русский | english

Юрий Чайка привлекает Европу к суду

03 ноября 2005, 08:29

Вчера, выступая в Госдуме, министр юстиции РФ Юрий Чайка сообщил, что Россия предложила создать международный арбитраж для решения вопросов о выдаче лиц, обвиняемых в совершении преступлений. С помощью такого третейского суда Россия надеется добиться экстрадиции ряда известных россиян, в выдаче которых ей было отказано. Слова главы Минюста были подкреплены заявлениями Владимира Путина, который вчера посетил Международный суд в Гааге. Однако, как полагают опрошенные Ъ эксперты, воплотить эти замыслы в жизнь Москве вряд ли удастся.
Заявление главы российского Минюста совпало с посещением Владимиром Путиным Международного суда в Гааге (см. стр. 1 и 2). В ходе этого визита он напомнил об особой роли России в деле признания международного правосудия и выразил мнение, что российская школа права "является естественной частью европейской системы права" и во многом "способствовала становлению справедливости и миропорядка".
На этом фоне заявление министра Юрия Чайки, сделанное им в ходе правительственного часа в Госдуме, выглядело куда более весомо. "Россия неоднократно сталкивалась с отказом некоторых европейских стран в выдаче лиц для привлечения к уголовной ответственности, в том числе подозреваемых в причастности к терроризму,– пояснил господин Чайка.– Министерством юстиции было выдвинуто предложение о введении института арбитража в механизме европейского сотрудничества в сфере выдачи лиц, обвиняемых в совершении преступлений". По словам министра, это предложение было поддержано участниками варшавского саммита Совета Европы в мае этого года и теперь вопрос "о механизмах разрешения споров" должен быть рассмотрен Европейским комитетом по проблемам преступности.
В Минюсте отказались разъяснить Ъ суть озвученного министром предложения, сославшись на отсутствие сотрудника, компетентного в этих вопросах. Но источник в дипломатических кругах пояснил Ъ, что инициатива напрямую связана со случаями отказа в выдаче по запросам Генпрокуратуры лиц, обвиняемых в России в различных уголовных преступлениях (см. справку). В подобных делах всегда присутствуют правовой и политический аспекты, а национальные суды нередко приходят к выводу, что то или иное лицо преследуется именно по политическим мотивам. При этом решение нацсуда является окончательным и какой-либо международно-правовой механизм его обжалования отсутствует.
По словам источника Ъ, суть предложений Минюста сводится к созданию механизма третейского суда. Если одна страна отказала другой в выдаче конкретного лица, обе страны делегируют по одному арбитру, а те называют имя третьего, который решает, были ли достаточные основания для отказа в выдаче подозреваемого. При этом решение по существу дела (виновен–невиновен) третейский судья выносить не будет. В идеале решения третейского судьи должны иметь приоритет над решениями национальных судов. Но для этого необходимо, чтобы обе страны, между которыми возник спор, были участниками арбитража. Пока планируется ограничить юрисдикцию арбитража рамками Европы, создав его под эгидой Совета Европы.
В МИД РФ, где подобные вопросы всегда проходят обязательную экспертизу, на просьбу Ъ прокомментировать заявление министра Чайки ответили, что "соответствующие вопросы согласовывались и продолжают согласовываться, так как процесс находится в стадии доработки". Однако за обычной для МИДа обтекаемой формулировкой стоят несколько весьма серьезных моментов, свидетельствующих о том, что инициатива Минюста, во-первых, еще далека от практической реализации, а во-вторых, может вызвать межведомственные трения.
По словам источника Ъ, инициатива создания арбитража по решению споров об экстрадиции на исходит от Минюста и прорабатывается именно этим ведомством. При этом, по сведениям Ъ, многие в МИДе испытывают раздражение по поводу того, что доклады министра Чайки по международно-правовым вопросам идут на стол президенту Путину, минуя МИД, хотя в МИДе поддерживают предложения Минюста по сути. Впрочем, как отметили собеседники Ъ, пока работа ведется на уровне экспертов: в недрах Минюста подготовлен протокол, но он пока не утвержден никакими официальными решениями.
Однако очевидно, что инициатива Минюста, даже если она будет поддержана другими странами, потребует тщательной проработки. Так, например, требует правового решения вопрос о том, не нарушает ли отмена третейским судом решения национального суда принцип разделения властей. Кроме того, пока даже не обсуждался вопрос о том, как будет соотноситься деятельность такого арбитража с работой Европейского суда по правам человека, где любое лицо, в отношении которого принято решение об экстрадиции, может обжаловать этот вердикт. Поэтому источник Ъ полагает, что практической реализации предложений господина Чайки при самом благоприятном раскладе следует ожидать не раньше конца будущего года.
Эксперты оценивают инициативу Минюста неоднозначно. Глава комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников напомнил Ъ, что "процедура выдачи регулируется международными конвенциями и договорами". "Конечно, можно сформировать некий унифицированный институт, который занимался бы этой проблематикой,– заявил депутат.– Однако и в этом случае остается ряд препятствий для его нормального функционирования. Ведь государства действуют по своему усмотрению: если лицу грозит смертная казнь либо политическое преследование, государство такого гражданина не выдаст. И даже в случае создания арбитража эти проблемы не снимутся".
Руководитель Центра международных правовых исследований Института государства и права РАН Игорь Лукашов считает "неплохой" идею создания надгосударственного органа, который решал бы вопросы выдачи преступников. "Необходимо уточнить, будут ли решения этого органа обязательными или они будут носить лишь рекомендательный характер",– пояснил профессор Лукашов. К тому же, считает он, решения нового международного органа будут настолько радикальны, что затронут государственный суверенитет. "Случаев невыдачи преступников очень мало,– говорит господин Лукашов.– Боюсь, что некоторые страны не согласятся с целесообразностью создания нового органа. И к новой международной конвенции, инициатором которой выступает Россия, в очередной раз присоединятся лишь Таджикистан и Белоруссия".
Борис Волхонский, Сюзанна Фаризова, Алек Ахундов, Коммерсантъ
Получить код страницы Версия для печати