русский | english
Как можно помочь Фонду?

История Артура Лешко (Барнаул)

19 сентября 2013, 14:31

Исповедь

28 июня 2013 года Индустриальным районным судом города Барнаула (Алтайский край) был вынесен приговор двум старшим оперуполномоченным оперативно розыскной части №4, при ГУВД Алтайского края. Евгений Картаусов и Дмитрий Шмаков получили 4 и 5 лет лишения свободы в колонии общего режима. Суд установил, что в январе 2011 года милиционеры применили пытки для того, чтобы получить явку с повинной от жителя Барнаула Артура Лешко. 19 сентября 2013 года, состоится судебное заседание, где будет рассмотрена жалоба полицейских, которые не согласны с приговором и не признают своей вины.

Спустя два с половиной года после событий Артур Лешко решил поделиться своей историей о пережитых пытках со стороны правоохранителей:

Человек, который о чем-либо сожалеет, чувствует, что счастье вообще существует. Он сам им наслаждался и верит, что постепенно к нему вернется уверенность в том, что он может стать счастливым.

В один момент в моей жизни столкнулись две правды: правда естественного права, и правда целесообразности.

Под пресс правоохранительных сил, я попал, оказавшись в РОВД Индустриального района города Барнаула, 28 февраля 2011 года. В сопровождении четырех ОМОНовцев, двух оперативников и следователя меня доставили в кабинет №222, который на пять часов стал моим личным адом.

Работники силовых ведомств, были изобретательны в пытках и даже спорили, после, чьей очередной экзекуции, я сломаюсь и подпишу подготовленные протоколы, взяв на себя ответственность за преступления, которые не совершал.

Прижигание тела сменялось банальными ударами и сдавливанием болевых точек, затем наносились удары по послеоперационным швам на моем теле. Удары под колено ударами по половым органам. Лишая возможности дышать, заливали в рот и нос ядреную едкую жидкость, которая сжигала мое тело внутри, сопровождая свои действия хихиканьем и нецензурной руганью.

При потере сознания (после очередных пинков по голове), мое тело, как труп, волокли за ноги по коридору в женский туалет. Затем, под общий хохот фотографировали, как они выразились: «для коллекции».

После этого, уже в женский туалет, мне была вызвана первая скорая помощь. Врачам - женщинам скорой помощи, было дано пояснение, что я задержан за то, что якобы принуждал малолетних детей заниматься проституцией. Реакция врачей была «адекватна» полученной информации, и они, без оказания какой - либо помощи, разворачивались и уезжали...

На снисхождение, понимание, и «удовлетворенность содеянным», со стороны сотрудников РОВД, рассчитывать не приходилось. Хотя, затем мне и была вызвана вторая бригада скорой помощи, но с тем же результатом.

Потом я оказался в коридоре возле женского туалета, где долго лежал. Через меня брезгливо перешагивали сотрудницы РОВД, спешащие справить нужду, а некоторые из них, даже отпинывали ногой.

Утром меня увидел начальник индустриального РОВД, и распорядился вызвать «скорую помощь». И так как наушничать было не кому, мне наконец-то, оказали помощь: поставили внутривенные и внутримышечные инъекции, дали таблетки, предложили госпитализацию. Но, сотрудники РОВД, не разрешили бригаде скорой помощи увозить меня в больницу. В это время, сотрудники примеряли мои дорогие наручные часы - свадебный подарок, рылись в похищенной у меня сумке, где была камера и несколько тысяч рублей: все перечисленное исчезло в «неизвестном направлении». Потом выяснилось, что и наш, с супругой автомобиль, так же был «ограблен при обыске» сотрудниками РОВД. До задержания и осмотра автомобиля, все запчасти были на месте, после ареста исчезли - аккумулятор, автомагнитола, некоторые личные вещи, даже перчатки.

Как воспитанник Суворовского военного училища и ветеран первой чеченской войны, я привык сносить трудности и невзгоды. Но то, что я пережил в тот день, было ни на что не похоже. Если попробовать подобрать название действиям лиц в погонах и всему происходившему со мной в стенах РОВД, то я бы назвал это: «Вакханалией зла»...

Так живет, а точнее существует (так как люди и их права не важны), наша правовая система, и имя ей «Евсюковщина». Право в переводе с латыни - мерило. Но, если «мера» запредельно бесчеловечна, то функция борьбы за справедливость против своеволия «князьков», удовлетворяющих потребности «собственного Я» и своих высокостоящих покровителей и подлинности, для простого человека становится бессмысленной,

Осуществляя свои бесконтрольные полномочия, свое влияние на судьбы людей, проявляя власть «различного пошиба» без меры, и будучи увереными в своей безнаказанности, чувствуя, как держат за бороду Бога, эти «правохранители» создают иллюзию правомочных деяний, вещая о законности их «справедливости».

Каково оно, это состояние для мужчины, если только сейчас, спустя 2, 5 года, я могу спокойно об этом говорить и писать...

Я благодарен, за помощь и поддержку сотрудникам фонда «Общественный вердикт», которые на протяжении всего следственного и судебного процесса поддерживали меня. А именно: адвокатам Ольге Койновой, Татьяне Вороновой, новокузнецкому психологу Наталье Костюченко, правозащитнику из Барнаула Сергею Андрееву и другим.

Всем пострадавшим и их родным хочу пожелать терпения. Именно терпение и желание восстановить справедливость, помогло мне в этой ситуации выжить, справиться с эмоциями. Вера в то, что все заканчивается. Главное перетерпеть боль и страх. Важно сохранить человечность в себе и желание сопротивляться - бороться за справедливость.

При общении с психологом, я нашел свой путь. Смог справиться с негативными чувствами, злостью, гневом. Хочется эмоционального спокойствия и стабильности, быть уверенным в том, что справедливость восторжествует, и после завершения всех процессов, я останусь жив, сохранив порядочность и человечность. Пережитое событие полностью изменило мою жизнь, и взгляды на нее. Для поддержки других пострадавших, я бы рассказал свою историю. На первом этапе, после пережитого важно, чтобы нашелся человек, готовый тебя просто выслушать, потом понять и поддержать.

 

Получить код страницы Версия для печати