русский | english
Политика конфиденциальности

Зэки создали службу безопасности

02 ноября 2005, 08:22

Вчера стало известно о том, что заключенные колонии №13 Нижнего Тагила (Свердловская область) создали службу безопасности для охраны осужденного за разглашение гостайны экс-сотрудника ФСБ РФ, адвоката Михаила Трепашкина.
Господин Трепашкин написал своему защитнику Сергею Кузнецову, что несколько осужденных, с которыми он отбывает срок в колонии №13, организовали группу, которая осуществляет негласную защиту его от возможных провокаций. «В частности Михаил Иванович (Трепашкин. — „Ъ“) написал, что “в службу безопасности вошли бывшие сотрудники правоохранительных органов, оперативные работники, с которыми у меня сложились дружеские отношения. Они были осуждены по беспределу на длительные сроки”»,— процитировал письмо Сергей Кузнецов. При этом он заявил, что не знает, кто именно из осужденных вошел в «службу безопасности». «Михаил Иванович об этом не написал, и это правильно, так как если об этом узнает руководство колонии, то этих осужденных сразу же переведут в другое место отбывания наказания»,— пояснил Сергей Кузнецов, добавив, что решение осужденных взять под охрану Михаила Трепашкина, продиктовано постоянными угрозами его жизни. Об угрозах в свой адрес, напомним, господин Трепашкин написал адвокату Кузнецову в конце октября (см „Ъ“ за 24 октября), сообщив, что неизвестные предлагали «осужденным устроить в отношении меня провокации и оказать грубое физическое воздействие».
В главном управлении федеральной службы исполнения наказаний по Свердловской области с удивлением восприняли подобную новость. «Я сегодня разговаривала с начальником колонии, и он мне сказал, что с осужденным Трепашкиным все нормально»,— заявила „Ъ“ пресс-секретарь управления Елена Тищенко. В Нижнетагильской прокуратуре по надзору за исправительными учреждениями (ИУ) корреспондента „Ъ“ заверили, что практики, когда бы осужденные брали другого под защиту в Свердловской области, не было. «Я слышу об этом впервые»,— сообщил помощник прокурора Олег Фирсов, добавив, что ему непонятно с кем из заключенных господин Трепашкин мог находиться в дружеских отношениях. «Он, конечно, общается с заключенными, но по нашим данным, он дружен только с Дмитрием Рожиным (экс-сотрудник прокуратуры Ленинского района Екатеринбурга. — „Ъ“). Откуда взялась группа единомышленников, мне не понятно», — пояснил Олег Фирсов, добавив, что материалы по делу Михаила Трепашкина сейчас находятся на изучении в прокуратуре Свердловской области.
Старший помощник прокурора Свердловской области Виктор Яксон подтвердил этот факт, добавив, что такое решение было принято после того, как Михаил Трепашкин написал в нижнетагильскую прокуратуру заявление, в котором сообщил, что его жизни угрожает опасность со стороны «неизвестных лиц». «Нижнетагильская прокуратура по надзору за ИУ отказала в возбуждении уголовного дела по данному заявлению. Сейчас мы проверяем, насколько обоснованно это было сделано»,— сказал Виктор Яксон.
Впрочем, остальные защитники господина Трепашкина особых надежд на областное надзорное ведомство не возлагают. «Мне кажется, что те, кто взял под охрану Михаила Трепашкина, считают, что для него существует реальная угроза. А сам Михаил Иванович неоднократно об этом заявлял»,— пояснила адвокат Елена Липцер.
Дмитрий Васильев, Коммерсантъ
Получить код страницы Версия для печати