русский | english
Политика конфиденциальности

Юрий Вдовин: Присяжные стимулируют суд ориентироваться на закон

20 октября 2006, 11:55

В Санкт-Петербурге третий раз присяжные заседатели выносят вердикт, фактически оправдывающий убийство граждан не славянского вида. Почему? Конечно, общее состояние умов в России носит не ярко выраженный, но все же ксенофобский характер: более 55% граждан поддерживают лозунг «Россия для русских».
Обстановка на рынках для многих выглядит как захват нерусскими, хотя такое возможно исключительно при попустительстве, если не при участии властей. А антигрузинская истерия и неожиданные тотальные депортации людей по признаку национальной принадлежности вообще делают для россиян ксенофобию вполне нормальным состоянием. Так что вполне возможно, общее ксенофобское состояние общества отразилось и на умах присяжных, которые, как подтвердила публично и губернатор города Валентина Мативенко, отражают состояние общества.
Но только ли это?
Процесс с участием присяжных – это качественно иной судебный процесс по сравнению с традиционным советским (а он такой в России и остается). Обвинение привыкло и знает, что суд послушно проштампует предложенное им наказание, потому что раз дело дошло до суда – значит, нужен обвинительный приговор. Так зачем особенно стараться в ходе следствия и подготовки дела для суда? Вчитываться во всякие УПК – лишняя морока. Судья и так все понимает.
Кстати, о понимании судов. В ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленобласти был выпущен секретный приказ №0215 от 30.09.2006, видимо, о защите жителей города от… грузин. В развитие этого приказа и.о. начальника ГУВД генерал-майор милиции Пиотровский В.Ю. потребовал от своих подчиненных, в частности:
«2. Инициировать перед судами при рассмотрении дел о нарушении правил пребывания иностранных граждан принятие решений только о депортации указанной категории граждан с содержанием в ОПР ГУВД.
Проведение данных мероприятий согласованы с УФМС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, а принятие решений – с судом Санкт-Петербурга и судом Ленинградской области».
По-моему, это новое слово в юриспруденции. Или нет?
Вот так и следователи относятся к делам, которые они готовят для суда. А тут - присяжные. Перед следователями и обвинением вступает в силу непривычный для них действительно состязательный принцип проведения судебного процесса, когда перед судьями и присяжными соревнуются в изложении своих версий обвинение и защита на равных. И адвокаты защиты чаще всего оказываются более профессиональны, чем работавшие в тепличных условиях и потерявшие из-за этого квалификацию представители обвинения.
Впрочем, не исключен и умышленный развал дела в суде. Потому что в среде прокуроров и следователей ксенофобские настроения значительно более распространены, чем в среднем по России. Не исключено и оказание какого-то давления на присяжных. Ведь пока в их деятельности нет ни стимулов, ни механизмов и гарантий их защиты.
Так или иначе, все это заставляет многие горячие головы сомневаться в целесообразности самого института присяжных заседателей. Мол, не понимают, не знают, не умеют.
Но смысл суда присяжных в том, что это своего рода помощь профессиональным юристам при рассмотрении дел – чем меньше ангажированы присяжные информацией по существу дела, чем меньше их заинтересованность в результатах судебного разбирательства с точки зрения интересов сторон, тем полезнее для вынесения приговора их взгляд на процесс.
Нельзя внедрить суд присяжных в нашу больную судебную систему сразу и с позитивным результатом. Нельзя сразу научить судей задавать правильные и грамотные вопросы присяжным, которые действительно помогут судье принять наиболее правильное и справедливое решение. И вообще, очень трудно реформировать нашу судебную систему, когда власть в этом не заинтересована. Ей привычнее и удобнее существовать в традиционном отсутствии реального разделения властей. Мы вышли из страны, где судебная власть прикрывала произвол исполнительной власти. Расстаться с этим привычным состоянием нынешняя власть, состоящая из функционеров советской власти, не хочет ни при каких обстоятельствах. А народ традиционно безмолвствует. И проклинает тех, кто пытается как-то противостоять реваншу советской партхозноменклатуры.
В этих условиях суды присяжных, несмотря на безусловные издержки переходного периода, стимулируют судебную систему хоть немного ориентироваться на закон. Что само по себе вселяет маленькую надежду на излечение судебной системы хотя бы в отдаленной перспективе.
Согласитесь, ошибочный приговор суда присяжных – меньшее зло, чем вынесение приговора по телефонному звонку.

Юрий Вдовин, заместитель председателя Санкт-Петербургской правозащитной организации «Гражданский контроль», АНН
Получить код страницы Версия для печати