русский | english
Политика конфиденциальности

Дело Ольги Масловой

18 января 2007, 21:12

Дело закрыто

Фабула

25 ноября 1999 года Елена Лисина была вызвана в Нижегородское районное управление внутренних дел города Нижнего Новгорода для дачи показаний в качестве свидетеля по делу об убийстве гражданина Широкова.
В кабинете Нижегородского РУВД находились два оперуполномоченных - Х. и К, которые стали оказывать на Лисину психологическое давление, принуждая дать признательные показания по делу, подозреваемым по которому проходил Бочаров Ю.В (приятель Лисиной). Лисина сообщила следователям, что ничего не знает про дела Бочарова. После чего милиционеры стали угрожать и  оскорблять девушку и применили физическое насилие.
Х., оставшись наедине с Лисиной, закрыл дверь кабинета изнутри. На большие пальцы рук ей надел специальные наручники. Прикрепил наручники к спинке стула, чтобы девушка не смогла оказать сопротивления, и изнасиловал ее. При этом бил ее по лицу и голове, сопровождая свои действия угрозами и оскорблениями.
Оперуполномоченные организовали Лисиной «очную ставку» с Бочаровым. В присутствии Лисиной Бочаров подтвердил свои показания о передаче ей сумки убитого. Девушка данный факт отрицала. Следует отметить, что впоследствии обвинения с Бочарова были сняты, так как было установлено, что свои показания, в том числе и про передачу сумки Лисиной, Бочаров  давал после применения к нему пыток.
Чтобы выбить нужные показания, Х. в присутствии К. около трех часов истязал Елену. Сцепив руки наручниками, бил ее в живот. Надевал на голову противогаз и перекрывал доступ воздуха. Затем к сережкам Лисиной присоединил провода и пустил ток.
Не выдержав пыток, девушка согласилась написать заявление на имя прокурора о получении сумки от Бочарова и дальнейшей передачи ее для продажи своему знакомому.
Около 17 часов в кабинет пришел старший следователь прокуратуры Нижегородского района С., он находился в нетрезвом состоянии. Увидев на Елене шарф с символикой одного из футбольных клубов, С. заставил Лисину, подкрепляя свои намерения ударами, выкрикивать нецензурные выражения в адрес этого клуба.
Затем Х. повел Лисину в кабинет прокуратуры Нижегородского района к следователю прокуратуры Ж. для допроса по поводу написанного ею заявления. В этот же кабинет, около 19 часов, пришли следователи Нижегордской прокуратуры С. и М. Закончив допрос, Ж. не отпустил Лисину. В ее присутствии все четверо - С., Ж., М. и Х. стали распивать спиртные напитки, при этом оскорбляя и угрожая девушке. Елена просила, чтобы ее отпустили домой, плакала. Дверь никто не открывал. Лисина попросилась в туалет. Там она попыталась вскрыть вены. Попытка суицида не удалась,  девушку привели обратно в кабинет, где прокурорские работники и офицер МВД в течение двух часов насиловали Елену.
Лисина вернулась из прокуратуры поздно вечером. В шоковом состоянии она пришла к своему знакомому Большакову Ю.Б. Он отвез девушку в городскую больницу №5, где ей оказали медицинскую помощь и зафиксировали телесные повреждения.
На следующий день 26 ноября 1999 года родители повезли девушку в прокуратуру Нижегородского района для подачи заявления об изнасиловании. В этот же день по данному факту было возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных п. «а» ч.3 ст.286, ч.2 ст. 131 и ч.2.ст.132 УК РФ.
24 января 2008 года Европейский суд по правам человека вынес решение по делу “Маслова и Налбандов против России” (жалоба № 839/02). Суд принял единогласное решение о том, что: имело место нарушение Статьи 3 Конвенции в части запрета пыток в отношении Ольги Масловой и Федора Налбандова - к ним было применено жестокое обращение и они подверглась неоднократным пыткам со стороны сотрудников прокуратуры и милиции. Кроме того, суд признал, что отсутствовало эффективное расследование в отношении обоих заявителей. В соответствии со статьей 41 Конвенции (справедливая компенсация) Суд присудил 70 000 евро Ольге Масловой и 10 000 евро Федору Налбандову в качестве компенсации нематериального ущерба.
Получить код страницы Версия для печати

Новости по теме: