русский | english
Политика конфиденциальности

Страшные сны

21 февраля 2013, 16:59

История семьи Давыдовых - пример того, как обычный человек, живущий в обычном российском городе, абсолютно случайно может стать жертвой пыток.

С семьей Давыдовых в рамках программы Фонда «Общественный вердикт» помощи жертвам пыток работала психолог Наталья Костюченко.

В первой половине дня, в феврале 2011года, Павел Давыдов, проживающий вместе со своей матерью Любовью Викторовной и старшим братом - инвалидом первой группы, по просьбе матери отправился в аптеку за лекарством для брата. Возвращаясь из аптеки, приблизительно через полчаса, он зашел в подъезд, где был остановлен человеком в гражданской одежде, который предъявив документы на имя сотрудника УВД, Горшкова.

Не дав Павлу возможности отдать лекарства, не объясняя причин задержания, человек в «гражданском» надел на Павла наручники. Молодому человеку сообщили, что он должен проехать в Кузнецкий РОВД. Соседи видели, как происходило задержание Давыдова. Павел не сопротивлялся, посчитав, что это задержание - ошибка, и что, сейчас, по прибытию в РОВД все выяснится и его отпустят.

При выходе из подъезда, на крыльце, Павел увидел, что их поджидал какой - то человек, которого он ранее никогда не видел. Вдвоем, они посадили Павла в машину, на переднее сиденье, слева от водителя. Задержанного сковали наручниками так, что Павел сидел всю дорогу согнувшись.

Горшков сел в другой автомобиль. Оба автомобиля проехали в сторону Кузнецкого района. Во время поездки позвонил Горжков, после чего водитель (сотрудник РОВД), свернул по дороге в сторону гаражей. После того, как машины остановились, Горшков достал из автомобиля резиновую дубинку, вытащил Павла из автомобиля и начал наносить удары. Избиение длилось, примерно 40 минут. Горшков требовал выдать «наркотики», «сдать людей», имена которых Павел слышал впервые, при этом у Павла требовали вернуть какие-то «меченые деньги», которые Павел даже не видел, у него их никогда не было.

Павел, при этом продолжал стоять в согнутом состоянии, с застегнутыми через ногу наручниками. Он не мог защищаться от ударов. Говорил обидчику, что никого не знает, что нет никаких денег и ему некого выдавать, а если бы знал, обязательно рассказал, т.к. они сотрудники полиции.

После непонятного «допроса с пристрастием» Горшков В. залез в карман куртки Павла, вынул из него сотовый телефон, и забрал себе. Потом, достал что-то из своего кармана и вложил в карман куртки Павла, а затем позвонил и пригласил свидетелей, как он сказал, по делу о наркотиках.

Павла снова затолкали в машину, завалили каким-то хламом, так чтобы не было видно в автомобиле, и повезли куда-то. После того, как машина остановилась, и Павла вытащили, задержанный понял, что они находятся в Кузнецком РОВД.

В полиции Горшков в присутствии сотрудников РОВД «изъял» подброшенный им же самим пакет с наркотиками. Павла заставили подписать протокол. Павел попросил выдать ему на руки копию протокола о доставлении, так как знал, что это входит в обязанности правоохранителей и копию протокола об административном правонарушении (требование части 3 ст. 27.2 КоАП РФ и с частью 6 ст. 28.2 КоАП РФ). Затем эти же сотрудники (Горшков В. и незнакомый мужчина), уже вечером, перевезли Давыдова в другой отдел полиции.

Там задержанного завели в кабинет на первом этаже. Горшков, сказал коллегам, что едет в хим. Лабораторию, чтобы «сдать» якобы изъятый пакет с содержимым на экспертизу. В кабинете находилось три человека, еще 2 человека постоянно входили и выходили. Сотрудники РОВД, имени которых Павел не знает, угрожали посадить в камеру.

Если первые их реплики были произнесены вежливо, то последующие, были произнесены, как угроза применения физической силы.

Павел вспоминает: «...состояние сотрудников в этот момент, я бы определил как «нервозно - агрессивное», обычно в таком состоянии «гестаповцев» или «маньяков» в фильмах показывают - честно, я испугался, понял, что жизнь дороже, и решил далее выполнять все, что мне скажут. Если, что мама не выдержит, я для нее опора и надежда, ведь у меня старший брат инвалид 1 группы...

Со словами "Если ни кого не сдашь, сам сядешь", они начали меня по очереди избивать, уставали руки у одного, он отходил, подходил следующий сотрудник полиции. При этом что - то писали, давали подписывать мне. Снимали меня на сотовый телефон, издевались, угрожали "клеткой". Я толком ничего не понимал, у меня болело все тело, руки распухли. Сотрудники вели себя демонстративно грубо, оскорбляя мою честь и достоинство, обращались ко мне на «ты». Считаю, что действия правоохранителей незаконны, и непонятны. Они мне даже не объяснили причину, в чем именно состояла «неправильность» моего поведения, из-за чего они стали меня избивать, со ссылкой на соответствующие законы или иные правовые акты. Не дали мне возможности сообщить семье и близким, где я нахожусь. Так как в кабинете были часы, я понял, что уже глубокая ночь. Около часу ночи, меня прекратили бить и допрашивать - уже 10 февраля 2011года, заставили меня что - то подписать и посадили в "клетку" до утра».

Утром, в 8.00 Павла вывели из «клетки» и вновь привели в кабинет на первом этаже. До 15.00 Павел ждал, когда освободится следователь, потом задержанного отвели наверх. Стали допрашивать и снимать на камеру, при этом говорили, что и какими словами он должен произнести в камеру при съемке. Ему угрожали, что сядет в лучшем случае, если будет сопротивляться, то своих родных не увидит никогда.

«У меня больные мать и брат, и я очень боюсь за их жизнь, поэтому я говорил и подписывал все то, что от меня требовали. Днем приходил адвокат, посмотрев на меня, вложил что - то в бумаги, расписался и ушел. Ни на каком допросе адвокат не присутствовал. Фамилию адвоката я не знаю. Все бумаги я подписывал левой рукой, так как правой писать не мог, она очень болела после нанесенных ударов. После чего, я подписал расписку о невыезде и меня отпустили домой», вспоминает Павел.

Дома Павлу стало хуже, болело все тело, мама - Любовь Викторовна вызвала «скорую помощь». Врачи осмотрели сына и рекомендовали провести судмедэкспертизу.

Экспертиза установила, что Павлу были причинены ушиб мягких тканей головы, ссадины в области лучезапястных суставов, кровоподтеки на верхних и нижних конечностях, туловища справа, слева, грудной клетки по задней поверхности, ссадины на голенях.

14.02.2011 по факту неправомерных действий должностных лиц матерью потерпевшего было подано заявление в СК, до сих пор расследование то возобновляется, то прекращается.

Более 8 - ми месяцев Павел боялся выходить на улицу, из-за чего ему даже пришлось уволиться с работы. Очень часто, Павел видит сны, о том злополучном дне. Во сне Павла снова и снова избивают полицейские...

 

Получить код страницы Версия для печати