русский | english
Политика конфиденциальности

Из Всемирного Доклада Хьюман Райтс Вотч: Россия

08 февраля 2006, 18:24

ВСЕМИРНЫЙ ДОКЛАД ХЬЮМАН РАЙТС ВОТЧ - 2006

Январь 2006 года

Россия

В 2005 г. Россия продолжила сползание к авторитаризму по мере законодательного оформления политических инициатив, выдвинутых президентом В.Путиным после бесланских событий сентября 2004 г. В ноябре Госдума приняла в первом чтении драконовский законопроект, вступление которого в силу чревато существенным ограничением деятельности неправительственных организаций.

Вооруженный конфликт в Чечне продолжался с прежней интенсивностью. В марте Хьюман Райтс Вотч признала насильственные исчезновения в этом регионе настолько массовыми и систематическими, что их можно было квалифицировать как преступление против человечества.

В 2005 г. правительством были предприняты скромные, но важные шаги по решению некоторых из наиболее укоренившихся правозащитных проблем, в частности проблемы неуставных отношений в вооруженных силах, ставших в последние годы причиной гибели десятков и самоубийства сотен призывников.

Ситуация на Северном Кавказе

События 2005 г. свидетельствовали о сохраняющейся неспособности федеральных властей обеспечить мир в Чечне и соседних республиках. Мирные люди по-прежнему гибнут там практически ежедневно.

Характерной чертой конфликта остаются насильственные исчезновения: местные группы оценивают число "пропавших без вести" с 1999 г. на уровне от 2 до 5 тыс. человек, в том числе, только по официальным данным, более 140 - за первые девять месяцев 2005 г. Практика исчезновений в Чечне отличается явно выраженными устойчивыми признаками: жертвами в подавляющем большинстве случаев становятся мужчины в возрасте от 18 до 40 лет, которых неизменно задерживают невооруженными. Лица, производящие задержание, как правило, уверенно опознаются как военнослужащие федеральных сил или сотрудники силовых структур Чеченской Республики. Большинство исчезновений происходит в одной из двух типичных ситуаций: в ходе крупномасштабных "зачисток", проводимых федеральными силами в населенных пунктах, или после адресных спецопераций, которые обычно проводятся в ночное время. Российское правительство, давно зная о масштабах и систематическом характере насильственных исчезновений, почти ничего не делает для пресечения этой практики.

В рамках российской политики "чеченизации" конфликта все более заметная роль отводилась силовым структурам Чеченской Республики, подконтрольным Рамзану Кадырову. В 2004-2005 гг. они постепенно заняли место федеральных сил в качестве главных фигурантов насильственных исчезновений. "Кадыровцы" располагают собственными тюрьмами, которые находятся вне юрисдикции каких-либо профильных государственных структур, и где содержатся под стражей сотни людей, зачастую подвергающихся недозволенному обращению. Республиканские силовые структуры также несут ответственность за практику принуждения лидеров боевиков к сдаче с помощью захвата в заложники их родственников. Кремль не только попустительствует такой практике, но и фактически поощряет ее: Рамзан Кадыров стал первым вице-премьером Чечни и Героем России.

Серьезные нарушения прав человека по-прежнему совершались и чеченскими боевиками. После гибели в марте Аслана Масхадова они активизировали покушения на должностных лиц и сотрудников органов внутренних дел как в самой Чечне, так и в соседних Ингушетии и Дагестане.

Лишь немногие дела по обвинению военнослужащих и милиционеров в преступлениях против гражданского населения дошли до суда. В марте Октябрьский райсуд Грозного приговорил бывшего оперуполномоченного Нижневартовского РОВД Сергея Лапина к 11 годам лишения свободы в связи с пытками и исчезновением Зелимхана Мурдалова. В двух других делах военнослужащие, обвинявшиеся в убийстве в общей сложности девяти чеченцев, оправдывались присяжными. Однако по большинству фактов серьезных нарушений ни военной, ни гражданской прокуратурой реального расследования не проводилось. Во многих случаях не проводился даже опрос очевидцев. Не имея возможности добиться правосудия в России, пострадавшие сотнями обращаются в Европейский суд по правам человека.

Драматическим свидетельством эскалации нестабильности на Северном Кавказе стали боестолкновения в Кабардино-Балкарии, где 13 октября вооруженные люди атаковали здания органов внутренних дел, аэропорт и административные объекты, а также захватили несколько заложников. Как сообщалось, в результате погибло больше 130 человек, в том числе по меньшей мере 44 - из числа мирных жителей и сотрудников местной милиции. Ответственность за нападение на Нальчик взял на себя Шамиль Басаев, однако большинство нападавших, как представляется, были местными жителями.

Политические права и свободы

В 2005 г. Кремль продавил пакет политических реформ, существенно усиливших полномочия президента В.Путина. Были упразднены прямые выборы глав регионов и голосование по одномандатным округам на парламентских выборах, введены дополнительные требования к политическим партиям, претендующим на участие в парламентских выборах, а порог прохождения партий в Госдуму был повышен с 5 до 7 процентов голосов.

В соответствии с новым порядком все кандидатуры глав субъектов федерации вносятся президентом. Региональные законодательные собрания вправе отказать в утверждении этих кандидатур, но в случае трехкратного отказа они могут быть распущены президентом. В 2005 г. эта процедура была проведена в более чем 30 регионах, и везде предложенные президентом кандидаты быстро утверждались местными законодателями.

Изменения в избирательное законодательство, скорее всего, обеспечат еще более монолитный состав Государственной думы по итогам следующих выборов. Упразднение одномандатных округов обернется отсутствием в новом составе большинства независимых кандидатов. Теперь партиям для участия в парламентских выборах также необходимо иметь не менее 50 тыс. членов.

Когда бывший премьер Михаил Касьянов дал понять, что намерен баллотироваться в президенты в 2008 г., правоохранительные органы вдруг проявили активный интерес к заявлениям о должностных злоупотреблениях периода его пребывания на государственной службе. Уголовные дела в отношении экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского и одного из крупнейших акционеров компании Платона Лебедева завершились для каждого восьмилетним сроком лишения свободы. По мнению многих наблюдателей, главной причиной уголовного преследования было стремление Кремля избавиться от потенциальных политических соперников.

Правозащитники

2005 год был отмечен усилением давления на неправительственные организации. На момент сдачи настоящего доклада в печать в Госдуме в первом чтении был принят законопроект, чреватый серьезным ужесточением государственного контроля над НПО и ликвидацией российских филиалов и представительств международных неправительственных организаций.

Все более активным гонениям подвергались НПО, работающие по правозащитным проблемам, связанным с Чечней. Сами эти НПО, их руководители и те люди, с которыми они работают, подвергались растущим административным и судебным притеснениям, а в самых вопиющих случаях - уголовному преследованию, угрозам и нападениям. В частности, руководителю нижегородского Общества российско-чеченской дружбы Станиславу Дмитриевскому в сентябре было предъявлено обвинение в возбуждении межнациональной вражды, предусматривающее до пяти лет лишения свободы.

Критически настроенные НПО, не связанные с Чечней, испытывали не столь жесткий прессинг, однако и для них в 2005 г. условия работы заметно осложнились. Должностные лица федерального и местного уровня все чаще выступали с нападками в их адрес. В ряде регионов чиновники использовали законодательство о противодействии экстремизму для ликвидации НПО, в других случаях против неугодных групп избирательно применялись регистрационные процедуры или налоговые проверки.

Хронические проблемы

В 2005 г. правительством был предпринят ряд скромных шагов в направлении решения некоторых застарелых проблем, но для их полного искоренения необходимы более системные меры. По-прежнему массовыми и нерешенными остаются такие явления, как пытки и нарушения в обращении в милиции с подозреваемыми по уголовным делам, сохранение государственной системы детских домов и неудовлетворительное обращение с детьми, оставшимися без попечения родителей, а также негуманное обращение с пациентами психиатрических стационаров.

Министерство обороны подписало меморандум с уполномоченным по правам человека, предусматривающий мониторинг ситуации в воинских частях. Военные также объявили, что впредь намерены регулярно обнародовать данные о смертности среди личного состава. Несмотря на эти позитивные подвижки, проблема неуставных отношений сохраняла свою остроту: по информации Минобороны, за первые девять месяцев 2005 г. "дедовщина" стала причиной гибели 13 военнослужащих срочной службы, и еще 200 призывников покончили жизнь самоубийством.

Реагирование правительства на проблему ВИЧ/СПИДа было неоднозначным. В то время как высокопоставленные чиновники уделяли этому вопросу значительно больше внимания, чем в предыдущие годы, и увеличили соответствующие бюджетные расходы, шаги по отмене введенных в 2004 г. положений о декриминализации хранения незначительных количеств наркотических средств создавали угрозу для программ профилактики ВИЧ-инфекции. Уголовная ответственность за хранение незначительного количества наркотиков отталкивает наркопотребителей от таких программ, поскольку это чревато милицейским произволом и арестом; создается также дополнительная опасность в случае попадания в места заключения, где присутствует риск заражения ВИЧ-инфекцией или усугубления уже имеющегося заболевания.

Ключевые международные игроки

Несмотря на выражение многими мировыми лидерами озабоченности в связи с политическими переменами, происходившими в России после Беслана, доброжелательное отношение к В.Путину сохранялось. Германский канцлер Г.Шредер и российский президент обменивались визитами на дни рождения друг друга, итальянский премьер С.Берлускони превозносил В.Путина как "истинного демократа". На саммитах с Россией Европейский союз и США не проявляли настойчивости в обсуждении ухудшающейся ситуации с правами человека.

О сужении политического пространства в России говорили несколько международных организаций. Парламентская ассамблея Совета Европы высказывала критику в связи с делом Ходорковского-Лебедева, отмечая, что "уголовное преследование перешло рамки собственно осуществления правосудия и включает такие аспекты, как ослабление активного политического противника, запугивание других состоятельных лиц и восстановление контроля над стратегическими активами в экономике". Европейский банк реконструкции и развития в своей новой страновой стратегии по России отмечает продолжающееся усиление исполнительной власти и указывает, что "в отсутствие активного гражданского общества и активных политических дебатов в парламенте процесс принятия политических решений не сможет опираться на разнообразие мнений среди электората".

Критика российской политики в Чечне по-прежнему остается приглушенной. Международное сообщество продолжает призывать к мирному урегулированию конфликта, не предлагая ясного видения путей достижения прочного мира. Евросоюз, в отличие от предыдущих лет, в 2005 г. так и не внес критической резолюции по Чечне на сессии Комиссии ООН по правам человека. При этом Россия по-прежнему отказывает в доступе в республику спецдокладчикам ООН по пыткам и по внесудебным казням.

ПАСЕ продолжает критиковать нарушения со стороны как федеральных сил и силовых структур Чеченской Республики, так и чеченских боевиков. В декабре 2004 г. Северный Кавказ уже в седьмой раз посетила делегация Комитета Совета Европы по предупреждению пыток, однако российская сторона пока не дает согласия на публикацию ни одного из его докладов по Чечне. В феврале 2005 г. Европейский суд по правам человека признал российское правительство виновным в нарушении права на жизнь и права не подвергаться пыткам в связи с гибелью нескольких чеченских мирных жителей от рук военнослужащих федеральных сил в период 1999-2000 гг.

 

Выдержки из доклада были опубликованы на сайте Hro.org

Получить код страницы Версия для печати