русский | english
Политика конфиденциальности

Дело Александра Бычкова (Лешего)

21 апреля 2009, 11:33

Дело находится на стадии следствия

Фабула

В середине марта 2008 года средства массовой информации опубликовали историю гибели отшельника, проживавшего в Кологривском лесу (Костромская область). По сообщениям СМИ, неизвестный мужчина по прозвищу «Леший» почти двадцать лет проживал на территории Кологривского заповедника без ведома местных властей, незаконно занимался вырубкой леса и охотой. В результате операции Костромского ОМОНа и сотрудников милиции города Кологрив «Леший» был убит выстрелом в голову. По официальным сообщениям, гибель отшельника 14 марта 2008 года стала случайным результатом операции «по обезвреживанию вооруженного до зубов браконьера». Погибший был опознан родственниками как житель Костромской области Александр Геннадьевич Бычков, которого еще в 1990 году суд признал умершим.
 
В конце апреля - начале мая 2008 года Сводная мобильная группа (СМГ) Фонда «Общественный вердикт» и Рязанского общества «Мемориал» в рамках проекта "Противодействие произволу правоохранительных органов: Сводные мобильные группы российских правозащитных организаций» выехала в Костромскую область для выяснения обстоятельств гибели «Лешего». Кроме того, эксперты мобильной группы должны были выяснить, имелись ли законные основания для задержания этого гражданина и для применения Костромского ОМОНа во время задержания.
 
Члены мобильной группы побеседовали с жителями городов Мантурово, Кологрив, деревень Суховерхово, Починок, Федорково, поселка Аверьяновка. Вопреки большинству публикаций, а также комментариям администрации заповедника и представителей правоохранительных органов, опрошенные опровергали сообщения о том, что «Леший» занимался браконьерством и воровством, «держал в страхе» местных жителей. Напротив: многие, кто периодически общался с отшельником лично, отмечали его доброжелательность, общительность, открытость. Опасаться выходить из леса он начал только после того, как был создан Кологривский заповедник. По словам жителей, «Леший» жаловался знакомым, что работники заповедника ему угрожают.
 
Кроме того, вызвало сомнение утверждение официальных лиц о том, что «Леший» скрывал свое настоящее имя. Согласно сведениям, полученным в результате бесед с местными жителями, за полгода до трагедии сотрудники милиции изъяли у отшельника паспорт. При этом сложилось убеждение, что сотрудники правоохранительных органов знали имя и фамилию гражданина, к которому они приходили в жилище, расположенное в Кологривском лесу.
 
Из бесед с представителями Мантуровского межрайонного следственного отдела экспертам мобильной группы удалось выяснить, что в операции по задержанию «Лешего» принимали участие не 10, как было заявлено в СМИ, а 16 человек, из них 8 сотрудников ОМОНа, вооруженных огнестрельным оружием (один – снайперской винтовкой). Пулевое ранение в голову «Леший» получил не из снайперской винтовки, как сообщалось в СМИ, а из автомата.
 
Руководство заповедника на официальный запрос правозащитников по «делу «Лешего» решило ответов не давать. Представители правоохранительных органов города от официального ответа также отказались, однако исполняющий обязанности начальника Кологривского ОВД подполковник милиции Андрей Потёмкин посоветовал направить запрос об обстоятельствах операции в пресс-службу МВД Костромской области.
 
По выводам сводной мобильной группы, органы предварительного расследования не вызывали и не допрашивали в качестве свидетелей лиц, которые знали и могли дать информацию о данных, имеющих существенное значение для расследования дела. Это стало известно из бесед с потенциальными свидетелями. Также есть основания полагать, что местожительство «Лешего» и его личность были известны, в том числе и должностным лицам правоохранительных органов Кологривского района, еще до произошедших событий. Поэтому, информация о том, что «Леший» якобы был «неизвестным бородачом», не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Кроме того, есть причины сомневаться в правомерности применения силы в отношении гражданина, жившего в Кологривском лесу. Прежде всего, это касается руководителей Костромского УВД, которые санкционировали сомнительные оперативно-розыскные мероприятия по установлению местонахождения «Лешего», а затем, без должных оснований, применили в отношении него силу с использованием специального подразделения (бойцов ОМОНа). Усматривается, что у органов власти не было должных доказательств того, что «Леший» занимался противоправной деятельностью или совершил какие-либо преступления.
 
Следовательно, применение силы, повлекшее смерть человека, не было оправдано.
Получить код страницы Версия для печати