить, ни убивать журналистов меньше не стали. Цифры те же, и расследуются дела, связанные с нападением на журналистов, с той же ленивой небрежностью, что и раньше. Заставить работать статью о воспрепятствовании журналистской деятельности очень сложно. За прошедший год ей смогли воспользоваться всего два журналиста, и то не очень успешно. Прокуратура таких дел не возбуждает вообще, независимо ни от какого общественного воздействия. И, самое главное, в тех случаях, когда возникает вопрос о криминальном насилии, нет ни готовности, ни желания всерьез рассматривать журналистскую деятельность как повод для нападения.

Нам говорят: мы не можем найти человека, который в этом виноват, поэтому нельзя утверждать, что нападение связано с профессиональной деятельностью журналиста. Это включение в бессмысленный и совершенно невозможный спор о том, с чего начинать: с курицы или с яйца. Если бы не эта позиция, вероятно, было бы значительно легче раскрыть многие дела о нападениях на журналистов, нежели игнорируя их профессиональную деятельность в качестве возможной причины криминального насилия.

Общественный вердикт для журналистов

По-видимому, единственное, что могут сейчас сделать организации, которые занимаются свободой слова в России, - это защищать остатки того, что было. Но если раньше мы помогали выжить отдельным изданиям, то теперь столкнулись с необходимостью поддерживать отдельных журналистов внутри отдельных СМИ. А это очень сложно. Уволить человека можно под любым предлогом, и защищать его из Москвы силами одной организации - несерьезно.

Поэтому мы решили создать что-то вроде "Общественного вердикта" для остатков живой прессы. Будем искать возможность нанимать адвокатов для газет и отдельных журналистов в тех случаях, когда есть сколько-нибудь разумная судебная перспектива, вытаскивать эти дела на всеобщее обозрение, популяризировать их - то есть делать то, чем занимается Фонд "Общественный вердикт" в области криминального насилия, пыток и т.д.
Получить код страницы Версия для печати