русский | english
Политика конфиденциальности

Следователи изнасиловали свидетельницу

08 июля 2005, 12:11

В Нижнем Новгороде в очередной раз прекращено уголовное дело об изнасиловании и избиении свидетельницы четырьмя следователями. Представитель России при Европейском суде по правам человека уверен, что предполагаемая жертва просто оговорила следователей. Теперь слово за судьями Страсбурга.
В четверг прокуратура Нижегородской области в очередной раз закрыла уголовное дело, возбужденное по факту изнасилования следователями жительницы Нижнего Новгорода Ольги Лисиной. В прокуратуре считают вину четверых сотрудников правоохранительных органов недоказанной.
Как следует из материалов дела, в ноябре 1999 года Ольга Лисина была вызвана в РОВД Нижегородского района в качестве свидетеля по делу об убийстве, обвиняемым по которому проходил ее приятель. На допросе она не сообщила следователю те факты, которые он ожидал услышать.
Тогда старший оперуполномоченный Нижегородской райпрокуратуры Андрей Хмелев, согласно показаниям самой потерпевшей, приковал Лисину наручниками к стулу и изнасиловал.
Затем в течение нескольких часов оперативник избивал свидетельницу, надевал ей на голову противогаз и перекрывал доступ кислорода, а в конце концов пропустил через тело ток. Ближе к окончанию рабочего дня в РОВД, сообщила на допросах Лисина, зашли старший следователь районной прокуратуры Владимир Серов и следователи Юрий Жиряков и Александр Мильков. Серов увидел на свидетельнице шарф с символикой футбольного клуба ЦСКА, после чего несколько раз ударил ее, заставляя выкрикивать нецензурные выражения в адрес этого клуба. Ближе к ночи Лисину отпустили из здания РОВД, а на следующий день потерпевшая подала заявление об изнасиловании в ту же районную прокуратуру, где работали ее мучители.
Заместитель прокурора Нижегородского района Леонид Денисов возбудил уголовное дело в отношении следователей и оперативника. Всем четверым было предъявлено обвинение в превышении должностных полномочий и совершении насильственных действий сексуального характера.
Дело было направлено в суд в июле 2000 года, однако судья вернул материалы в прокуратуру для проведения дополнительного расследования. После этого следствие по уголовному делу неоднократно прекращалось из-за «отсутствия состава преступления». В предпоследний раз следователь районной прокуратуры Жанна Мордвина вынесла постановление о прекращении расследования по делу в августе 2002 года. Партнер Фонда «Общественный вердикт» Нижегородская правозащитная организация «Комитет против пыток» через Генпрокуратуру добивалась возобновления расследования.
Правозащитники предположили, что суд умышленно закрывает уголовное дело.
Было установлено, что родители обвиняемых являются судьями областного суда и видимо они приложили все усилия, чтобы сыновья смогли избежать наказания.
При помощи правозащитников Ольга Лисина обратилась в Европейский суд по правам человека. После этого дело было возобновлено. Однако 7 июля 2005 года следователь облпрокуратуры Дмитрий Бабитчук вновь прекратил расследование.
В прокуратуре Нижегородской области говорят, что решение было правильным, так как доказать вину подозреваемых, бывших сотрудников правоохранительных органов (все они уже успели уволиться), не получается. Помощник прокурора Нижегородской области по взаимодействию со СМИ Константин Моисеев сообщил «Газете.Ru»: «Прошло столько времени, за это время заново допросили всех, кого могли. И ничего».
Рассмотрение дела в Европейском суде по правам человека пока затягивается.
В жалобе, направленной в Страсбург, Лисина заявила о нарушении российскими властями ст. 3 Конвенции по правам человека в части применения пыток. Канцелярия Евросуда уже рассмотрела документ и даже успела передать его уполномоченному РФ при Европейском суде по правам человека Павлу Лаптеву. Он оказался согласен с нижегородской прокуратурой. Отвечая на вопросы сотрудников канцелярии, представитель России сообщал, что медицинское обследование потерпевшей не выявило у нее «травм, характерных для изнасилования». Кроме того, по словам Лаптева, «показания Лисиной о насильственных действиях в ее отношении непоследовательны и носят общий характер в части описания ею роли каждого из обвиняемых в инкриминируемом им деянии». По данным представителя России, показания потерпевшей противоречивы, а на вопросы следователя она отвечала не по существу. «Одновременно уведомляю Европейский Суд о том, что, по сообщению Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 29 апреля 2005 года прокуратурой Нижегородской области было возобновлено производство по уголовному делу. В связи с изложенным ответить по существу на вопросы Европейского Суда относительно нарушения положений Конвенции в отношении заявителей не представляется возможным до тех пор, пока не будет принято окончательное решение по данному уголовному делу», – говорится в его официальном комментарии.
Сейчас канцелярия Европейского суда потребовала от Лисиной и нижегородских правозащитников направить свои возражения на эти слова. Впрочем, юристы «Комитета против пыток» говорят, что им есть что сказать. В частности, говорят они, мать Лисиной видела ее в промежутках между пытками. Кроме того, есть свидетель, который в момент истязаний находился за дверью и все слышал. «Что до следов изнасилования, то у нас есть официальные результаты медицинского освидетельствования, которое было проведено на следующий день после этого. И там есть все доказательства», – сообщила «Газете.Ru» юрист правозащитной организации Юлия Кирсанова. «Случай Лисиной – один из самых страшных в практике работы нашей организации, – говорит она. – Несмотря на то что уголовное дело по заявлению девушки было возбуждено с процессуальными нарушениями, при расследовании дела собрано достаточное количество доказательств, свидетельствующих о применении к Ольге насилия и пыток. Тем не менее прокуратура на протяжении пяти лет проявляет явное нежелание расследовать это преступление и привлечь виновных к ответственности».

Газета.Ру.

Получить код страницы Версия для печати