русский | english
Политика конфиденциальности

Дело Владимира Каратаева

Дело закрыто

Общественное расследование

Потерпевшие – родители Каратаева не согласны с позицией следствия. Потерпевшие выдвигают версию о том, что 12 октября 2004 г. Греф и Лапицкий вместе с Митюшовым, Хуснутдиновым и Ботченко, зная о наличии у Каратаева В.Н. крупной суммы денег, совместными действиями избили его, причинив опасные для жизни телесные повреждения, а затем, выведя потерпевшего из помещения кафе, открыто похитили у него личные вещи и деньги и оставили потерпевшего в беспомощном, угрожающем его жизни состоянии на улице. Примерно в 23 час 30 мин Лапицкий вместе с вызванным им патрульным нарядом милиции, после преследования пытавшегося скрыться от него Каратаева В.Н., задержал его и доставил в отделение милиции, где последний подвергся пыткам, а затем вновь был привезен на место происшествия и оставлен там. В ту же ночь примерно в 1 час. 30 мин. (13 октября 1998 г.) Каратаев В.Н. был задушен вернувшимися на место происшествия Лапицким и Ботченко.

Кроме того, следствием по данному делу установлено, что 13 октября 1998 г. в 0 час. 46 мин. на станцию скорой и неотложной помощи г. Кемерово диспетчеру Ананьевой А.П. поступило телефонное сообщение от несовершеннолетних Новиковой и Крюковского об обнаружении ими в мужчины беспомощном состоянии (Каратаева В.Н.). Ананьева в нарушение своих функциональных обязанностей восприняла вызов как ложный и, предложив подросткам продублировать вызов кем-либо из взрослых, бригаду скорой помощи для оказания мед. помощи Каратаеву В.Н., который по утверждению подростков был еще жив, не направила. 28 октября 2003 г. данное уголовное дело прекращено производством в связи с отсутствием в действиях Ананьевой состава преступления. В обоснование принятого решения положено отсутствие причинно - следственной связи меду бездействием Ананьевой и смертью Каратаева В.Н., а также, то обстоятельство, что Ананьева не осознавала, что потерпевший нуждается в помощи

Пока шло следствие, прокуратура пыталась обвинить потерпевшего Каратаева Н.И в подкупе свидетеля. Так, в мае 2001 г. следователь Ленинского р-на гор. Кемерово Павлов А.С. вынес постановление о привлечении Каратаева Н.И. в качестве обвиняемого по ч.1 ст. 309 УК РФ, а также вынес постановление о применении к нему меры пресечения - подписки о невыезде и объявил его розыск Следствием по данному уголовному делу установлено, что Каратаев Н.И. в декабре 2000 г. передал свидетелю по уголовному делу об убийстве его сына Давлятшиной и её мужу 60 рублей Каратаев Н.И. утверждает, что эти деньги он передал Давлятшиной в возмещении понесенных ею расходов по явке для участия в следственных действиях по уголовному делу об убийстве его сына. 30 июля 2001 г. старший прокурор – криминалист управления криминалистики Главного следственного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации Стародумов В.Ф., своим постановлением отменил постановления о привлечении Каратаева Н.И. в качестве обвиняемого.

Почти все время свидетель Давлятшина и ее муж подвергались давлению со стороны сотрудников милиции, по утверждению Каратаева Н.И., с ведома Годовалова В.П. и Павлова А.С. "свыше 10 раз" принудительно доставлялась работниками милиции в отделение милиции, помещалась в "клетку", где до проведения допросов и очных ставок незаконно содержалась в течение 4-6 часов, после чего "отказывалась от своих честных показаний или искажала их под диктовку допрашивающих". Во время этих "задержаний" сотрудники милиции "выкручивали ей руки", помещали в "клетку" с посторонним мужчиной, в присутствии которого она вынуждена была отправлять естественные надобности, высказывали ей угрозы расправой (в том числе и Лапицкий). В одном из случаев вместе с Давлятшиной задерживался и помещался в "клетку" её муж, который пытался вступиться за неё. При этом работниками милиции ему также высказывались угрозы расправой, и он подвергался побоям и другому насилию.

02 ноября 2004, 16:14