русский | english
Политика конфиденциальности

Дело Ольги Масловой

Дело закрыто

Решение Европейского суда по делу "Маслова, Налбандов против Ро

(Жалоба № 839/02)
 
РЕШЕНИЕ
 
СТРАСБУРГ
24 января 2008

Данное судебное решение станет окончательным в обстоятельствах, установленных в статье 44 §2 Конвенции. Оно может подлежать редакционному пересмотру.
 
В деле Маслова и Налбандов против России,
Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе: 
 Лукис Лукаидес, Президент,
 Нина Важич,
 Анатолий Ковлер,
 Элизабет Стейнер,
 Ханлар Хажиев,
 Дин Шпильман,
 Сверр Эрик Ебенс,  судьи,
и Сорен Нильсен, Секретаря Секции,
Проведя закрытое заседание 3 января 2008,
вынес в указанный день следующее решение:
PROCEDURE
1.  Дело было инициировано жалобой (№ 77617/01) против Российской Федерации, поданной в Суд согласно статье 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) двумя российскими заявителями Масловой Ольгой Юрьевной (“первая заявительница”) и Налбандовым Федором Михайловичем (“второй заявитель”) 10 июля 2001 года. Они были представлены в Суде Ю. Кирсановой и О. Шепелевой – юристами, практикующими и Нижнем Новгороде. 
2.  Российской Правительство (“Правительство”) изначально было представлено П. Лаптевым, бывшим Представителем Российской Федерации в Европейском Суде по правам человека, а затем В. Милинчук, действующим Представителем.  
3.  Заявители жаловались, в частности,  что они были подвергнуты жестокому обращению представителями государства 25 ноября 1999 года, и что расследование этих событий было неэффективным, в нарушение Статей 3, 6 и 13 Конвенции. 
4.  Решением от 12 декабря 2006 года Суд признал жалобу частично приемлемой.
5.  Заявители и Правительство предоставили письменные возражения (Правило 59 пар. 1).
ФАКТЫ
I.  ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА
6.  Заявители родились в 1980 и 1982 годах соответственно и проживают в Нижнем Новгороде.
A.  Исходные обстоятельства
7.  В период с 4 ноября по 24 ноября 1999 года первая заявительница являлась свидетелем по делу об убийстве, расследование которого проводилось милицией и прокуратурой совместно.
8.  Данные органы неоднократно вызывали ее для дачи показаний в Нижегородском Районном Управлении Внутренних  Дел.
9.  Установлено, что на определенном этапе расследования подозреваемый в совершении указанного преступления Б указал, что первая заявительница получила от него некоторые вещи, принадлежавшие убитому.
10.  По словам первой заявительницы следователь Ж вызвал ее в очередной раз на 25 ноября 1999 года 12-30. Правительство утверждает, что заявительница была вызвана сотрудником РУВД К, а не следователем Ж.
B.  События 25 ноября 1999 года
11.  The applicants submitted the following account of events. The Government did not make any specific comments in this respect.
1. Допрос, проводимый Х и К.
12.  Первая заявительница прибыла в РУВД  в назначенное время и была в очередной раз допрошена. Допрос изначально проводился сотрудниками РУВД Х и К и проходил в кабинете 63 РУВД.
13.  Сотрудники милиции попросили заявительницу подтвердить, что она получила вещи убитого. Когда заявительница отказалась признать это, они начали стрельбу в потолок и пригрозили возбудить против нее уголовное дело.  Они взяли ее футбольный шарф и нанесли им несколько ударов ей по лицу.
14.  После этого К покинул кабинет и Х остался с заявительницей один на один. Он запер дверь изнутри и продолжил оказывать на заявительницу физическое и психологическое давление. Х надел на руки заявительницы наручники  и стал наносить ей удары по щекам и лицу. Первая заявительница утверждает, что Х изнасиловал ее, используя презерватив, и затем заставил заняться с ним оральным сексом. 
15.  Х был прерван в своих действиях шумом в коридоре и стуком в дверь. Первой заявительнице позволили сходить в туалет и привести себя в порядок.
2.  Очная ставка с подозреваемым Б и события следующих трех часов
16.  В районе 2 часов дня первая заявительница  приняла участие в очной ставке в подозреваемым Б. в его присутствии она опять отрицала свою причастность к убийству.
17.  Затем Х и К связали большие пальцы рук заявительницы и несколько раз ударили ее по животу. Они надели на нее противогаз и перекрывали ей кислород, пережимая шланг противогаза. К и Х также подключали электропровода к ее серьгам. Указанные действия  дополнялись требованиями о признании.
18.  Насколько известно, заявительница признала факт получения вещей и согласилась написать признание. Поскольку первая заявительница находилась в угнетенном состоянии, у нее не получалось писать, в результате чего ей пришлось переписывать признание дважды. Признание было написано на имя районного прокурора.
19.  Х и К затем решили, что мать заявительницы должна принести ее записную книжку, в которой были телефонные номера и адреса друзей и знакомых заявительницы.
20.  Первая заявительница позвонила метрии и в 4-40 последняя принесла записную книжку. Книжка забрали сотрудники РУВД и она не была возвращена заявительнице и после.  Мать первой заявительницы и второй заявитель остались в коридоре около кабинета 63.
21.   В 5 часов вечера С – следователь районной прокуратуры, зашел в кабинет 63. Он узнал от первой заявительницы о том, что она была болельщицей ЦСКА Москва, и начал оскорблять ее и наносить ей удары по голове шарфом второго заявителя, требуя от нее оскорбить клуб ЦСКА.
3.  Допрос первой заявительницы следователем Ж.
22.  Некоторое время спустя следователь Х привел первую заявительницу в кабинет 3 Нижегородской районной прокуратуры, которая располагалась в одном здании с РУВД района.
23.  Ж – следователь районной прокуратуры, допросил первую заявительницу в связи с ее признанием.
24.  Для оказания на нее дополнительного давления следователи арестовали ее мать. Установлено, что мать первой заявительницы была задержана на 2 часа.  
4.  События в период с 6-30 до 7-00 вечера
25.  В соответствии со словами второго заявителя в районе 6-30 вечера следователь С  находился в коридоре и видел второго заявителя. С грубо потребовал от второго заявителя, чтобы последний покинул здание и, ударив его в плечо,  толкнул к выходу, затем схватил его и завел в кабинет  54, в котором находилось двое неустановленных сотрудников милиции.  .
26.  Затем С запер дверь изнутри, ударил второго заявителя в туловище несколько раз и нанес несколько ударов по голове второго заявителя и по животу его собственным шарфом ЦСКА.
27.  С затем привел второго заявителя в кабинет 7 и в присутствии Х и следователя М продолжил бить его, требуя оскорблять ЦСКА Москва. Когда второй заявитель отказался, С надел шарф ему на шею и начал душить его, одновременно нанося удары по туловищу. В итоге второй заявитель согласился и выполнил требуемые действия.
28.  Затем М, Ж, и Х отправил второго заявителя в ближайший магазин за алкоголем, сигаретами и едой и после возвращения его отпустили. 
5.  События в период с 7-00 до 10-30 вечера
29.  Около 7 часов вечера С и М пришли в кабинет 3, где следователь Ж заканчивал допрос первой заявительницы. Они не отпустили первую заявительницу после окончания допрос и начали пить алкоголь. По словам первой заявительницы ее просьбы покинуть помещении игнорировались.
30.  По ее просьбе первая заявительница была сопровождена в туалет на третьем этаже здания, где она неудачно пыталась вскрыть себе вены на левой руке.
31.  Она вернулась в кабинет 3 и в течение последующих двух часов подвергалась изнасилованию со стороны Ж, С и М. установлено, что они использовали презервативы и по окончании изнасилования она протерли стол салфетками. Установлено, что Х покинул кабинет до возвращения заявительницы из туалета и не принимал участия в изнасиловании.
32.  В 9 часов вечера С ушел и в течение последующего часа Ж и М продолжали изнасилование первой заявительницы. Около 10 часов вечера они ее освободили.
6.  События после 10-30 вечера
33.  В 10-30 вечера первая заявительница пришла к своему знакомому РБ. Вскоре после этого к нему также пришли ИА и ЕА. После непродолжительного разговора ЕА позвонила родителям заявительницы и сказала, что РБ и ИА пойдут с заявительницей в больницу.
34.  В 1-20 утра следующего дня они прибыли в больницу 21 и первая заявительница сказала медсестре, что ее изнасиловали в милиции. Сестра Сорокина и доктор Шевчек не обследовали заявительницу и посоветовали ей сразу обратится в бюро судебно0-медицинской экспертизы. Заявительница отказалась, так как бюро было расположено неподалеку от РУВД, где произошли указанные события. Ей предложили почти в бюро другого района. Неустановленно, что заявительница обращалась в какое-либо бюро.
C.  Расследование уголовного дела
35.  Установлено, что 26 ноября 1999 года первая заявительница обратилась в прокуратуру с жалобой на пытки и изнасилование. Прокуратура Нижнего Новгорода возбудила уголовное дело и провела расследование. Второй заявитель обладал в рамках данного уголовного дела статусом потерпевшего.
36.  25 апреля 2000 года Х, Ж, С и М было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных статьями 131,132 и 286 УК РФ.
37.  5 июля 2000 года обвинительное заключение было утверждено и дело было направлено в Нижегородский районный суд г. Нижний Новгород.
38.  В соответствии с обвинительным заключением Х обвинялся и применении пыток и изнасиловании первой заявительницы и в жестоком обращении со вторым заявителем, а также в превышении должностных полномочий и дискредитации власти (см. данные эпизоды в параграфах 12 -15, 16 – 21, 25 – 28 и 29 – 32 выше), Ж обвинялся в изнасиловании и совершении насильственных действий  сексуального характера в отношении заявительницы и в превышении должностных полномочий (см. параграфы 22-24 и 29-32). С обвинялся в жестоком обращении с обоими заявителями и в превышении должностных полномочий (см. параграфы 16-21 и 25-28), изнасиловании и совершении насильственных действий  сексуального характера в отношении заявительницы (см. параграфы 29-32). М обвинялся в изнасиловании и совершении насильственных действий  сексуального характера в отношении заявительницы и превышении должностных полномочий (см. параграфы 29-32). Обвинительное заключение содержало в целом квалификацию деяний обвиняемых по статьям 131-1, 2(б), 132-1, 2(б) и 286-3 (а, б) УК РФ.
39.  Установлено, что обвиняемые полностью отрицали свою вину, хранили молчание и отказывались предоставлять образцы мочи и спермы для проведения экспертизы.
40.  Выводы, содержащиеся в обвинительном заключении, были в основном сделаны на основании показаний обоих заявителей, которые опознали предполагаемых преступников и предоставили детальное описание указанных событий. 
41.  Обвинительное заключение также содержало ссылки на показания свидетеля Б, который слышал крики Х и стоны первой заявительницы, а затем видел первую заявительницу заплаканной и расстроенной. Б также показал, что слышал, как Х говорил о том, что первая заявительница “раскололась” и во всем призналась. 
42.  Также имеются показания РБ, ЕА и ИА, медицинской сестры и врача, родителей первой заявительницы, матери второго заявителя и работника магазина, который продавал алкоголь и продукты второму заявителю (см. Параграф 28 выше).
43.  К иным доказательствам по делу также относились вещи, обнаруженные при обыске в РУВД и прокуратуре, письменное признание первой заявительницы, которое, по словам эксперта, “было написано трясущейся рукой” (см. Параграф 18), медицинское заключение, подтверждающее факт попытки вскрытия вен (см. Параграф 30), заключения судебно-медицинской экспертизы и прочее. Установлено также, что несколько человек, в отношении которых расследование вели обвиняемые сотрудники, подтвердили тот факт, что указанные сотрудники применяли пыточные приспособления, такие как противогаз, электрический ток и различные виды наручников.  
44.  В соответствии с заключением судебно-медицинской экспертизы № 650 от 31 декабря 1999 года  на одежде, которая была на Х 25 ноября 1999 года имеются следы вагинального эпителия такой же антигенной группы, что и у заявительницы. Следствие также установило, что Х и его супруга имеют иную антигенную группу.
45.  В процессе обыска, проведенного 27 ноября 1999 года было обнаружено два презерватива – один во дворе здания РУВД и другой на карнизе под окном кабинета 3 районной прокуратуры.
46.  Установлено, что только один из обнаруженных презервативов мог быть использован для проведения экспертизы. Экспертиза ДНК  установили наличие в презервативе вагинальных выделений, которые с вероятностью 99,9999% принадлежат заявительнице, а также наличие мужской спермы и выделений уретры.
47.  В процессе того же обыска также было найдено две салфетки во дворе этого же здания, на которых были обнаружены следы спермы.
48.  Более того, судебно-медицинская экспертиза установила, что одежда первой заявительницы, в которую она была предположительно одета в день происшествия имела на себе следы спермы.
D.  Рассмотрение дела в первой инстанции
49.  На предварительном слушании по данному делу 16 августа 2000 года сторона защиты указала на многочисленные недостатки в расследовании и потребовала возвращения дела для проведения дополнительного расследования.
50.  В тот же день районный суд постановил вернуть дело на дополнительное расследование.
51.  Суд постановил, что следствие допустили серьезные нарушения  национального права, что нарушило права обвиняемых, и признал большинство из содержащихся в деле доказательств недопустимыми. 
52.  В частности, решением суда были установлены многочисленные нарушения и недостатки расследования, включая несоответствие специальной процедуре выдвижения обвинения в отношении сотрудников прокуратуры. Решением суда также было установлено, что до 24 апреля 20000 года Х, Ж, С и М не являлись ни подозреваемыми, ни обвиняемыми и это означает, что практически все действия следствия (обыски, допросы, идентификация, экспертизы и т.д.), имевшие место до указанной даты были произведены в нарушении закона, а следовательно, доказательства, добытые в это время являются недопустимыми.
E.  Кассационная инстанция и надзор
53.  Решение районного суда от 16 августа 2000 года  по представлению прокуратуры было пересмотрено Нижегородским областным судом 13 октября 2000 года.
54.  В неизвестный день в сентябре 2001 года представитель первой заявительницы подал надзорную жалобу на решения районного суда от 16 августа  и областного суда от 13 октября 2000 года в Президиум областного суда.
55.  1 октября 2001 года представитель заявительницы направил аналогичную жалобу в Верховный Суд РФ.
56.  После изучения материалов дела, 6 июня 2002 года Президиум областного суда отказал заявителю в его просьбе исследовать материалы дела в рамках надзорного производства.
57.  Установлено, что такое же решение было вынесено Верховным Судом РФ, 21 июня 2002 года.
F.  Приостановление расследования по уголовному делу
58.  12 января 2001 года Нижегородская областная прокуратура исследовала дело и установила, что обвинения были в основном основаны на непоследовательных и противоречивых показаниях первой заявительницы, что в целом совокупность доказательств по делу была непоследовательной и противоречивой, и пришла к выводу, что в деле серьезных доказательств вины обвиняемых не содержится.
59.  Постановление также содержало ссылку на указанные ранее решения районного и областного судов от 16 августа и 13 октября 2000 года и указывало на “множественные нарушения закона, в частности, несоблюдение процедур и правил проведения расследования в отношении специальных субъектов – сотрудников прокуратуры, исключили возможность дальнейшего развития дела, поскольку невозможно устранить допущенные нарушения”. На данном основании было принято решение прекратить следствие по данному делу. Постановление гласило, что первая заявительница  и обвиняемые должны быть извещены о принятом решении и что данное постановление может быть обжаловано в  вышестоящую прокуратуру.
60.  Письмом от 19 июня 2001 года (№ 15/1-1018-99) Областная прокуратура дала ответ на жалобу первой заявительницы на указанное выше постановление от 12 января 2001 года, которым полностью отказала в удовлетворении ее жалобы. В ответе не была указана возможность обжаловать его в суд.
61.  В соответствии с информацией, полученной от Правительства, расследование по данному делу было неоднократно приостановлено и возобновлено.
62.  30 августа 2002 года Областная прокуратура отменила постановление о приостановлении следствия по уголовному делу от 12 января 2001 и направила дело на дополнительное расследование. В постановлении также было указано на недостатки квалификации деяний, совершенных в отношении второго заявителя.
63.  16 октября 2002 года районная прокуратура прекратила расследование по данному уголовному делу на основании отсутствия признаков преступления и невозможности доказать причастность сотрудников прокуратуры и милиции к данному делу.
64.  Установлено, что данное решение затем было отменено, но 24 февраля районная прокуратура опять прекратила расследование по уголовному делу в связи отсутствием события преступления.
65.  19 сентября 2004 года представитель первой заявительницы обжаловал постановление от 24 февраля 2002 в районном суде. Решением от 28 сентября 2004 года районный суд признал указанное постановление законным, а 29 октября 2004 года, кассационная инстанция приняла такое же решение.
66.  29 апреля 2005 года Нижегородская областная прокуратура снова возобновила расследование по делу.
67.  По информации, полученной от заявительницы, 28 июня 2005 года следствие было опять прекращено.
68.  Правительство предоставило информацию, в соответствии с которой 22 августа 2005 года следствие по делу было возобновлено. Это постановление было обжаловано обвиняемыми. 22 ноября 2005 года районный суд признал постановление о возобновлении следствия незаконным. Областной суд согласился в решением районного суда 30 декабря 2005 года. Затем Заместитель генерального прокурора направил надзорное представление на решения судов от 22 ноября и 30 декабря 2005 года.  
69.  1 февраля 2007 года областной суд, действуя в качестве надзорной инстанции, изучил и оставил без удовлетворения представление прокурора, но отметил, что решение от 30 декабря 2005 года было принято незаконным составом суда, и направил дело на новое рассмотрение в кассационную инстанцию. 
70.  Результат данного процесса до сих пор неясен, но очевиден тот факт, что никаких действий в рамках уголовного дела в отношении сотрудников прокуратуры и  милиции далее не предпринималось. 
II.  ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ПРАВО
A.  Применимый уголовный закон
71.  Статья 131 пар. 1 и 2 (б) Уголовного Кодекса Российской Федерации возлагает ответственность за изнасилование, совершенное группой лиц, организованной или нет, с предварительной подготовкой или без таковой, и предусматривает в качестве наказания лишение свободы на срок до пятнадцати лет.
72.  Статья 132 пар. 1 и 2 (б) предусматривает наказание за насильственные действия сексуального характера, совершенные группой лиц, организованной или нет, по предварительному сговору или без такового, в виде лишения свободы на срок до пятнадцати лет.
73.  Статья  286 пар. 3 (a, б) предусматривает наказание за совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, с применением или без применения оружия, в виде лишения свободы на срок до трех лет. 
B.  Допрос свидетелей (Уголовно-процессуальный кодекс 1960 г., действовал в момент, когда произошли описываемые события)
Статья155
“Свидетель вызывается к следователю повесткой, которая вручается под расписку свидетелю, а в случае его временного отсутствия - кому-либо из взрослых членов семьи...
В повестке должно быть указано: кто вызывается в качестве свидетеля, куда и к кому, день и час явки, а также последствия неявки. Свидетель может быть вызван также телефонограммой или телеграммой.”
Статья 157
“Свидетель допрашивается в месте производства следствия. Следователь вправе, если признает это необходимым, произвести допрос в месте нахождения свидетеля.”
C.  Официальное расследование уголовных дел
74.  В соответствии со Статьями 108 и 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ, уголовное дело может возбуждаться следователем прокуратуры по жалобе лица или по собственной инициативе следственных органов. Статья 53 данного кодекса предусматривает то, что потерпевшим признается лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред, и он может полноценно участвовать в процессе в качестве стороны в деле.  В рамках следствия потерпевший  имеет право представлять доказательства и заявлять ходатайства, а также по окончании следствия иметь полный доступ к материалам дела.    
75.  В соответствии со Статьями 210 и 211 данного кодекса, прокурор нес ответственность за надзор за проводящимся расследованием. В частности, прокурор сожжет дать указание о проведение какого-либо следственного действия, о передаче дела от одного следователя другому или о возобновлении следствия по делу.  
76.  В соответствии со Статьей 209 данного кодекса, следователь, который  проводит следствие по конкретному делу, может вынести постановление о прекращении уголовного дела по причине отсутствия признаков преступления. Данное постановление  может быть обжаловано вышестоящему прокурору или в суд. Суд может постановить возобновить дело в случае, если признает проведенное расследование неполным
77.  Статья 210 данного кодекса предусматривает, что дело может быть возобновлено прокурором “при наличии к тому оснований”. При этом возобновление производства по прекращенному делу может иметь место лишь в случае, если не истекли сроки давности. 
78.  Статья 161 данного кодекса  гласит, что по общему правилу, данные, полученные в ходе расследования, не являются публичными и общедоступными. Решение о разглашении данной информации принимается органами прокуратуры при условии, что разглашение не нанесет ущерба следствию или правам и интересам лиц, имеющих непосредственное отношение к делу. Информация, относящая к частной жизни сторон по делу не может разглашаться без их согласия.  
79.  Статья 42 Закона о прокуратуре и Приказ Генерального прокурора № 44 от 26 июня 1998 года устанавливает специальную процедуру для возбуждения уголовного или административного производства в отношении сотрудников органов прокуратуры. В частности, в указанных документах имеется исчерпывающий перечень лиц, имеющих право возбуждать данное производство. 
D.  Гражданско-правовая компенсация за незаконные действия государственных органов
80.  Гражданский Кодекс РФ, вступивший в силу 1 марта 1996 года, предусматривает право на компенсацию ущерба, причиненного действием или бездействием государственного лица или органа (статья 1069). Статьи 151 и 1099 – 1101 Гражданского кодекса предусматривают право на компенсацию нематериального ущерба. Статья 1099, в частности, гласит, что нематериальный ущерб должен быть компенсирован безотносительно наличия компенсации за материальный ущерб.
ПРАВО
I.  ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ВОЗРАЖЕНИЯ ГОСУДАРСТВА
81.  Правительство сообщило Суду, что уголовное преследование предполагаемых преступников до сих пор продолжается на национальном уровне и отказалось от предоставления дальнейших пояснения по делу.
82.  Если данное возражение имело своей целью указать на неисчерпание заявителем всех средств национальной защиты, то Суд отмечает то, что Государство-ответчик не опровергало то, что национальные средства правовой защиты, использованные заявителями, чтобы добиться справедливости по их делу, были неэффективными или неподходящими для данной ситуации.
83.  Суд также отмечает, что первая заявительница первый раз заявила о событиях 25 ноября 1999 года на следующий день после них – 26 ноября 1999 года. Затем дело прекращалось и возобновлялось несколько раз. 22 августа 2005 года, почти пять лет и девять месяцев спустя после первого заявления заявительницы, следствие по делу опять возобновилось и 14 февраля 2007, когда Государство предоставило свои возражения, дело все еще находилось на стадии расследования.  В отсутствие каких-либо подтверждений обратного Суд считает, что Правительство имело достаточно времени для разрешения дела заявителей на национальном уровне. Кроме того, заявители принимали участие во всех слушаниях и следственных действия на национальном уровне и ничего в материалах дела не указывает на то, что они избегали использовать доступные средства правовой защиты для обжалования действий и решений официальных органов по их делу.  
84.  В свете вышесказанного Суд приходит к выводу, что заявители выполнили свое обязательство по использованию всех доступных средств внутригосударственной правовой защиты и отвергает возражения Правительства по этому поводу.
II.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 3 КОНВЕНЦИИ В ОТНОШЕНИИ ПЕРВОЙ ЗАЯВИТЕЛЬНИЦЫ
85.  В соответствии со статьей 3 Конвенции заявительница жаловалась на то, что неоднократно подвергалась изнасилованию и жестокому обращению со стороны сотрудников милиции и прокуратуры 25 ноября 1999 года. Первая заявительница также жаловалась на то, что официальные органы не выполнили свое обязательство в части проведения адекватного расследования ее жалобы. Статья 3 Конвенции гласит:
“Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.”
A.  Возражения сторон
86.  Правительство выразило свое несогласие с жалобой первой заявительницы и указало, что 29 апреля 2005 года Прокуратура области возобновила следствие по факту событий, произошедших 25 ноября 1999 года. Правительство заявило, что считает невозможным далее комментировать жалобу на данный момент. В своих дополнительных возражениях Правительство также отказалось комментировать сами обстоятельства дела.
87.  Первая заявительница настаивала на своей жалобе. В частности, она утверждала, что в материалах дела содержатся достаточные доказательства применения к ней жестокого обращения и пыток и что следствие не выполняет требования статьи 3 в части процессуальных обязательств государств.   
B.  Оценка Суда
88.  Суд считает возможным начать изучения жалоб первой заявительницы, поскольку она заявляет о нарушении процессуальных обязательств в рамках статьи 3 Конвенции, и затем перейти в к оценке самих обстоятельств дела. 
1. Предполагаемая неадекватность расследования
(a) Наличие обоснованной жалобы на применение жестокого обращения
89.  Суд отмечает, что первая заявительница пожала жалобу о событиях, имевших место 25 ноября 1999 года, на следующий день после этого. Органы следствия провели обыски на месте происшествия и обнаружили два использованных презерватива и две салфетки со следами спермы. 25 апреля 2000 четверым предполагаемым преступникам было предъявлено обвинение и 5 июля 2000 обвинительное заключение было передано в суд.
90.  Учитывая тот факт, что совокупность собранных органами следствия доказательств на первоначальной стали расследования, и тот факт, что местные власти сочли эти доказательства достаточно серьезными для построения на них обвинения в отношении предполагаемых преступников в суде, Суд приходит к выводу, что жалобы первой заявительницы о применении к ней насилия были полностью обоснованными. 
(b) Основные принципы, относящиеся к эффективности расследования
91.  Суд напоминает, что когда лицо подает обоснованную жалобу о применении к ней или к нему жестокого обращения представителями полиции в нарушение статьи 3 Конвенции, необходимо также обращаться к обязательствам, наложенным на государства в рамках статьи 1 Конвенции “обеспечивать защиту прав и свобод лиц, находящихся под юрисдикцией…”, которые в совокупности требуют обеспечения эффективного расследования по жалобе.  Суд также отмечает, что изнасилования является чрезвычайно тяжелым фактом в жизни жертвы, что усиливает обязательства государства по проведению эффективного расследования (см. S.W. v. the United Kingdom, решение от 22 ноября 1995, Серия A № 335 B; C.R. v. the United Kingdom, решение от 22 ноября 1995, Серия А № 335 C; и M.C. v. Bulgaria, № 39272/98, § 153, ECHR 2003 XII). Эффективного официальное расследование должно приводить к установлению и наказанию лиц, совершивших нарушение (см. Assenov and Others v. Turkey, решение от 28 октября 1998, Доклады 1998-VIII, стр. 3290, § 102, и Labita v. Italy [GC], № 26772/95, § 131, ECHR 2000-IV). Минимальные стандарты эффективности расследования, определяемые практикой Суда, также включают в себя требования о независимости, беспристрастности, The minimum standards as to effectiveness defined by the Court's case-law also include the requirements that the investigation must be independent, impartial and subject to public scrutiny, and that the competent authorities must act with exemplary diligence and promptness (see, for example, Isayeva and Others v. Russia, nos. 57947/00, 57948/00 and 57949/00, §§ 208-13, 24 February 2005).
(c) Применение указанных принципов
92.  Таким образом, необходимо ответить на вопрос, выполнили официальные органы свое обязательство провести эффективное официальное расследование обстоятельств дела.
93.  Суд в этой связи отмечает, что расследование по жалобе первой заявительницы началось как только она подала ее в соответствующие компетентные органы и что, на тот момент официальные органы  действовали активно  и своевременно. В частности, органы следствия обыскали место происшествия, что позволило обнаружить два использованных презерватива и две салфетки со следами спермы на них (см. Параграфы 45 и 47). Органы также допросили возможных свидетелей и  организовали необходимые медицинские экспертизы собранных улик (см. Параграфы 41, 42, 43 и 46). 25 апреля 2000 года, всего пять месяцев спустя после события, четверым предполагаемым виновным сотрудникам  органов было предъявлено обвинение и 5 июля 2000 обвинительное заключение было направлено в суд для рассмотрение по существу (см. параграф 37).   
94.  Однако, Суд отмечает, что в ходе предварительного изучения дела 16 августа 2000 года суд обнаружил некоторое количество серьезных нарушений национального процессуального права, которые в свою очередь нарушали права обвиняемых, включая нарушение специальной процедуры возбуждение уголовного дела в отношении сотрудников прокуратуры, которое привело к тому, что обвиняемые теряли всякий процессуальный статус в деле вплоть до 25 апреля 2000 года, а собранные по делу доказательства становились недопустимыми (см. Параграф 52). Дело было возвращено на дополнительное расследование и позже прекращено органами прокуратуры по причине, среди прочих, невозможности исправить ошибки, допущенные в ходе предыдущих пяти месяцев следствия (см. Параграфы 58 и 59). Поскольку собранные по делу  доказательства  были признаны судом недопустимыми, их невозможно было повторно использовать при дополнительном расследовании и в свете этих обстоятельств было неудивительно, что дело прекратили за отсутствием состава преступления.  
95.  изучив обстоятельства дела, Суд пришел к выводу, можно считать, что официальные власти предприняли необходимые меры для установления и наказания виновных в данном преступлении и если бы не признание основного объема доказательств недопустимыми судом (см. параграфы 49, 51-52 и 58-59), то расследование проведенное в течение первых  пяти месяцев, должно было бы быть признано соответствующим требованиям статьи 3 Конвенции.  Однако, остается тот факт, что компетентные органы допустили процессуальные нарушения, которые в последствии невозможно было устранить, и которые привели к полнейшему тупику в расследовании в отношении предполагаемых виновных сотрудников государственных органов. 
96.  В отсутствие какого-либо удовлетворительного объяснения  этих ошибок со стороны Правительства, Суд считает основной причиной данных ошибок полную некомпетентность органов прокуратуры, которые проводили расследование с 26 ноября 1999 года по 5 июля 2000 года. 
97.  Соответственно, Суд находит, что в данном деле имело место нарушение статьи 3 Конвенции в части отсутствия эффективного расследования жалоб первой заявительницы на жестокое обращение.
2.  Предполагаемое жестокое обращение со стоны представителей государства
98.  Далее Суд перейдет к рассмотрению вопроса, подвергалась ли первая заявительница жестокому обращению в нарушение статьи 3 Конвенции.
(a)  Основные принципы
99.  Суд неоднократно отмечал, что статья 3 Конвенции защищает одну из фундаментальных ценностей демократического общества и в абсолютных терминах запрещает применение пыток, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения (см., например, Аксой против Турции, решение от 18 декабря 1996 года, Отчеты 1996-VI, стр. 2278, пар. 62, и Айдын против Турции, решение от 25 сентября 1997 года, Отчеты 1997-VI, пар. 81). Далее Суд отмечает, как уже было отмечено неоднократно, то, что официальные власти имеют обязательство защищать физическую неприкосновенность лиц, лишенных свободы,  и что при оценке доказательств в делах такого рода применяется принцип “ доказанность вне разумных сомнений” (см. Ирландия против Соединенного Королевства, решение от 18 января 1978 года, Серия А № 25, стр. 64 – 65, пар 161). Такой уровень доказанности может происходит из  наличия совокупности достаточно сильных и согласующихся между собой выводов или из похожих между собой и не опровергнутых описаний факта. Там, где рассматриваемые события полностью, или в большей части, находятся под контролем государства, как в случаях с лицами, лишенными свободы, веские основания полагать, что факт нарушения имел место, возникают в случае появления травм в то время, когда лицо было лишено свободы. 
100.  Таким образом, бремя доказывания может быть возложено на власти в виде требования предоставить удовлетворительные и адекватные объяснения происхождения травм (см. Рибич против Австрии, решение от 4 декабря 1995 года, Серия А № 336, пар. 34, и Салман против Турции № 21986/93, пар. 100, ECHR 2000-VII). Суд далее отмечает, что, будучи щепетильным в исполнении своей субсидиарной по сути роли и осторожным при оценке доказательств, предназначенных для анализа судом первой инстанции, он не связан выводами национальных судов и может иметь отдельное от них мнении, когда это становится неизбежным в определенных обстоятельствах при анализе дела ( см., например Матияр против Турции, № 23423/94, пар. 108, от 21 февраля 2002 года;  для сравнения: Эдвардс против Соединенного Королевства, решение от 16 декабря 1992 года, Серия А № 247-В, стр. 12, пар. 34, и Видал против Бельгии, решение от 22 апреля 1992 года, Серия А № 235-В, 32 – 33, пар. 33 – 34).   
(b)  Оценка доказательств
101.  В данном деле первоначальное расследование по факту событий, произошедших 25 ноября 1999 года, привело к обнаружению улик в виде использованных презервативов, один из которых, с очень высокой степенью вероятности в 99,9999%, имел на себе следы вагинального эпителия первой заявительницы (см. параграф 46), Двух салфеток, на которых тоже были обнаружены следы спермы (см. параграф 47), одежды со следами спермы, которая была на заявительнице в тот день (см.  параграф 48), одежды, принадлежащей сотруднику милиции Х, которая была также на нем в указанный день и на которой также были следы вагинального эпителия такой же антигенной группы, что и у заявительницы (см. параграф 44), медицинской справки, подтверждающей попытку заявительницы вскрыть себе вены и признательного показания, написанного заявительницей (см. Параграф 43), которые подтверждают описания событий, приведенные первой заявительницей, как относительно изнасилования, так и относительно различных методов унижения и жестокого обращения со стороны представителей государства.  Действительно, учитывая то, что обвинительное заключение от 5 июля 2000 года было основано, среди прочего, на указанных выше доказательствах, а также учитывая количество прекращений и возобновлений следствия (см. Пар. 58 – 70), можно утверждать, что власти признавали жалобы заявителей правдоподобными и обоснованными. 
102.  Далее Суд обращает внимание на свой вывод относительно нарушения процессуальных обязательств в рамках статьи 3 Конвенции (см. пар. 92 -97) и на тот факт, что национальный суд объявил указанные доказательства неприемлемыми исключительно на основании н

19 марта 2008, 17:17

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Яндекс.Метрика