русский | english
Политика конфиденциальности

Комиссар по правам человека Совета Европы Альваро Хиль Роблес ответил правозащитникам

03 февраля 2006, 09:56

Ответ Комиссара по правам человека Совета Европы Альваро Хиль Роблеса группе правозащитников в связи с законопроектом об общественных организациях

Правозащитный аналитический Центр «Демос» сообщает, что в декабре 2005 года группа правозащитников обратилась к Комиссару Совета Европы по правам человека Альваро Хиль Роблесу с письмом, в котором выражались беспокойство в связи с законопроектом об общественных организациях и надежда, что Комиссар, в рамках своего мандата сможет повлиять на сложившуюся ситуацию. На этой неделе Альваро Хиль Роблес направил правозащитникам официальный ответ, где описаны меры, предпринятые Комиссаром в отношение их обращения, а также его высокая оценка роли российских НПО в деле продвижения прав человека и демократии. Ответ Комиссара по правам человека Совета Европы Альваро Хиль Роблеса группе правозащитников (Олегу Орлову (ПЦ «Мемориал), Юрию Джибладзе (Центр развития демократии и прав человека), Людмиле Алексеевой (Московская Хельсинкская группа), Светлане Ганнушкиной (Комитет «Гражданское Содействие», ПЦ «Мемориал»), Александру Аузану (Институт национального проекта «Общественный Договор), Татьяне Локшиной\n(Центр «Демос»),Арсению Рогинскому (Международное Общество «Мемориал»), Наталье Таубиной (Фонд «Общественный Вердикт»), Святославу Забелину (Социально-экологический Союз), Алексею Симонову (Фонд защиты гласности), которые обратилась к нему с письмом, в котором выражалось беспокойство в связи с законопроектом об общественных организациях.

Дорогие друзья! Отвечаю на ваше письмо от 23 декабря, в котором вы выражаете озабоченность в связи с проектом Закона о некоммерческих организациях, недавно одобренного Государственной Думой. В офисе Комиссара есть копия закона, обнародованного после подписания его Президентом РФ. Таким образом, ознакомившись с его окончательным текстом, я смог проанализировать ваши соображения и мнения экспертов.

Когда я впервые услышал о планах пересмотра законодательства, касающегося функционирования НКО в России, у меня, действительно, возникло определенное беспокойство. За шесть лет работы в качестве Комиссара по правам человека я неоднократно имел возможность видеть своими глазами, какой большой вклад вносят благотворительные и правозащитные организации, такие как ваши, в обеспечение социальных и гражданских прав простых россиян. В результате, я пришел к выводу, что действующее законодательство работает нормально. При всем уважении к легитимному стремлению российских властей регулировать деятельность российских и международных НПО внутри страны, я все же не нахожу особых причин для внесения изменений в эту сферу.

 Анализ первой версии закона и дальнейшее обсуждение этой темы с г-ном Вл. Лукиным, Уполномоченным по правам человека в РФ, и г-жой Эллой Памфиловой, председателем Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека при Президенте РФ, выявили для меня целый ряд проблем.

Разумеется, в этой ситуации я с воодушевлением воспринял известие о том, что в Страсбург прибывает министр юстиции РФ, г-н Чайка, с целью ознакомления с мнением Совета Европы в отношении законопроекта. Мои собственные соображения по этому вопросу, которыми я поделился с г-ном Чайкой лично, нашли широкое отражение в окончательной резолюции Совета Европы, и меня не может не радовать тот факт, что кончательная версия закона в значительной мере была сформирована под влиянием этих соображений. Когда я впервые услышал о планах пересмотра законодательства, касающегося функционирования НКО в России, у меня, действительно, возникло определенное беспокойство. За шесть лет работы в качестве Комиссара по правам человека я неоднократно имел возможность видеть своими глазами, какой большой вклад вносят благотворительные и правозащитные организации, такие как ваши, в обеспечение социальных и гражданских прав простых россиян. В результате, я пришел к выводу, что действующее законодательство работает нормально. При всем уважении к легитимному стремлению российских властей регулировать деятельность российских и международных НПО внутри страны, я все же не нахожу особых причин для внесения изменений в эту сферу. Анализ первой версии закона и дальнейшее обсуждение этой темы с г-ном Вл. Лукиным, Уполномоченным по правам человека в РФ, и г-жой Эллой Памфиловой, председателем Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека при Президенте РФ, выявили для меня целый ряд проблем.

Тем не менее, много проблем осталось неразрешенными – в частности, предоставление представителям государственной власти возможности посылать своих представителей на собрания НПО, а также наличие в тексте ряда расплывчатых формулировок, дающих административным органам возможность толкования на собственное усмотрение. В этой связи мне вспоминается, что многие ситуации, связанные нарушением прав человека, с которыми мне приходилось сталкиваться во время моей поездки в Россию в 2004 и которые нашли отражение в моем прошлогоднем докладе, по сути, были следствием не неадекватности законодательства, а недостаточного или произвольного законоприменения. Поэтому здесь принципиально следующее: положения нового закона о неправительственных организациях, особенно те из них, которые требуют дальнейшей интерпретации, должны применяться на практике в соответствии с принципами свободы выражения мнения и свободы ассоциаций.

 Разработанные для органов государственной власти правила и инструкции по применению  данного закона будут, таким образом, иметь особое значение. Я связался с Министерством юстиции РФ и выразил надежду, что Министерство, чьи документы отличаются большей точностью с прозрачностью, чем парламентские акты, обеспечит соответствующие инструкции по правоприменению, чтобы исключить возможные злоупотребления или использование административного ресурса. Кроме того, я указал Министерству на необходимость тщательного контроля за исполнением данного закона. Со своей стороны, в оставшийся мне период работы в качестве Комиссара по правам человека я намерен продолжить наблюдение за развитием событий в этой области и комментировать ситуацию по необходимости . Тем не менее, много проблем осталось неразрешенными – в частности, предоставление представителям государственной власти возможности посылать своих представителей на собрания НПО, а также наличие в тексте ряда расплывчатых формулировок, дающих административным органам возможность толкования на собственное усмотрение. В этой связи мне вспоминается, что многие ситуации, связанные нарушением прав человека, с которыми мне приходилось сталкиваться во время моей поездки в Россию, которые нашли отражение в моем прошлогоднем докладе, по сути, были следствием не неадекватности законодательства, а недостаточного или произвольного законоприменения. Поэтому здесь принципиально следующее: положения нового закона о неправительственных организациях, особенно те из них, которые требуют дальнейшей интерпретации, должны применяться на практике в соответствии с принципами свободы выражения мнения и свободы ассоциаций.

 В заключение, я хотел бы подчеркнуть ключевое значение самых разнообразных НПО для здоровья и развития социально сознательного демократического общества. В широком спектре организованного гражданского общества правозащитные НПО должны играть особую и сущностно важную роль. Именно их задачей является контроль за тем, чтобы власти исполняли свои обязательства и публично отчитывались за недостатки своей деятельности. Такая критика может быть острой и неприятной, но, будучи объективной, преследуя благую цель, она содействует защите фундаментальных прав людей. Мои полномочия скоро истекают, и я пользуюсь этой возможностью, чтобы выразить вам уважение и благодарность за проделанную вами работу и наше сотрудничество в течение последних шести лет.

С самыми теплыми пожеланиями,

Альваро Хиль-Роблес,

Комиссар по правам человека Совета Европы Страсбург, 31 января 2006

Получить код страницы Версия для печати