русский | english
Политика конфиденциальности

Дело Ольги Масловой

Дело закрыто

Защита о деле Ольги Масловой

Мы всегда утверждали, что причиной широкого распространения незаконного насилия со стороны сотрудников правоохранительных органов является их фактическая безнаказанность. На практике эти преступления почти никогда не расследуются. Более того, делается все, чтобы уголовные дела, возбужденные по жалобам на пытки, не дошли до суда.
Ответственность за безнаказанность пыток целиком и полностью лежит на органах прокуратуры. Сотрудники нашей организации постоянно сталкиваются с саботажем прокурорских работников, проводящих официальное расследование по заявлениям граждан о пытках. Мы утверждаем, что дела о пытках не расследуются вовсе не потому, что они являются сложными. При расследовании этой категории дел, сотрудники прокуратуры систематически допускают нарушения Уголовно-процессуального кодекса, Закона «О Прокуратуре РФ», приказов Генерального прокурора. Этот саботаж имеет целью не расследование дела, а наоборот, его прекращение с целью создания «благополучной картины» в регионе.
Практика работы по жалобам Комитета против пыток показала, что в большинстве случаев, когда нам удавалось доказать применение пыток сотрудниками МВД, этих сотрудников привлекали к ответственности либо увольняли. В то же время нам неизвестно ни о привлечении к уголовной  ответственности, ни об увольнении сотрудников прокуратуры за многочисленные нарушения закона, совершенные ими при расследовании жалоб на применение пыток. 
Прокуратура не смогла или не захотела провести эффективное расследование дела Елены Лисиной. По истечении семи лет преступники так и не привлечены к ответственности по причине того, что дело было прекращено «за отсутствием состава преступления».
Таким образом, в «деле Лисиной» права, предусмотренные и ст.3, и ст.13 Европейской Конвенции о защите прав человека, были нарушены именно работниками прокуратуры – органа, призванного стоять на страже закона и осуществлять надзор за деятельностью всех правоохранительных органов.
Кроме того, принципиальная позиция КПП состоит в том, что любое дело,  рассматриваемое Европейским Судом, - это свидетельство брака в работе органов российской прокуратуры, фактического попустительства пыткам со стороны этого органа.
В то же время, мы глубоко убеждены в том, что добиться системных, устойчивых изменений в работе правоохранительных органов, обеспечить соблюдение прав человека при осуществлении следствия, дознания и исполнения наказания, могут именно органы прокуратуры России. Задача общественных, в том числе правозащитных организаций -  помочь прокуратуре в решении этой проблемы, а при необходимости – потребовать конкретных действий, направленных на её решение, в соответствии с российской Конституцией и законами нашей страны.
 
Игорь Каляпин председатель Нижегородского Комитета против пыток

25 августа 2009, 10:05