русский | english
Политика конфиденциальности

Дело Михаила Залетина

07 декабря 2010, 10:16

Дело находится на стадии судебного рассмотрения

Фабула

5 июня 2004 года прапорщик милиции Михаил Залетин, неся службу на посту ДПС, остановил автомашину «Скания» которой управлял Тимофеев А.П.. Тимофеев находился за рулем в состоянии алкогольного опьянения. Залетин дал понять Тимофееву, что не будет составлять надлежащих документов и осуществлять установленных законом мероприятий, если Тимофеев даст ему, Залетину, взятку размером в 3000 рублей. У Тимофеева требуемой суммы не оказалось. Тогда Залетин отказался вернуть Тимофееву его паспорт гражданина РФ и талон технического осмотра автомашины «Скания», сказав, что документы он отдаст Тимофееву 10 июня 2004 года после передачи ему указанной суммы. Тимофеев обратился в прокуратуру с жалобой о вымогательстве взятки. 10 июня 2004 года в соответствии со ст. ст. 91-92 УПК РФ Залетин М.А. был задержан по подозрению в совершении указанного преступления. 15 июня 2004 года судьей Калининского районного суда Тверской области в отношении подозреваемого Залетина М.А. было вынесено постановление об избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу.

Согласно медицинским документам, Залетин М.А. страдал сахарным диабетом. Залетин был обучен расчету доз инсулина и калорийности пищи, нуждался в постоянном контроле сахара крови от 1 до 4-5 раз в сутки и инъекциях инсулина 4 раза в день, должен был соблюдать диету и при необходимости принимать дополнительно пищу и в ночное время.

12 июня состоялось первое заседания суда Калининского района Тверской области по определение меры пресечения для Михаила Залетина. Адвокатом Экаевым и родителями Залетина в суд были представлены медицинские документы о болезни Михаила, в том числе эпикриз, подписанный лечащим врачом поликлинического отделения горбольницы № 7. Судья Т.В. Кубарева отложила решение суда на три дня в связи с тем, что на одном из медицинских документов не была проставлена дата. Все эти праздничные дни Михаил оставался в ИВС, где в случае обострения болезни он не мог получить должной медицинской помощи. Тем не менее, глюкометр в ИВС у Михаила не изымали, шприц ручки оставались при нем.

15 июня в суд был представлен прогностическая справка на больного Залетина. В этой справке разъяснялась суть заболевания, а также делался анализ возможных самых негативных последствий для больного диабетом, если каким-либо образом будет нарушено строгое следование определенным медико-санитарным правилам.

Однако суд вынес постановление об избрании в отношении Залетина меры пресечения в виде заключения под стражу, и он был помещен в учреждение ИЗ 69/1 г. Твери.

18 июня адвокат Залетина Аблулла Экаев подал кассационную жалобу в Тверской областной суд решение судьи Калининского районного суда с просьбой отменить постановление суда об избрании меры пресечения – содержание под стражей. Тверской областной суд решение суда Калининского районного суда от оставил в силе.

23 июня родители Залетина получили единственное свидание с сыном. Родители сразу обратили внимание, что Михаил был небрит. Залетин сказал, что в камере условия хорошие, попросил передать инсулин пролонгированного действия, но не на что не жаловался, сказал лишь, что тюремную пищу он и его сокамерники не едят, а готовят сами.

Отец запомнил, как, прощаясь, Михаил сказал: «Я отсюда, наверное, не скоро выйду». Все это время, пока Михаил был заключен под стражу, родители не знали, как помочь больному сыну. Носили для передачи необходимые для больного диабетом продукты, обращались к руководству СИЗО с напоминанием о его состоянии, о том, что ему показано диетическое питание, просили обеспечить сыну медико-санитарные условия, но наталкивались на непонимание. Так, копию медицинской карты Михаила пришлось передавать сотруднику СИЗО на улице, брался сотрудник передавать карту неохотно. Попали ли эта медицинская карта в руки тюремному врачу, неизвестно.

29 июня около 17 часов, состояние Михаила Залетин резко ухудшилось, он был близок к коматозному состоянию, наступила т.н. предкома. В это время в следственном изоляторе врача не было. В 16.00 врачи покидают СИЗО, и на дежурстве остается лишь фельдшер. Сокамерники сообщили охране о состоянии Михаила. В сопровождении охраны сокамерники на одеяле перенесли Михаила в медпункт СИЗО. Через час-полтора Михаил вернулся в камеру самостоятельно.

Что помешало именно в тот момент госпитализировать Михаила Залетина – неизвестно.

30 июня, около 2 часов ночи у Михаилом Залетиным случилось новое обострение болезни, он начал биться в судорогах, затем потерял сознание и впал в кому. Заключенные вызвали охрану, а затем долго ждали фельдшера. Так долго, что в соседних камерах, знавших о тяжелом состоянии Залетина, тоже стали стучать в двери и звать на помощь. Когда фельдшер, наконец, появился, Михаила снова на одеяле понесли в указанное место. К приезду в СИЗО кареты «скорой помощи» Михаил был уже мертв.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Получить код страницы Версия для печати