русский | english

Итоги года: Не службой единой

10 января 2006, 08:51

2005-й был во многом уникальным для российских спецслужб: в этом году ФСБ повернула борьбу со шпионами в новое русло, идентифицировала главных врагов государства и передала ответственность за борьбу с терроризмом своим смежникам.
Это первый год за как минимум десять последних лет, когда российскими спецслужбами не был пойман ни один иностранный шпион. По крайней мере так, как это происходило во все предыдущие годы – с громким арестом и публичным процессом. Вместо этого в 2005 году в контрразведывательной деятельности ФСБ проявился сильный экономический крен. Виноваты ли тут поднимающие каждый раз шум правозащитники, но теперь следователи ФСБ предпочитают предъявлять ученым (в этом году под удар попали директор башкирского института сверхпластичности металлов Оскар Кайбышев и руководство ЦНИИМАШ-Экспорт) обвинения в экономических преступлениях, а не в шпионаже. В отличие от точно такого же ученого Данилова, осужденного в 2004-м за государственную измену.
Махинации - это намного удобней, чем измена. Суммы, инкриминируемые ученым, производят впечатление на зрителя. Этому правоохранительные органы научились еще во время скандала с НТВ, когда озвученные представителем Генпрокуратуры размеры кредитов, полученных журналистами телекомпании, изменили отношение общества к ним.
Впрочем, и при такой схеме возникают странности. Например, руководство ЦНИИМАШ-Экспорта обвиняется в незаконном экспорте технологий в Китай, и одновременно в растрате выделенных тем же Китаем средств на проведение исследований. Тут все-таки надо определиться, на страже чьих интересов стоит ФСБ: Китая, у которого украли средства, или России, у которой своровали технологии?
Между тем, участие ФСБ в бизнесе в этом году расцветилось новыми красками. В 2005 году впервые жертвой заказного убийства стал генерал ФСБ. В своей машине был расстрелян бывший руководитель московского УФСБ Трофимов, как потом выяснилось – по чисто экономическим причинам. Кроме того, было совершено покушение на еще одного отставного генерала - Заостровцева, еще недавно занимавшего должность руководителя департамента экономической безопасности ФСБ. Таким образом в криминальных разборках, в которых раньше светились максимум майоры и полковники, теперь принимает участие и высшее руководство спецслужб.
В этом году ФСБ наконец определилась с главными врагами государства. Во время майского выступления в Госдуме Николай Патрушев заявил об угрозе новых революций на территории бывшего Союза, а также нашел виновных – западные неправительственные организации, и привел конкретный пример – пять миллионов, выделенные на свержение Лукашенко.
Новое в этой истории - не обвинения в адрес неправительственных организаций (такое случалось и в прошлом), а расширение сферы деятельности ФСБ. Прежде всего, Патрушев обвинил фонды не в шпионаже, а в подрывной деятельности. Подрывная деятельность – это намного серьезнее, поскольку шпионаж - это в конце концов, просто сбор информации, и это считается допустимым между государствами, поскольку напрямую никак не влияет на ситуацию внутри страны.  А подрывная деятельность, то есть заговор с целью смены политического режима – это, простите, хуже, чем война. Потому что это как раз та цель, которую можно добиваться военными средствами, а можно иными – террористическими, политическими и т.д. Кроме того, директор главной спецслужбы России заявил об угрозах политическому режиму другой страны, соседней. То есть ФСБ уже вышла за рамки, отведенные для дяетельности российской контрразведки, и сделала серьезную заявку на наследство Комитета госбезопасности СССР.
В борьбе с терроризмом в этом году произошел крен не менее масштабный. Боевики и федералы в этом году фактически пришли к общему мнению – борьба должна вестись по образцу партизанской войны времен Великой Отечественной. При этом боевики в духе Ковпака нападают только на военные объекты, не захватывая детские дома, школы и больницы и не совершая громких терактов. В свою очередь федералы (в этой роли выступают внутренние войска МВД, которым ФСБ делегировала ответственность за борьбу) в духе полицаев используют тактику облав, и при первой же возможности вводят в города бронетехнику, с помощью которой уничтожаются если не боевики, то здания, в которых они находились. Это классическая схема развития партизанской борьбы, и к терроризму она имеет все меньше отношения. При такой схеме решающую роль играет лояльность населения региона, и не похоже, что события в том же Нальчике добавили очки федеральной стороне.
Кроме того, в марте произошло безусловно знаковое событие для наших спецслужб - был убит Масхадов. Хотя на суде выяснилось, что Масхадова застрелил охранник, российские власти фактически взяли на себя ответственность за ликвидацию, когда президент поздравил директора ФСБ с этим событием. Кроме того, Кремль подтвердил уместность уничтожения политических лидеров сепаратистов, показав на государственном канале сюжет, где ликвидации Дудаева, Яндарбиева и Масхадова были не только поставлены в один ряд, но и названы «операциями спецслужб».
Между тем, в мире найдется очень мало стран, где правительства решались ставить перед своими спецслужбами подобные задачи. К таким методам не прибегали ни британцы в противостоянии с ИРА, ни испанцы в борьбе с басками, ни французы в борьбе с ОАС. Негласный запрет на убийство таких лидеров поддерживается не только в странах западной демократии. В добром здравии, хоть и за решеткой находится глава рабочей партии Курдистана Абдулла Оджалан, хотя турецкие спецслужбы никогда не стеснялись в методах в борьбе с курдами. Видимо, дело тут не только в чистоплюйстве.
Есть лишь один политический лидер, убийство которого было официально санкционировано правительством двух стран западных стран - Муамар Каддафи. В результате американцам пришлось расплатиться жизнями 270 человек, а британцам – крупнейшим внешнеполитическим скандалом.
В 1986 году американцы разбомбили дворец Каддафи. Поводом стал теракт, организованный агентами ливийских спецслужб на дискотеке в Западном Берлине, популярной среди военнослужащих США. Каддафи остался жив, но погибла его 15-месячная приемная дочь. Каддафи поклялся отомстить. Сбитый спустя два года над Локерби самолет авиакомпании Pan-American как раз и был этой местью. В 1995 году англичане попытались вновь организовать убийство Каддафи. Скандал, поднятый вокруг этой темы бывшим сотрудником MI5 Шейлером, гремел несколько лет, и стоил Великобритании больших внешнеполитических потерь.
В истории с ликвидациями мы постоянно сталкиваемся с несовпадением двух систем ценностей – в погонах и без. С точки зрения спецслужб убийство Дудаева это успех, а в результате мы получили – через полгода Кизляр, а в перспективе – вторую чеченскую войну. То же самое мы видели после «Норд-Оста», когда с точки зрения спецназа операция была успешной, а с любой другой – чудовищным провалом с множеством жертв. За это мы получили Беслан. Стал ли штурм Нальчика платой за Масхадова?
Впрочем, самое уникальное в 2005 году – то, что, к счастью, обошлось без крупных терактов. Вопрос, чья это заслуга – спецслужб или боевиков, - остается открытым.
Андрей Солдатов, Агентура.Ру
Получить код страницы Версия для печати