русский | english
Политика конфиденциальности

Майор УИН оказался не взяточником, а мошенником

03 февраля 2005, 09:04

Коррупция, словно раковая опухоль, разъедает государство российское. Любая, даже весьма скромная должность может стать в наших условиях источником обогащения. В прошлом году сотрудники ФСБ и оперативного управления УИН (управление исполнения наказаний) по Архангельской области закрыли канал, позволявший уголовникам без проблем досрочно выходить на свободу.
В условиях хронического безденежья система УИН, как и большинство других силовых структур страны, сводит концы с концами благодаря благотворительной помощи, которую оказывают заключенные или их родственники. Взамен осужденным предоставляются режимные поблажки. Одна из них - это условно-досрочное освобождение (УДО) без препон со стороны лагерного начальства, с быстрым оформлением документов. Разумеется, такое положение способствует злоупотреблениям и коррупции в системе исполнения наказаний России.
В колониях нашей области за освобождение по УДО без проволочек (условия: хорошее поведение и отбытие 2/3 срока) надо заплатить немалые деньги. Архангелогородцу Александру Вахрушеву (фамилия изменена), отбывавшему пятилетний срок в колонии общего режима на Конвейере, местную таксу за УДО в две тысячи долларов было не потянуть. Но, как говорится, безвыходных ситуаций не бывает. Существовал более дешевый путь условно-досрочного освобождения - через областную больницу УИН.
Для этого надо было обратиться к заместителю начальника по кадрам и воспитательной работе больницы майору Виталию Радченко, который одновременно являлся замом председателя комиссии больницы по приему и распределению гуманитарной и благотворительной помощи.
Александр Вахрушев периодически проходил стационарное лечение в этой больнице и в середине июня прошлого года он записался на прием к Радченко, где предложил за оформление УДО оказать больнице денежную помощь. Радченко согласился помочь и назвал сумму - 15 тысяч рублей на ремонт помещений больницы. Вахрушев попросил родных собрать деньги.
Его мать заняла 10 тысяч рублей у знакомых, а брат Олег принес их Радченко. При этом майор попросил написать заявление об оказании благотворительной помощи и указать в нем только восемь тысяч рублей. Объяснил это тем, что если указать всю сумму, то он не сможет отремонтировать свой кабинет - начальство потратит все деньги по своему усмотрению.
Но собрать еще пять тысяч рублей семья Александра не смогла. Тогда Олег Вахрушев решил добиться освобождения брата по УДО другим путем. Он написал заявление в ФСБ о том, что Радченко вымогает у него деньги за освобождение брата. 26 июля 2004 года после получения оставшихся пяти тысяч рублей Виталий Радченко при содействии сотрудников УИН ("популярность" Радченко в уголовной среде достала и его коллег) был задержан оперативниками ФСБ.
Следствие обвиняло Радченко в получении взятки. Но Архангельский областной суд переквалифицировал его действия на другую статью. Оказывается, в должностные обязанности Виталия Радченко входило оформление документов на УДО только тех людей, которые отбывали наказание в хозяйственной обслуге больницы. В хозотряд брали лишь зэков из колоний строгого режима. Вахрушев сидел на общем режиме, а значит, не мог быть зачислен в хозобслугу и после лечения должен был отправиться обратно на Конвейер и там "пробивать" себе УДО.
Иначе говоря, полученные Радченко деньги нельзя считать взяткой, так как ее не за что было давать. Вместо взяточничества суд вменил Радченко мошенничество - хищение чужого имущества (денег) путем обмана.
Дело в том, что в начале 2004 года по указанию из Москвы (хоть какой-то барьер против коррупции) в системе УИН было запрещено принимать благотворительную помощь от физических лиц - Радченко вообще не имел права брать деньги Вахрушевых. В суде Радченко сказал, что заявление об оказании благотворительной помощи он попросил написать, чтобы отчитаться перед начальником больницы, но из ящика стола оно исчезло, а десять тысяч рублей он потратил в отпуске. Суд приговорил Радченко к условному наказанию.
За годы работы в уголовно-исправительной системе Виталий Радченко неоднократно поощрялся руководством, был занесен на Доску почета УИН, в характеристиках проходит как добросовестный и знающий свое дело специалист. Это одна сторона медали.
Другая: на зарплату в 7-9 тысяч рублей Радченко умудрился отгрохать особняк, менял машины как перчатки. После увольнения из УИН работает у бывшего заключенного и очень доволен жизнью.

А тем временем зэки на Конвейере клянут Вахрушева и обещают в случае повторения отсидки примерно наказать. Ведь через областную больницу УИН и Исакогорский районный суд (окончательное "добро" на УДО дает суд, а больница УИН находится на территории Исакогорского района) была протоптана исправно функционировавшая дорожка под названием УДО. По ней прошли десятки осужденных, и не все из них заслуживали досрочной свободы.

Андрей Сахаров, Правда севера

Получить код страницы Версия для печати