русский | english
Политика конфиденциальности

Последний — на выход

05 сентября 2012, 10:53

Минувшей ночью вышел из СИЗО последний из арестованных в рамках громкого уголовного дела о коррупции в правоохранительных структурах Подмосковья прокуроров Роман Нищеменко. Экс-прокурор подмосковного Пушкино просидел под арестом дольше всех своих подельников-коллег, отсидев рекордный для бывших надзорщиков срок - 15 месяцев. Свободу же господин Нищеменко получил не в качестве награды за признание вины, а исключительно благодаря юридическому цейтноту, в котором оказалось следствие.

Роман Нищеменко стал ключевым фигурантом громкого уголовного дела о "крышевании" подмосковными правоохранителями подпольных игорных клубов в 15 городах Московской области, ликвидированных ФСБ весной прошлого года. 17 мая, через два месяца после возбуждения коррупционного дела, господин Нищеменко был задержан и вскоре арестован по обвинению в получении взяток в особо крупном размере в составе организованной группы (п. "а", "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ). По версии следствия, он "получил взятки в виде денег и выгод имущественного характера на сумму более 4 млн руб. за общее покровительство игорной деятельности на подведомственной территории".

Примерно в то же время, напомним, по аналогичным обвинениям были взяты под стражу бывшие начальник управления облпрокуратуры Дмитрий Урумов, прокуроры Ногинска Владимир Глебов и Серпухова Олег Базылян, а также попали в розыск сбежавшие заместитель областного прокурора Александр Игнатенко и прокурор Клина Эдуард Каплун. Под арестом также оказались несколько высокопоставленных полицейских и группа коммерсантов-организаторов игорного бизнеса.

Обвиняемые прокуроры избрали разную тактику защиты, но все они методично шли к одной цели - освобождению из СИЗО. Первым из них покинул изолятор Дмитрий Урумов, давший следствию полный расклад по группе предполагаемых взяточников. Экс-начальнику надзорного управления планируемую им сделку со следствием и особый порядок рассмотрения дела зарубили бывшие коллеги из Генпрокуратуры, однако следственный комитет России (СКР) вознаградил его за сотрудничество домашним арестом.

Частично признал вину и бывший ногинский прокурор Глебов, заявивший, что взяток он не брал, но прикрывал "игровых" из страха перед Александром Игнатенко. Страдающему тяжелой болезнью экс-надзорщику тогда переквалифицировали обвинение на более мягкую статью УК РФ о злоупотреблении должностными полномочиями и выпустили его под подписку о невыезде.

В июле этого года вышел на свободу первый из "несознавшихся" прокуроров Олег Базылян: после того как расследование его дела было закончено и он ознакомился с собранными материалами, Мосгорсуд счел возможным отпустить его под домашний арест. Хорошие новости из суда, видимо, подтолкнули к активным действиям Эдуарда Каплуна, все это время наблюдавшего за развитием ситуации из Израиля. Месяц назад он сам явился на допрос в СКР, заявив, что вину не признает, а свое отсутствие назвал при этом избранной линией защиты. Претензий к господину Каплуну у следствия, как выяснилось, и не было - его просто отпустили без предъявления обвинения и избрания меры пресечения.

Третий из "несознавшихся", Роман Нищеменко, отсидел в СИЗО дольше всех остальных - без малого год и три месяца. За это время Басманный суд, несмотря на возражения Генпрокуратуры и защиты обвиняемого, несколько раз продлевал ему арест, ссылаясь на то, что, оказавшись на свободе, опытный юрист Нищеменко может воспрепятствовать расследованию, оказать давление на свидетелей и прочее.

Возможность получить свободу появилась у него только благодаря юридическому цейтноту, в котором оказалось следствие. Дело в том, что расследование уголовного дела Романа Нищеменко было завершено еще в июле, а после того как обвиняемый ознакомился с материалами, их передали на утверждение в Генпрокуратуру. Однако заместитель генпрокурора Виктор Гринь обвинительное заключение не утвердил, сославшись на неполноту и противоречивость собранных доказательств. В минувший понедельник следствие обжаловало принятое решение у генпрокурора Юрия Чайки, который ответа пока не дал. У обвиняемого тем временем истек последний назначенный судом до 4 сентября срок содержания под стражей.

Как пояснили "Ъ" в СКР, пока проходила переписка, следствие не имело права ходатайствовать о продлении ареста обвиняемому, поскольку Роман Нищеменко, согласно действующему законодательству, все это время находился в юрисдикции Генпрокуратуры. Обратиться в суд в этот период могло бы само надзорное ведомство, однако там уже неоднократно давали понять, что считают арест обвиняемых по "игорному" делу необоснованной мерой. В итоге просить ареста господина Нищеменко так никто и не стал.

Как пояснила "Ъ" его адвокат Наталья Швецова, к 24 часам вторника ее клиент будет выпущен из СИЗО. Причем освободить господина Нищеменко в такой ситуации обязана сама система Федеральной службы исполнения наказаний без всяких согласований со следствием, надзорным ведомством или судом. В СКР при этом отметили, что, если генпрокурор Юрий Чайка согласится с мнением своего заместителя и потребует дополнительно расследовать дело экс-прокурора Нищеменко, обвиняемый снова окажется под юрисдикцией комитета. В этом случае следователь может обратиться в суд за очередным арестом экс-прокурора, ведь теоретически предельный срок его содержания под стражей, составляющий 18 месяцев, еще не вышел.

Напомним, что из всех обвиняемых экс-прокуроров под стражей остается только предполагаемый организатор группировки "крышевателей" Александр Игнатенко. Его задержали в Польше, однако начатая процедура экстрадиции бывшего заместителя областного прокурора затянулась. В итоге для российского следствия главный фигурант громкого коррупционного дела пока остается недоступным.

Сергей Машкин, Коммерсантъ

Сюжет: Дело о казино

 

Получить код страницы Версия для печати