русский | english
Как можно помочь Фонду?

Непробиваемые

20 сентября 2013, 12:30

Верховный суд России направил всем судьям большой обзор, как выявлять пытки и дискриминацию, подготовленный экспертами ООН. Согласно международным рекомендациям, отвечать за мучения подозреваемых должны и начальники, и подчиненные. А сотрудники судебной системы должны проходить специальную подготовку, позволяющую выявлять и пресекать пытки.

Правовые позиции Комитета против пыток ООН - не просто добрые пожелания каких-то далеких экспертов. Наши люди в мантиях обязаны в подобных вопросах ориентироваться на международные нормы, так что отложить рекомендации в стол никак нельзя.

Один из принципиальных вопросов: жертвы допросов с пристрастием должны иметь право на компенсацию. И не только денежную. После жесткого разговора с правоохранителями иной раз не худо сразу отправлять человека на реабилитацию в какую-нибудь больницу, а лучше прямо в санаторий. Сами же костоломы должны извиниться и ответить перед законом. Так требуют в ООН.

Причем подчиненные не могут ссылаться, что выполняли приказ. Если работал засучив рукава, выбивая показания, начальник тебя не прикроет: придется сесть. "В то же время лица, облеченные высокими полномочиями, включая государственных должностных лиц, не могут являться неподотчетными или уклоняться от уголовной ответственности за акты пыток или жестокого обращения, совершенные их подчиненными", - полагают эксперты ООН. Если большой начальник знал, что в подвалах его конторы пытают или могут пытать людей, но ничего не сделал, чтобы предотвратить, то должен ответить.

Рекомендации написаны не по нашему поводу. Эксперты ООН собирали материал со всего мира. Оказалось, что так или иначе проблемы есть везде, даже в развитых странах. В мире есть просто ужасные места. Но и нам здесь есть о чем подумать.

Наша страна, кстати, смотрится не так уж плохо на фоне обзора ООН. Более того, многие рекомендации Комитета против пыток у нас выполнены. Например, у нас давно введен общественный контроль за тюрьмами. А это и есть одна из рекомендаций международного сообщества. Но все-таки, если положить руку на сердце, придется признать, что и у нас не все гладко.

Комитет ООН призывает государства создавать специальные правозащитные отделения в рамках полицейских сил и подразделения, состоящие из сотрудников, прошедших специальную подготовку по расследованию случаев сексуального насилия, включая насилие в отношении мужчин и мальчиков, в целом насилия в отношении детей. Такие подразделения должны защищать и наиболее уязвимые группы населения, потому что право на человеческое отношение есть у всех. Появится ли в наших спецслужбах такой правозащитный спецназ? На данный момент вопрос скорее риторический.

Кстати, несколько лет назад в Швейцарии была создана специальная служба по борьбе с пытками с самыми серьезными полномочиями. О ней представители Швейцарии рассказали представителям российского тюремного ведомства, изучавшим в Цюрихе местные казенные дома. По словам сотрудников тюрем альпийской республики, спецслужба против пыток может нагрянуть в любую тюрьму без приглашения круглые сутки. Все двери перед ней открыты. Точно так же под контролем и полицейские участки, и другие места, где человеку могут сделать плохо. При этом вряд ли кто усомнится, что пытки для швейцарских правоохранителей, мягко говоря, не самая большая проблема. Тем не менее тамошнее государство решило перестраховаться.

Если говорить начистоту, у многих наших правоохранителей сильно убеждение, что если не поднажать на преступника (точнее - предполагаемого преступника), то правды от него не добьешься.

Только в книжках умные следователи побеждают воров силой интеллекта, в жизни порой бывает иначе. Жесткие способы расследования преступлений многим кажутся эффективными, а мягкость - мягкотелостью. Тем не менее, если подходить к расследованию с умом, а не кулаком, наверное, шансов достичь справедливости больше.

По мнению представителей ООН, сотрудники судебной системы должны проходить специальную подготовку для ознакомления с различными видами воздействия пыток и жестокого обращения, "в том числе воздействия на жертв из маргинализированных и уязвимых групп, и освоения навыков предупредительного отношения к жертвам пыток и жестокого обращения, в том числе в форме сексуальной или гендерной дискриминации", чтобы не допускать ничего подобного. И видеть пытки за версту.

Еще одно пожелание от международных экспертов: в рамках как судебного, так и несудебного производства в отношении жертв пыток необходимо проявлять чуткость. Человек и так пережил страшное, так что не надо добавлять ему душевной боли. Научить такому отношению должна специальная подготовка. Также каждый человек должен знать, куда пожаловаться.

А государство обязано обеспечить, чтобы жалобный стон дошел по назначению. "Механизмы рассмотрения жалоб должны быть известны и доступны общественности, в том числе лицам, лишенным свободы, вне зависимости от их нахождения под стражей, в психиатрических лечебницах или иных местах, с помощью, например, телефонных "горячих линий" или ящиков "для конфиденциальных жалоб" в местах лишения свободы, и лицам, принадлежащим к уязвимым или маргинализированным группам, включая лиц, которые, возможно, обладают ограниченными коммуникативными способностями", - говорится в правовых позициях ООН.

С этим у нас проблем нет. Более того, многие телефоны по приему жалоб работают в круглосуточном режиме. Письма в прокуратуру, другие важные инстанции из тюрьмы не подлежат цензуре. Недавно в закон была внесена норма, выводящая из-под цензуры и письма в некоторые международные организации по защите прав человека и борьбе с пытками.

Большое внимание в рекомендациях ООН уделяется и защите различных уязвимых групп, дискриминации по расовому или половому признаку и тому подобное. Например, подробно разбирается случай в Болгарии, где женщина безуспешно пыталась найти защиту от мужа. Принцип "бьет, значит, любит" экспертам ООН не известен. Впрочем, домашнее насилие - не повод для шуток. Если близкий человек стал тираном, семью надо спасать.

В разбираемом судом деле местный суд отказался выдать женщине защитный ордер, решив, что удар кулаком в лицо это еще не страшно. "...В соответствии с описанием, нанесение удара не ассоциируется с нарушением физической неприкосновенности истца", - цитирует ООН болгарских судей. "Нанося удар кому-либо, вы можете совершить акт насилия, но только после превышения определенных пределов противоправного деяния, и в данном случае в заявлениях истицы отсутствует четкое подтверждение того, как именно был нанесен удар, в частности на день проведения процедуры, и как была нарушена ее неприкосновенность". В Комитете против пыток с таким подходом не совсем согласны.

"Суды также применили крайне высокие стандарты доказанности, потребовав, чтобы акт совершения бытового насилия был доказан при отсутствии разумного сомнения, тем самым всецело возложив бремя доказывания на автора, и на основании собранных доказательств пришли к выводу, что конкретный акт бытового насилия не имел места", сказано в рекомендациях.

При этом надо учитывать, что предметом для правовой оценки стал болгарский закон о защите от бытового насилия. Согласно ему, жертв домашних тиранов могут направлять в специальные приюты, а самим тиранам выдавать запретные ордера - не трогать, не приближаться. Это называется приказы о защите. У нас такого института в законодательстве нет. Может, стоит об этом подумать? По мнению некоторых экспертов, оттолкнуться можно и от недавно внесенных поправок в Гражданский кодекс, позволяющим судам выносить постановления о запрете тех или иных действий - своего рода охранные грамоты.

Владислав Куликов, "Российская газета"

Получить код страницы Версия для печати