русский | english
Политика конфиденциальности

Судебную систему ждет антикоррупционная реформа

28 февраля 2006, 10:08

По сведениям Ъ, пакет поправок в законодательство по борьбе с коррупцией в правоохранительной системе и судах, подготовленный президентским полпредом Дмитрием Козаком, который даже называют "судебной реформой-2", уже имеет положительную визу Минюста и концептуально одобрен кабинетом в лице первого вице-премьера Дмитрия Медведева. Поправки частично пересматривают положения прошлой судебной реформы, подготовленной тем же Козаком. А эксперты сомневаются в эффективности предложенных мер и в том, что законопроекты вообще будут внесены в Думу.
В очередном пакете законодательных инициатив Дмитрий Козак предлагает обязать сотрудников МВД, ФСБ, прокуратуры и судей декларировать свои доходы и распространить на них понятие "конфликта интересов". Как и для госслужащих, предлагается создать внутриведомственные спецкомиссии по разрешению таких конфликтов. В рамках борьбы с "телефонным правом" всем сотрудникам органов и судьям вменяется в обязанность подавать рапорт или записывать в специальную книгу учета о случаях "склонения к необъективному и (или) незаконному исполнению обязанностей".
Кроме того, поправки Козака запрещают сотрудникам МВД и прокуратуры занимать одни и те же руководящие посты на местах больше пяти лет подряд. Де-факто речь идет об оформлении сложившейся практики: МВД, ФСБ и прокуратура проводят ротации своих местных начальников, чтобы те не обрастали коррупционными связями. Впрочем, в МВД эта практика дает сбои на местах, в частности, на вотчине Дмитрия Козака – в республиках Северного Кавказа. Хачим Шогенов возглавляет МВД Кабардино-Балкарии с 1992 года, а главу МВД Дагестана Адильгерея Магомедова не меняли с 1998 года.
Полпред предлагает также увеличить функции следствия. Следователи получат дополнительные основания для слежки и прослушек (если есть подозрение в коррупции), а сроки досудебных проверок вырастут с трех до десяти дней. Одновременно будет серьезно расширен арсенал этих проверок, фактически в него войдут все неотложные следственные действия: осмотры, освидетельствования, изъятия ценностей, документов, денежных средств и пр. При этом следователю уже не понадобится виза прокурора для возбуждения уголовного дела. Эта мера была введена новым Уголовно-процессуальным кодексом в 2001 году и в целом себя не оправдала, обернувшись ненужными техническими сложностями, говорят эксперты.
Наконец, полпред хочет коренным образом поменять порядок привлечения судей к уголовной ответственности. Для этого больше не потребуется согласия квалификационных коллегий судей, а решение о возбуждении уголовного дела будет принимать прокурор субъекта РФ. Заключение же будет давать председатель Высшего суда в регионе единолично. Таким образом – и в этом чуть ли не основная новация – устанавливается единый порядок привлечения судей к ответственности независимо от их ранга, будь то судья районного, Конституционного или Верховного суда. Сегодня возбудить уголовное дело против судьи может только генпрокурор по заключению коллегии из трех судей и согласию квалификационной коллегии. Этот порядок практически не позволяет привлекать судей к ответственности. Предлагается также упростить арест судьи. Кроме того, на судей в полном объеме распространяются "требования к служебному поведению, ограничения и запреты, связанные с прохождением государственной службы".
Что же касается борьбы с "телефонным правом", то эксперты не верят, что она даст эффект. "Это смешно,– комментирует Андрей Похмелкин из независимого экспертного совета.– Взятки они декларировать не будут, а медиативные структуры – комиссии по разрешению конфликтов интересов – в вертикальной системе правоохранения, основанной на подчинении, абсолютно бессмысленны". Ситуация с "телефонным правом", утверждают скептики, либо не изменится, либо просто выйдет за пределы зданий ведомств. "Судьям и так никто не звонит. Звонят председателям судов",– объясняет адвокат Анна Паничева.
Таким образом, речь идет о снижении гарантий для судей и о частичной ревизии судебной реформы 2001 года, которую нынешний полпред в ЮФО тогда проводил в жизнь в ранге заместителя главы администрации. "Дмитрий Николаевич и раньше хотел отказаться от вмешательства квалификационных коллегий, но тогда мы не дали ему это сделать (в рамках рабочей группы.– Ъ)",– вспоминает завсектором проблем правосудия Института государства и права РАН Игорь Петрухин. Он считает, что эту роль квалификационных коллегий необходимо сохранить. Но тут единого взгляда нет. "Убирают эти коллегии – дай бог,– с удовлетворением отмечает адвокат Паничева.– Они себя дискредитировали". Паничева защищала судью Алексея Меликова, которого по ходатайству председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой квалификационная коллегия лишила звания судьи за излишнюю мягкость приговоров. 8 февраля Алексей Меликов проиграл кассацию в Верховном суде и потерял надежду на восстановление. Это была расправа, а судьи и члены коллегий находятся в полной зависимости от председателей судов, объясняет Паничева, и теперь Меликовым пугают других судей.
Огромные полномочия и влияние председателей судов, назначаемых президентской администрацией, подвергаются сегодня самой жесткой критике. По мнению собеседников Ъ, именно через председателей судов в конечном счете исполнительная власть устанавливает контроль над судебной. "Не будет тотального влияния исполнительной власти на суды – не будет и коррупции",– уверен юрист Похмелкин.
Как и в случае с судебной реформой 2001 года, Дмитрий Козак продвигает идею силового бюрократического контроля над судами и правоохранительными органами. Со слов источника Ъ в Кремле, пакет антикоррупционных поправок подготовлен Дмитрием Козаком в ответ на поручение президента, прозвучавшее в связи с нашумевшим докладом полпреда о положении дел на Северном Кавказе. По мотивам того доклада Дмитрий Козак выступил с целом рядом инициатив федерального масштаба, в частности с идеей внешнего управления в регионах-банкротах.
Судьи, естественно, принимают эти поправки в штыки и не верят, что закон может быть в таком виде даже внесен в Государственную думу. "Я абсолютно уверен, что в таком виде законопроект принят не будет,– заявил Ъ председатель Совета судей РФ Юрий Сидоренко.– Если идеи законопроекта будут реализованы, судья будет защищен меньше, чем обычный гражданин".
По словам председателя Высшего арбитражного суда (ВАС) Антона Иванова, к проекту в целом он относится отрицательно. Устраивает его лишь положение об обязательном декларировании судьями и кандидатами в судьи имущества и доходов. Такая поправка, впрочем, уже подготовлена самим ВАС и, по данным Ъ, внесена в Госдуму.
Михаил Фишман, Ольга Плешанова Коммерсантъ
Получить код страницы Версия для печати