русский | english
Политика конфиденциальности

Человек без статуса

22 ноября 2006, 09:58

Уполномоченный по правам человека Татьяна Мерзлякова представила на днях в пресс-центре «Интерфакс-Урал» специальный доклад о нарушении права осужденных на документальное подтверждение правового статуса. Взяться за подготовку этого доклада ее подтолкнули письма осужденных.
Как обычно, этот специальный доклад будет представлен губернатору области и председателю правительства области, депутатам Законодательного Собрания области, прокурору области, председателю областного суда, начальнику Главного управления федеральной службы исполнений наказаний по Свердловской области, Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации и еще многим должностным лицам. Предлагаем вниманию читателей выступление Татьяны Мерзляковой по актуальной проблеме, сообщает Урал паблисити монитор.

Татьяна Мерзлякова, уполномоченный по правам человека Свердловской области: Почти в трети писем от осужденных, которые приходят в наш адрес, тревога о том, что их ждет на воле. И первая беда - отсутствие паспорта. Она уже не столь массовая, как прежде. Еще три года назад из мест лишения свободы освобождалось свыше 9 тысяч человек без паспорта. Сейчас при участии губернатора Свердловской области вопрос финансирования оформления паспорта федеральными структурами решен. Тем не менее, 1819 человек в прошлом году вышли на свободу без паспортов. За 9 месяцев этого года без паспорта освободились более тысячи человек. Тревожно за их судьбы.

Не менее тревожно и за безопасность жителей области. Человек без статуса нигде не значится, ему нечего терять и часто от безысходности он снова совершает преступление.

В ходе подготовки специального доклада я поняла, что зачастую выходят из колонии без паспорта потому, что попали туда без него. Явление это массовое. Сейчас, например, в колониях области без документов, удостоверяющих личность, отбывают наказание около 12 тысяч человек. Социальные службы учреждений занимаются поиском документов для определения гражданской принадлежности осужденного и часто не могут ее определить.

Есть на то объективные причины. Порой осужденный не может точно назвать адрес, по которому проживал много лет назад, или указывает его неточно. Тогда на многочисленные запросы сотрудников социальной службы поступают отрицательные ответы. Нередко из-за пожара или небрежного хранения безвозвратно утраченными оказываются домовые книги. Однако при работе с обращениями чаще приходилось сталкиваться с невнимательным, формальным подходом со стороны должностных лиц, ответственных за выдачу паспортов.

По мнению руководства ГУФСИН РФ по Свердловской области, причин, по которым люди выходят на свободу без паспорта, несколько: не поступили ответы на сделанные запросы или поступили слишком поздно, отсутствие средств, незначительный срок отбытия наказания, неподтверждение гражданства.

Действительно, в колониях сотрудники групп социальной защиты уделяют много сил и времени поиску и оформлению паспортов осужденных. Всего за 2005 год они направили в различные организации 9873 запроса для оформления документов, оформлено 2847 паспортов, документы 584 осужденных поданы в паспортно-визовую службу для оформления паспортов.

Однако последствия ужесточения российского иммиграционного законодательства в 2002 году, болезненно сказавшиеся на судьбе многих переселенцев из стран СНГ, наибольший удар нанесли по лицам, отбывавшим или отбывающим наказание.

Отсутствие межведомственной координации, безразличие надзорных органов привели к беспорядку в документировании поступающих в исправительные учреждения людей. Такой ситуации не было никогда. Об этом говорят опытные сотрудники учреждений исполнения наказания. Если в советское время в колонию № 53 за год поступало 6 человек без паспортов, то теперь около 600.

По данным, представленным начальниками исправительных учреждений Свердловской области, каждый пятый осужденный не имеет в личном деле документов, удостоверяющих личность. В исправительной колонии № 2 находятся без документов 1162 из 2942 осужденных, с начала этого года без документов прибыл 591 человек.

Такая тенденция прослеживается практически во всех колониях: в ИК-54 документы отсутствуют у 734 человек из 2057, 636 из них поступили в течение 9 месяцев этого года. В ИК-47 без документов 908 человек из 3513, из них 622 прибыло с начала года. Не лучше ситуация и в воспитательных колониях — не имеют документов 146 из 405 воспитанников Краснотурьинской воспитательной колонии и 151 из 591 воспитанника Кировградской воспитательной колонии.

«Умоляю, просто умоляю вас помочь! Со страхом жду скорого освобождения. Казалось бы, радостное событие, но как жить без паспорта? — это строки из письма осужденного Н. Он хорошо знает, что значит жить без паспорта. — Я понял, что попал в замкнутый круг, из которого нет выхода. Тем более, когда ты бомж, когда ты небрит и отвратительно одет, когда тебе не хватает времени на то, чтобы насобирать достаточное количество бутылок, чтобы не остаться голодным, хождение по кабинетам довольно проблематично».

Такого не должно быть. Проблема касается в основном федеральных служб, но эти люди отбывают наказание на территории Свердловской области, и многие из них остаются здесь жить, поэтому считаю необходимым, чтобы специальный доклад Уполномоченного привлек внимание властей всех уровней.

      КАК СУДИМ, КОГО СУДИМ?

Сегодня каждый четвертый осужденный, отбывающий наказание в исправительных учреждениях области, не имеет в деле не только самого документа, удостоверяющего личность, — отсутствует также его ксерокопия. Непонятно, на основании чего была установлена личность человека. Разбираясь в ситуации, мне приходится делать запросы со слов самих осужденных.

Сотрудники исправительной колонии № 6 уже больше года не могут оформить документы осужденной. В приговоре Первоуральского суда содержится информация о том, что она уроженка деревни Крылосово. Но, по данным отдела ЗАГС, записи о рождении девочки с таким именем, как у осужденной, не обнаружилось. Из управления внутренних дел сообщили, что паспорт ей не выдавали, по данным адресного бюро, в прописке-выписке она не значится. С указанного осужденной адреса была получена поквартирная карточка. Там действительно живет семья с такой же, как у осужденной, фамилией, однако женщина с ее именем там не значилась.

Начальник ГУФСИН РФ по Свердловской области Николай Ткачев отмечает, что часто паспорта остаются дома у родственников, которые не спешат высылать их в исправительное учреждение. Бывает, что осужденный утратил документ много лет назад и не предпринимал никаких действий для его восстановления.

Но не всегда отсутствие документа - вина самого осужденного. В исправительное учреждение могут не поступить и документы, изъятые при аресте. Так, осужденный С, отбывающий наказание в исправительной колонии № 53, рассказал мне, что его паспорт был изъят при задержании и позже утерян сотрудниками милиции.

Из-за отсутствия документа он не мог оформить пенсию по старости, хотя уже достиг пенсионного возраста. Администрации колонии пришлось направить четыре обращения в адрес начальника Кировского РУВД с просьбой помочь в розыске паспорта осужденного, пока не получили ответ, что паспорт был изъят сотрудниками УБОП Для восстановления документа направили запросы в паспортно-визовую службу Чкаловского района Екатеринбурга, где осужденный получал паспорт.

После моего обращения к начальнику ГУВД города Екатеринбурга Борису Тимониченко удалось установить следователя Кировского РУВД, виновного в утрате паспорта осужденного С. Но ответственности за допущенную халатность никто не понес — следователь уволился из органов.

Осужденные высказывали мне опасения, что их пропавший паспорт может быть использован посторонними лицами. И опасения эти, к сожалению, оправданы. Отбывший наказание Г. пожаловался, что его паспорт, изъятый сотрудниками РОВД, был позднее использован для регистрации подставных предприятий, в которых находящийся в местах лишения свободы Г. числился среди учредителей. А к личному делу осужденного в качестве документа, удостоверяющего личность, была приобщена ксерокопия паспорта. Сейчас с этого человека налоговые органы требуют налоги и обещают возбудить уголовное дело. А он сидел в колонии, когда «учреждал» крупные фирмы.

Работники группы социальной защиты осужденных, которые есть во всех колониях, вынуждены выполнять многие, совершенно не свойственные им ранее функции: разыскивать и восстанавливать документы осужденных, устанавливать их личность, готовить документы для определения гражданства. Много сил, времени и средств тратится на исправление ошибок, недоработок, небрежности, допущенных судом и следствием.

Нет уверенности в том, что иностранные граждане, отбывавшие наказание в исправительных учреждениях на территории России, покинут территорию нашей страны. Кто-то не может, а кто-то не хочет. Они находятся на нашей территории, не имея возможности легального заработка.

И это в то время, когда, казалось бы, нашим законодательством все предусмотрено для подготовки к освобождению, оказанию содействия в возвращении иностранных граждан, отбывающих наказание на территории России, в государство своей гражданской принадлежности.

Считаю необходимым принимать реальные меры, позволяющие иностранному гражданину покинуть территорию России после отбытия наказания. В случае отсутствия в личном деле действительных документов, удостоверяющих личность, необходимо оформить и вручить в день освобождения свидетельство на возвращение.



      Большое беспокойство вызывает положение осужденных, не имеющих российского гражданства либо не имеющих подтверждения российского гражданства. К сожалению, наше законодательство не оставляет некоторым из них выбора: крышу над головой и статус есть возможность обрести, лишь вновь совершив преступление. Сколько таких лиц, не скажет сегодня никто - такая статистика в ГУФСИН просто не ведется.

      Трое человек по решениям судов нашей области год провели в приемнике-распределителе в ожидании депортации за счет муниципального бюджета Екатеринбурга. Через год государства СНГ их не приняли, не признав статус граждан этих государств. Их, этих несчастных русских, отпустили. Естественно, без документов. До нового суда?

      Учитывая сложность и большую значимость поставленных в докладе проблем, надеюсь, что поднимаемые вопросы не оставят равнодушными депутатов Государственной Думы от Свердловской области. Необходимо дать возможность легализоваться в России лицам без гражданства, освобождающимся из мест лишения свободы. Тем более, что в данную категорию часто попадают уроженцы России, не имеющие возможности подтвердить факт своего проживания в стране на 6 февраля 1992 года. Без внесения изменений в законодательство эту проблему не решить.

      Надеюсь, озаботятся этой проблемой и областные депутаты. Конечно, в первую очередь нужно скоординировать усилия правоохранительных органов на территории области. Нельзя, чтобы человек выходил на свободу без документа, удостоверяющего личность. Это плохо для него, это опасно для общества. И уже совсем недопустимо, когда он поступает в места лишения свободы без документа, определяющего его статус.

Получить код страницы Версия для печати