русский | english
Политика конфиденциальности

Круглый стол "Противодействие терроризму, вооруженные конфликты и права человека"

04 июля 2006, 21:25

Круглый стол Противодействие терроризму, вооруженные конфликты и права человека» (Форум «Гражданская Восьмерка»)

3 июля 2006 г. Москва


    3 июля 2006 года в Москве в рамках гражданского форума “Большой Восьмерки» прошел экспертный круглый стол по правам человека “Противодействие терроризму,  вооруженные конфликты и права человека”. Участники этого круглого стола призывают лидеров стран Большой Восьмерки признать, что  стоящие перед человечеством серьезные угрозы связаны не только с международным терроризмом и локальными вооруженными конфликтами, но и с нарушениями государствами ряда фундаментальных прав человека в контексте «борьбы с терроризмом».   
     Правительства часто не отдают себе отчет в том, что уважение и соблюдение прав человека содействуют безопасности, а не подрывают ее.
     В ходе деятельности государств под флагом борьбы с терроризмом нарушаются ключевые принципы прав человека. Политика и конкретные практики правительств привели к широкому спектру нарушений прав человека, включая пытки и жестокое и унижающее человеческое достоинство обращение, внесудебные казни, нарушение права на справедливый суд, незаконные задержания, включая содержание в секретных тюрьмах, насильственные исчезновения, отказ в международной защите беженцев, включая нарушение принципа невыдачи (non-refoulment), дискриминацию и депортацию людей в страны, где они могут стать жертвой грубых нарушений прав человека, а также ограничения свободы слова и преследования правозащитников.
     Государства  обязаны предотвращать нападения на гражданских лиц и защищать мирное население от насилия, расследовать такие преступления, приводить виновных к ответственности в рамках справедливого судебного разбирательства и обеспечивать своевременное и адекватное восстановление прав жертв.  Неотъемлемой частью справедливого судопроизводства  является гарантия того, что каждому арестованному или задержанному по подозрению в совершении преступления – независимо от его мотивации, и независимо от того, квалифицируется ли данное преступление как террористический акт, должно быть безотлагательно предъявлено обвинение, или он должен быть освобожден. При этом Советом Безопасности ООН, Европейским судом по правам человека, Комитетом министров Совета Европы и другими международными структурами неоднократно подчеркивалось, что государства обязаны жестко гарантировать соответствие всех контр–террористических мер международному праву в области прав человека, международному законодательству по защите прав беженцев и международному гуманитарному праву.
     Среди государств, которые подрывают международное законодательство по правам человека и международное гуманитарное право во имя «войны с террором» и по соображениям национальной безопасности есть и государства «Большой Восьмерки», которые должны служить примером другим странам с точки зрения приверженности правам человека.
   Мы констатируем, что для стран Большой Восьмерки актуальны следующие серьезные проблемы:  
  • применение пыток и жестокого и унижающего человеческое достоинство обращения, в особенности в ходе вооружённых конфликтов в Ираке (например, Абу-Грейб), в Афганистане, в Чеченской Республике и в ряде других республик Северного Кавказа, а также в секретных тюрьмах ЦРУ;
  • использование показаний, добытых под пытками в качестве доказательств вины подозреваемого в суде;
  • экстрадиция и депортация лиц в страны, где они рискуют подвергнуться пыткам (включая случаи высылки на дипломатических гарантиях, как, например, из США или Великобритании), фальсификациям судебных процессов и/или применения смертной казни (например, практика экстрадиции и депортации узбекских беженцев из России в рамках антитеррористического сотрудничества РФ с Узбекистаном);
  • создание незаконных и тайных мест содержания под стражей, таких, как лагерь на базе Гуантанамо и «секретные тюрьмы ЦРУ», а также секретные тюрьмы на Северном Кавказе;
  • внесудебные казни и насильственные исчезновения граждан, задержанных представителями силовых структур в зоне вооружённого конфликта на Северном Кавказе, в особенности в Чечне;
  • безнаказанность должностных лиц, виновных в нарушениях прав человека и в преступлениях, совершённых в рамках «войны с террором»;
  • неизбирательное применение силы в ходе «контр-террористических операций» в Ираке и Чечне;
  • размывание демократических институтов и попытки установления контроля над гражданским обществом под флагом «борьбы с терроризмом» в России;
  • маргинализация исламских сообществ во многих странах «Большой Восьмерки» и ограничение права мусульман на свободу вероисповедания;
  • размывание стандартов международного гуманитарного права как в ходе вооруженных конфликтов, например, в Ираке и Афганистане, так и во внутренних конфликтах, например, на  Северном Кавказе;
  • отказ государств от сотрудничества с новыми универсальными и эффективными юридическими механизмами, такими как Международный уголовный суд (МУС), а также отсутствие эффективного сотрудничества с Международным Комитетом Красного Креста (МККК);
  • дополнительные ограничения прав человека, в частности, в США и в других западных государствах (включая нарушение права на частную жизнь и свободы выражения мнений) и в России (вплоть до ограничений избирательных прав);
 
      Не обеспечивая эффективной борьбы с терроризмом, такие действия государств создают питательную среду для террора. Подобные политика и практики имеют обратный эффект и препятствуют сознанию условий, необходимых для достижения безопасности.
      Кроме того, вызывает озабоченность отсутствие в международном праве четкого юридического определения «терроризма», с помощью которого стало бы возможно более эффективно организовать борьбу с террористическими угрозами и пресекать попытки ряда государств под видом «войны с террором» решать проблемы, не связанные с борьбой с терроризмом. 
      Участники круглого стола призывают страны «Большой восьмерки»:
  • подтвердить свою приверженность ценностям демократии и прав человека и их эффективному претворению в жизнь;
  • публично пересмотреть национальное антитеррористическое законодательство, в том числе нормы, регламентирующее введение чрезвычайного положения, основываясь на международно-признанных принципах пропорциональности и крайней необходимости в ограничении прав человека при принятии мер безопасности;
  • принять меры к пресечению безнаказанности за нарушения прав человека, включая преступления, совершенные представителями силовых структур, вне зависимости от их ранга;
  • гарантировать соответствие уголовного законодательства, включая законы, относящиеся к «террористической деятельности», требованиям точности, однозначности и недвусмысленности с точки зрения возможной интерпретации и санкций; 
  • прекратить экстрадиции и депортации, в том числе в случаях предоставления дипломатических гарантий, в страны, где человек может быть подвержен пыткам, несправедливому судебному разбирательству и/или смертной казни;
  • подтвердить готовность соблюдать абсолютный запрет пыток и жестокого обращения при любых обстоятельствах, а также приверженность обязательству государства эффективно расследовать  и предотвращать такие нарушения;
  • гарантировать проведение всех контр-террористических операций, в том числе по спасению заложников, с минимальными людскими потерями;
  • незамедлительно ратифицировать Римский статут Международного уголовного суда, интегрировать его в систему внутреннего законодательства и сотрудничать с МУС;
  • сотрудничать в полном объеме с Международным Комитетом Красного Креста и следовать его рекомендациям;
  • содействовать скорейшему принятию Генеральной Ассамблеей ООН новой Конвенции о насильственных исчезновениях и ее дальнейшей ратификации странами-членами ООН;
  • взять на себя обязательства по соблюдению и обеспечению гарантий свободы слова и ассоциации, включая, в том числе, право беспрепятственной работы правозащитников,  в соответствии с Декларацией ООН 1998 года по защите правозащитников;
  • сотрудничать с независимыми неправительственными организациями, в особенности в области создания механизмов большей прозрачности и гражданского контроля над силовыми структурами.  
 
Круглый стол был организован Правозащитным Центром «Мемориал» и Центром «Демос» при участии представителей российских НПО и международных правозащитных организаций и ряда независимых экспертов. Список заранее заявленных участников прилагается:  
    Список иностранных участников 
  1. Морин Бернс (Хьюман Райтс Ферст)
 
  1. Антуан Бернар (Федерация лиг прав человека)
 
  1. Эйдин Гилмор (Комитет по применению норм правосудия)
 
  1. Халиа Гован (Международная Амнистия)
 
  1. Берит Линдеман (Норвежский Хельсинкский Комитет)
 
  1. Филипп Лич (Европейский центр защиты прав человека)
 
  1. Ноам Лубелл (исследователь)
 
  1. Джоан Маринер (Хьюман Райтс Уотч)
 
  1. Рошэн Пилэй (Международная комиссия юристов)
 
  1. Виктория Уэбб (Международная Амнистия)
 
  1. Брижит дю Фур (Международная Хельсинкская Федерация)
 
 
    Список московских участников 
  1. Татьяна Евгеньевна Ворожейкина (Московская высшая школа социальных и экономических наук) 
 
  1. Татьяна Ивановна Касаткина (Правозащитный Центр «Мемориал»)
 
  1. Виль Алексеевич Кикоть (юрист, правовед)
 
  1. Сергей Адамович Ковалев (Международное общество «Мемориал», Институт прав человека)
 
  1. Наталья Вячеславовна Кравчук (Правозащитный Центр «Мемориал»)
 
  1. Татьяна Иосифовна Локшина (Центр «Демос»)
 
  1. Сергей Маркович Лукашевский (Центр «Демос»)
 
  1. Александр Гариевич Мнацаканян (Центр «Демос»)
 
  1. Сергей Александрович Насонов (Независимый экспертно-правовой совет)
 
  1. Олег Петрович Орлов (Правозащитный Центр «Мемориал»)
 
  1. Александр Борисович Петров (Хьюман Райтс Уотч, Московское представительство)
 
  1. Уле Солванг (Российская правовая инициатива)
 
  1. Дойна Страйстеану (Российская правовая инициатива)
 
  1. Александр Владимирович Черкасов (Международное общество «Мемориал»)
 
  1. Лидия Юсупова (Правозащитный Центр «Мемориал»)
 
 
    Список региональных участников 
  1. Руслан Бадалов (Чеченский комитет национального спасения, г. Назрань)
 
  1. Усам Байсаев ((Правозащитный Центр «Мемориал», г. Назрань)
 
  1. Арсен Сакалов (Российская правовая инициатива, г. Назрань)
 
  1. Екатерина Леонидовна Сокирянская (Правозащитный Центр «Мемориал», г. Грозный)
 
  1. Аюб Титиев (Правозащитный Центр «Мемориал», г. Гудермес)
Получить код страницы Версия для печати