русский | english
Политика конфиденциальности

Пытки в России. Позиция власти, правозащитников и Комитета ООН против пыток

26 июня 2007, 13:58

За прошедшие несколько лет в сфере предотвращения пыток, жестокого и унижающего обращения произошло многое – и хорошее, и плохое. С одной стороны, российские НПО существенно продвинулись и выросли профессионально в этой еще недавно новой для себя деятельности. Журналисты и общественность в целом стали значительно больше уделять внимания проблеме пыток и жестокого обращения. Все чаще мы слышим о приговорах в отношении сотрудников правоохранительных органов, совершивших подобные преступления. С другой стороны, хотя существование проблемы и признается должностными лицами, практически никаких шагов, направленных на системные изменения, не предпринимается, а давно назревшая необходимость реформы правоохранительных органов не выходит за пределы теоретического академического и экспертного обсуждения.
 
Конвенция ООН против пыток вступила в силу в 1987 году. Подписав этот международный документ, наша страна взяла на себя обязательства по выполнению положений Конвенции. Это означает, что Россия должна предпринимать эффективные законодательные, административные, судебные или другие меры для предупреждения актов пыток и других видов жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания. В частности, Россия обязалась обеспечивать условия для проведения быстрого и беспристрастного расследования компетентными органами случаев пыток и жестокого обращения. Кроме того, Россия должна обеспечить запрет на использование в ходе судебных разбирательств заявлений, сделанных под пыткой, в качестве доказательств.
 
Помимо перечисленного, Российская Федерация, для того чтобы не допускать каких-либо случаев пыток, систематически должна рассматривать правила, инструкции, методы и практику, которые применяются при допросе, а также условия содержания под стражей и условия обращения
с арестованными, задержанными или лицами, находящимися в тюрьме и в целом, в закрытых учреждениях.
 
Основным механизмом контроля за выполнением обязательств, взятых при ратификации Конвенции, является предоставление периодических (раз в четыре года) докладов государств-участников договора. Мониторинг выполнения этих обязательств осуществляет Комитет ООН против пыток, состоящий из 10 международных экспертов. Именно в этот орган и поступают периодические доклады государств. Члены Комитета их рассматривают и по результатам дают свою оценку ситуации и принимают Заключительные замечания, содержащие выводы и рекомендации, касающиеся ситуации с применением пыток, жестокого или унижающего достоинство обращения.
 
Рекомендации Комитета обязательны для исполнения государствами – участниками Конвенции. По сложившейся практике в процессе рассмотрения государственныхпериодических докладов Комитет изучает доклады и другую информацию, которые предоставляются международными и национальными неправительственными организациями. Эти материалы учитываются членами Комитета наряду с информацией, предоставленной государством.
 
Сессии Комитета ООН против пыток проходят лишь два раза в году, и на каждой сессии рассматривается не более семи докладов стран - участников Конвенции. Свой Четвертый периодический доклад Россия направила в Комитет еще в 2004 году, однако в силу большой загруженности Комитета, рассмотрение доклада состоялось только в ноябре 2006 года.
 
Российские неправительственные организации начали подготовку своего Альтернативного доклада в 2005 году. Информация о ситуации с пытками в стране собиралась в регионах России, затем была сведена в единый текст – «Альтернативный доклад российских НПО». Доклад был подготовлен общими усилиями ряда ведущих российских НПО: Исследовательского центра «Демос», Фонда «Общественный вердикт», Комитета «Гражданское содействие», Правозащитного центра «Мемориал», Всероссийского движения «За права человека», Фонда «Социальное партнерство», Союза комитетов солдатских матерей России, Независимой психиатрической ассоциацией России, Нижегородского Комитета против пыток, Красноярского Общественного комитета по защите прав человека, Пермского регионального правозащитного центра, Йошкар-Олинской организации «Человек и Закон», Коми региональной Комиссии по защите прав человека «Мемориал», Мордовского республиканского правозащитного центра, Института общественных проблем «Единая Европа», Тверского регионального отделения общества «Мемориал», Краснодарской организации «Матери в защиту прав задержанных, подследственных и осужденных», Союза правозащитных организаций Свердловской области, Правозащитного центра Казани, Читинского правозащитного центра. За общую координацию работы отвечал Фонд «Общественный вердикт», за правовое редактирование доклада – Центр «Демос».
 
Факту рассмотрения представленных в данном сборнике докладов в Комитете ООН против пыток предшествовал профессиональный, а вомногих аспектах и пионерский, труд многих организаций и экспертов в различных областях. Они не только собирали и перепроверяли данные, анализировали их, делали выводы о соответствии положения в стране требованиям Конвенции против пыток, готовили рекомендации российским властям по улучшению положения и редактировали доклад, но и активно взаимодействовали с Комитетом ООН. За полгода до рассмотрения Комитетом ситуации в России представители российских НПО разработали список вопросов, которые рекомендовали членам Комитета задать российским властям при подготовке дискуссии о ситуации в России. Отрадно отметить, что большинство из предложенных НПО вопросов нашли поддержку у экспертов Комитета и были включены в список уточняющих вопросов, который Комитет направил Российской Федерации в рамках подготовки к рассмотрению ее доклада.
 
Эта почти двухгодичная эпопея завершилась рассмотрением на сессии Комитета ООН в ноябре 2006 г. положения в России. Главными источниками информации для экспертов комитета стали периодический доклад российского правительства и Альтернативный доклад российских НПО. Приехавшие в Женеву представители российских правозащитных организаций представили свой доклад в рамках специальных НПО слушаний, которые Комитет проводит за день до начала рассмотрения ситуации в стране, а также провели ряд переговоров с членами Комитета. Такой подход не только принят, но и приветствуется – ведь Комитет заинтересован услышать разные точки зрения для того, чтобы принять сбалансированное решение.
 
Кроме того, такое взаимодействие имеет нередко решающее значение, так как ООНовские эксперты должны убедиться, что авторы Альтернативного доклада знают, о чем они пишут, и им можно доверять. В последующие дни представители НПО только внимательно следили за дискуссией между членами Комитета и российской правительственной делегацией, т.к. у представителей правозащитных организаций отсутствует права слова во время обсуждения положения с членами правительственной делегации.
 
Стоит отметить, что в ходе обсуждения положения в стране с российской правительственной делегацией члены Комитета ООН неоднократно ссылались на данные российских и международных НПО и просили членов делегации прокомментировать проблемы, выявленные правозащитниками и оставшиеся без внимания в правительственном докладе. Хотя члены делегации ни разу не высказали раздражения и более того, даже отметили важность диалога с гражданскими организациями, их комментарии и ответы на вопросы экспертов Комитета порой вызывали оторопь у наблюдавших за процессом представителей российских и международных НПО, а подчас и смех сквозь слезы. Чего стоят такие фразы, как «теперь русское слово дедовщина, как тройка и спутник, стало интернациональным термином… Эта проблема не стоит уже так серьезно. Хотя происходят иногда вопиющие случаи, но они потом не сходят с экранов телевизора, ими все возмущены…» или, говоря о ситуации на Северном Кавказе и в Чечне: «сегодня похищения в большой степени объясняются переделом сфер влияния в криминальном бизнесе и выкупом…кроме того, необходимо понимать, что родственники членов незаконных вооруженных формирований зачастую объявляют их похищенными, чтобы таким образом оправдать их длительное отсутствие по месту жительства».
 
Поразил и правозащитников, и экспертов Комитета крайне низкий уровень представительства российской делегации, состоящей из заместителей глав департаментов МВД и МИДа, начальника юридической службы Министерства обороны. Возглавлял делегацию постоянный представитель России при отделении ООН в Женеве, а самым высокопоставленным лицом в этой группе был замдиректора Федеральной службы исполнения наказаний. При этом количественная композиция выглядела так: по одному человеку от МВД и Минобороны, 2 человека от ФСИН и порядка 10 человек из МИДа.Ни один из представителей Генеральной прокуратуры на сессию Комитета не приехал. А ведь именно это ведомство осуществляет надзор за исполнением законов и деятельностью правоохранительных органов, и большинство вопросов экспертов Комитета были адресованы именно российской прокуратуре. Председатель Комитета отдельно выразил сожаление по поводу отсутствия представителей прокуратуры.
 
Российские правозащитники считают, что такое низкое представительство правительственной делегации в рамках диалога с Комитетом о положении в России свидетельствует обо все уменьшающемся сотрудничестве нашей страны с международными структурами. Еще три года назадна подобные рассмотрения докладов в Комитете ООН по правам человека и в Комитете ООН по социальным, экономическим и культурным правам приезжали весьма представительные официальные делегации, возглавляемые соответственно министром юстиции и министром труда и социального развития. Такой уровень демонстрировал серьезное отношение к ООН как к международному институту и стремление России лучше выглядеть в глазах международного сообщества.
 
Крайне важным стало то, что в результате всей проделанной российскими правозащитниками работы по подготовке доклада, активного взаимодействия с членами Комитета, участия в работе сессии работа российских НПО была высоко оценена, и, самое главное, заключительные замечания и рекомендации Комитета по итогам рассмотрения ситуации в России были в существенной степени основаны на информации российских правозащитников и включили в себя практически все проблемы, их волновавшие. Это является большой победой.
 
В заключительном документе Комитета содержится более двадцати разделов с рекомендациями, семь из которых признаны Комитетом как крайне важные и по результатам их исполнения Комитет запросил у Рос-
сии отчета в течение года. К приоритетным относятся рекомендации по практической реализации права на доступ к адвокату начиная с момента фактического лишения свободы, по принятию мер к тому, чтобы подозреваемые не подвергались незаконным административным задержаниям, принятию немедленных мер по предотвращению дедовщины в армии и обеспечению незамедлительного беспристрастного и эффективного расследования каждого инцидента, обеспечению защиты потерпевших от насилия в армии и свидетелей такого насилия, а также обеспечению незамедлительного, беспристрастного и эффективного расследования насильственных нападений по признаку расы, этнической и иной принадлежности жертвы.
 
В приоритетном порядке государство должно предпринять усилия пореформированию прокуратуры, в особенности путем внесения поправок в Федеральный закон «О прокуратуре», чтобы обеспечить независимость и беспристрастность этого органа, а также отделить функции уголовного преследования от функций надзора за расследованием сообщений о фактах применения пыток. Государству следует создать эффективные и независимые механизмы надзора для обеспечения незамедлительного, беспристрастного и эффективного расследования сообщений о пытках, а также уголовного преследования и наказания виновных.
 
В приоритетный список также вошли рекомендации по проблеме экстрадиции и возвращения беженцев. Члены Комитета отметили, что из представленной информации не совсем ясен порядок использования письменных гарантий в контексте возвращения («refoulement») беженца при условии соблюдения минимальных стандартов таких гарантий, включая механизмы последующего эффективного мониторинга и соблюдение соответствующих процедурных правил. Комитет запросил подробную статистическую информацию о количестве гарантий, запрошенных за период с 2002 г., каких лиц они касались и каким был исход каждого из дел, а также привести минимальное содержание таких гарантий.
 
Отдельное внимание эксперты Комитета уделили условиям работы правозащитников, фактам давления и преследования и выразили озабоченность новыми законодательными изменениями, регулирующими деятельность НПО. При этом Россия в течение года должна отчитаться о выполнении рекомендаций по принятию эффективных мер по защите всех, кто ведет мониторинг случаев пыток и жестокого обращения и составляет доклады. Меры должны защищать представителей НПО от любых негативных последствий, которые могут им угрожать в результате составления таких докладов, а также гарантировать незамедлительное, беспристрастное и эффективное расследование таких инцидентов.
 
Кроме того, Россия должна обеспечить ясное толкование применения нового закона и ограничить возможность государства по своему усмотрению вмешиваться в деятельность НПО. Для этого России необходимо внести изменения в законодательство, регулирующее деятельность неправительственных организаций, чтобы привести его в соответствие с международными стандартами прав человека в области защиты правозащитников, включая Декларацию ООН о правозащитниках, а также с лучшей мировой практикой.
 
Целый блок приоритетных рекомендаций Комитета посвящен ситуации в Чеченской Республике. В частности, Россия должна обеспечить, чтобы никто не содержался под стражей в неофициальных местах заключения, находящихся де-факто под государственным контролем, принять все необходимые меры по запрету и предотвращению похищений и насильственных исчезновений людей, подвергнув виновных уголовному преследованию и наказанию, провести тщательное независимое расследование методов, используемых при допросе лиц, содержащихся в ОРБ-2 (Оперативно-розыскное бюро), провести незамедлительное, беспристрастное и эффективное расследование всех сообщений о пытках и жестоком обращении в этих и других местах заключения, установить гарантии защиты от репрессий в отношении всех лиц, подающих жалобы, включая и тех, кто подает жалобы на пытки или исчезновения в Европейский Суд по правам человека или в соответствии со статьей 22 Конвенции ООН против пыток.
 
Выше были приведены в кратком изложении только 7 из 26 проблемных блоков рекомендаций. Но и это уже четко свидетельствует, что Комитет детально изучил ситуацию в России в части соблюдения обязательств нашей страны по Конвенции ООН против пыток. Сравнивая рекомендации Комитета с текстами официального и неправительственного докладов, видно, что информация, предоставленная российскими правозащитниками, была учтена экспертами Комитета.
 
Возвращаясь к текстам докладов, представленных в данном сборнике, хочется отметить разные подходы и принципы в описании ситуации государственными чиновниками и правозащитниками. Так, официальный доклад содержит ничтожно мало фактической информации о практике применения пыток и жестокого и унижающего обращения в правоохранительной системе, в воинских частях, а также в медицинских, в частности, в психиатрических учреждениях. В нем преимущественно говорится об изменениях законодательства, произведенных за прошедший период.
 
Правозащитники не отрицают ни тот факт, что эти изменения произошли, ни важности принятия этого законодательства для борьбы с пытками и жестоким обращением. Вместе с тем, значительное число вопросов, которые рассматриваются в докладе правозащитников, в официальном докладе не рассматриваются вообще и, как правило, это касается вопросов правоприменительной практики. Интересно отметить, что доклад правозащитников восполняет пробелы официального доклада не только в части описания проблем с исполнением Конвенции, но и в части описания предпринятых властями шагов по улучшению ситуации. Например, доклад НПО содержит информацию об инициативах в области обучения сотрудников правоохранительных органов, которой нет в официальном отчете. Более подробно рассказывает доклад НПО и о шагах, предпринятых властями для улучшения ситуации в СИЗО и исправительных учреждениях.
 
Сравнивая подходы власти и правозащитников в анализе исполнения Российской Федерацией положений Конвенции, с одной стороны, очевидно, что власти отнюдь не желают, чтобы представляющие их должностные лица пытали людей. Пытки запрещены, официальные лица не призывают к их совершению. Наоборот, министр МВД призвал своих подчиненных корректно обращаться с гражданами и не допускать унижения человеческого достоинства и жестокости. Высокопоставленные должностные лица заявляют о необходимости гуманизировать условия содержания в местах заключения. Вместе с тем, не ведется последовательного мониторинга практической ситуации с пытками. Во многом по этой причине часть законодательных мер и политических решений оказывается на практике не реализованной.
 
Важным является вопрос – как этот опыт международного сотрудничества, рекомендации Комитета мы можем использовать внутри страны для улучшения ситуации? Как переломить тенденцию, когда государство вспоминает о существовании международно-правовых обязательств по запрету пыток и жестокого обращения раз в четыре года – в процессе подготовки и представления периодического доклада в Комитет ООН, а затем благополучно игнорируют заключительные замечания Комитета?
 
Способы могут быть следующие – активное использование рекомендаций Комитета ООН и своих собственных докладов в ходе публичного информирования, переговоров с властями, осуществление мониторинга выполнения Россией рекомендаций Комитета и т.д. Это как раз то, что планируют продолжать делать участники Коалиции российских НПО, участвовавших в подготовке альтернативного доклада.
 
Сборник рассчитан в первую очередь на правозащитное и юридическое сообщество, представителей власти и журналистов. Мы надеемся, что он также будет интересен и более широкому кругу читателей, а его распространение и обсуждение позволит повысить уровень осознания как обществом в целом, так и представителями властей, важности соблюдения международных обязательств по запрету в нашей стране пыток и других видов жестокого и унижающего обращения.
 
Наталья Таубина,
Фонд «Общественный вердикт»
 
Получить код страницы Версия для печати