русский | english
Политика конфиденциальности

Марк Доу и философский камень

25 января 2006, 13:09

То, что новогодние каникулы закончились, стало ясно из сюжета, показанного вчера по российскому каналу: нам показали свежих, "только что из-под куры" шпионов и их пособников. Программа "Специальный корреспондент" началась со слов о российских неправительственных организациях (НПО), с которыми-де не всё ясно: около сотни зарегистрированы в Минюсте, а с остальными нужно понять — чем это они занимаются?
Такое начало озадачило. Программу не раз рекламировали в течение дня, и в рекламе речь шла о хитром камне, в который английские шпионы заложили свою аппаратуру. Но при чём тут, спрашивается, НПО? Потом действительно показали камень — но делали это не "специальные корреспонденты", а специальные службы: под маркой журналистского расследования зритель получил "слив" из ФСБ.
Как следует из видеоматериалов и рассказов чекистов, сотрудники ФСБ тайник (то есть камень) всячески исследовали. Сняли под рентгеном в фас и в профиль — там были электронные схемы и аккумуляторы. Следили за тем, кто из сотрудников английского посольства мимо камня ходил. Со слов показанных нам со спины эфэсбэшников, электроника эта должна была обеспечивать связь с обычными "наладонниками" — то ли по Bluetooth, то ли по Wi-Fi. Но враг просчитался: беспроводная связь забарахлила. Возможно, отсырели схемы (как нам сказали). Показали нам и сотрудников посольства, состоящих, как объяснили голоса за кадром, одновременно "на секретной службе Её Величества". Среди них особенно отметили одного, Марка Доу. Некто на видео, которого называли "Доу", ходил туда-сюда вдоль камня, а потом и вовсе забрал булыжничек с собой. Точно, шпион.
Как нам любезно сообщили, Марк Доу, второй секретарь посольства Соединённого Королевства, для прикрытия — то есть по основной специальности — работает с теми самыми неправительственными организациями, о которых нас предупреждали в самом начале и закон по поводу которых Владимир Путин подписал 10 января. Посольство Англии, как и многие другие дипломатические представительства, помогает российским НПО, выделяя им гранты. Нам показали документы, согласно которым средства перечисляются Московской Хельсинкской группе и фонду "Евразия". Ещё одно письмо свидетельствует о пожертвовании на региональную правозащитную школу. А, стало быть, у "компетентных органов" "возникает целый ряд вопросов" не только к британским дипломатам, но и к российским общественным организациям...
Но у меня после просмотра воскресного чекистского "самоотчёта" возникла пара встречных вопросов.
Марк Доу персоною нон грата отнюдь не объявлен и из России не выдворен. То есть первый вопрос: сколь основательны предъявленные ему так называемые претензии? Есть ли у ФСБ что-то реальное против Марка Доу (если, конечно, на видеозаписи запечатлён именно он)?
Деятельность гражданских организаций по смыслу и духу прямо противоположна работе спецслужб. Гражданская активность по определению открыта и лишена "двойного дна". Именно этим независимые неправительственные организации вызывают раздражение у разного рода "манипуляторов". Возникает соблазн обвинить: если не работаешь на "нас" — значит, служишь "им"! Именно поэтому недопустимо "двойное дно" у тех, кто с общественными организациями работает.
Марка Доу нам представляют как матёрого шпиона и чуть ли не ключевую фигуру в сплетённой британской короною разведсети. Между тем, сама эта история с передачей информации через лежащий на московском газоне камень с электроникой внутри выглядит странной. Представьте себе такой камень. Его пинают школьники. На него мочатся собаки. Его, наконец, может вывезти на помойку недовербованный англичанами дворник-узбек. Какая-то даже не шпионская литература, а фэнтези с эдаким Доу-Гарри Поттером...
Второй вопрос — вне зависимости от ответа на первый. Даже если (подчёркиваю, "даже"!) обвинения в адрес Марка Доу имеют какие-то основания, то, по версии самих же контрразведчиков из ФСБ, его работа с НПО была "прикрытием". Тем самым "прикрытием", которое абсолютно законно и не должно наводить на какие-либо подозрения. А, стало быть, все — и мы, грешные, и сами чекисты — могут быть спокойны: эта часть его работы со шпионажем не должна быть связана в принципе. В российских посольствах тоже есть сотрудники спецслужб, работающие под "прикрытием". И ведь каждого, кто с нашим дипломатом где-либо пересекся, не след тащить в ФБР и иные ведомства того же профиля. А то уж маккартизм какой-то получается... Верно?
Но, тем не менее, в конце победного видеослива нас возвращают к той же мысли: а чёрт его знает, кого и зачем Марк Доу финансирует?
Лет сорок-тридцать-двадцать назад Комитет государственной безопасности СССР, предмет ностальгии нынешних спецслужб, проводил такую же линию: независимая общественная активность внутри страны на самом деле отнюдь не независима, а существует "по указке" и на деньги западных спецслужб. Логика была простой: поскольку социализм победил в СССР "полностью и окончательно", серьёзных внутренних проблем у страны нет, а, стало быть, те, кто о них говорит, — агенты врага. Это, разумеется, было желаемое, которое всеми силами выдавали за действительное.
Результат подобного подхода к государственной безопасности известен: страна, именуемая СССР, развалилась. Развалилась, потому что не смогла заблаговременно оценить реальные, а не надуманные проблемы и вовремя их решить. Реальные проблемы — это отсталость и нереформируемость экономики, "подсаженной" на нефтяную иглу. Это — национальные противоречия. Это — бедность и бесправие населения. Всего этого просто быть не могло — впрочем, теперь многие верят, что и не было... Тех, кто говорил и писал об этом, объявляли пособниками врага. Кого-то даже сажали, причем не по 70-й статье — "антисоветская агитация", а по 64-й — "измена Родине", как Анатолия Щаранского. Но даже и его ведь реабилитировали, так?
Одновременно с этой легальной жизнью была в Москве семидесятых и другая, скрытая. Были разведки, с которыми боролась контрразведчики, кого-то высылая, а кого-то сажая. Но это были два параллельных, непересекающихся мира. И вряд ли соответствующий отдел ЦК КПСС "проглотил" бы отчёт чекистов по "антисоветчикам" вместо "шпионов". Но ложь "для ширпотреба" влияет не только на "массу", но и на мозги самих лжецов. Два десятилетия разговоров об "агентах влияния" не прошли даром — может, чекисты сами убеждены в том, что говорят и делают? Впору воскликнуть: "О, святая простота!"
Впрочем, как в святости, так и в простоте есть сомнения. В отличие от КГБ СССР у российских спецслужб есть реальный внутренний противник — терроризм. Работа — не позавидуешь. Примерно как сельское хозяйство в советское время. В позапрошлом и прошлом годах чекистам удалось переложить рутину антитеррора на МВД, а самим взять подряд на борьбу с крамолой. Борьба со шпиёнами в столицах — штука непыльная. Только нужно всё время отчитываться, чтобы "на передовую" не отправили. То есть поручик армейского спецназа Лермонтов на Кавказе сам по себе, а "мундиру голубые" вдалеке от неспокойных мест. Всё как прежде, при батюшке-царе. Или при батюшке-генсеке.

Леонид Рузов, Ежедневный журнал

Получить код страницы Версия для печати