русский | english
Политика конфиденциальности

В ОВД «Замоскворечье» не нашли нарушений дисциплины в применении насилия полицейским к семилетнему ребенку

02 октября 2012, 12:03

Москвичка Людмила Коршунова, чей семилетний ребенок получил травмы шеи, когда начальница отдела по делам несовершеннолетних ОВД «Замоскворечье» стаскивала его с лестницы, пытаясь заставить семью покинуть квартиру, получила ответ на свое обращение от начальника ОВД Юрия Бойко. Из текста ответа следует, что полицейские, получив сообщение о случившемся, провели служебную проверку, которая не выявила нарушений служебной дисциплины. При этом начальник ОВД «Замоскворечье» сообщает, что «проведены дополнительные занятия по изучению Кодекса профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел».

Напомним, что в апреле 2012 года в Фонд «Общественный вердикт» обратилась москвичка Людмила Коршунова на иждивении которой находятся малолетний ребенок и престарелая мать. Семья Коршуновой жила в комнате в коммунальной квартире в центре Москвы. Весной 2011 года москвичка решила улучшить жилищные условия, и арендовала отдельную квартиру. Через год между Коршуновой и хозяином квартиры возник конфликт, и женщина решила съехать после истечения срока договора.

4 марта 2012 года, когда Коршунова собирала вещи и готовилась к переезду, в квартиру вместе с нарядом полиции явился хозяин. Взломав дверь, полицейские отобрали у Коршуновой паспорт, который вернули только после того, как женщина позвонила в дежурную часть через «02». Затем в квартиру явился участковый уполномоченный И. Джиоев, который попытался отобрать у Коршуновой мобильный телефон, паспорт и договор аренды. При этом другие полицейские отделили бабушку и сына от матери, а саму Коршунову заблокировали в комнате, а затем вызвали майора полиции С. Сулейманову, начальницу подразделения по делам несовершеннолетних в Замоскворецком ОВД

Приехав в квартиру, инспектор объявила, что забирает ребенка с собой. Мать пыталась одеть ребенка или дать ему теплую обувь, однако полицейские не позволили этого сделать. Майор полиции схватила ребенка и вытащила его из квартиры, затем двое полицейских вывели из квартиры мать Коршуновой. Еще двое полицейских вывели Коршунову, угрожая ей автоматом.

С лестничной площадки Коршунова услышала, как крик сына, который затем резко прекратился. Позднее выяснилось, что когда полицейская тащила ребенка вниз по лестнице с пятого по первый этаж, чтобы тот не кричал, она прижала мальчику шею.

В отделении полиции инспектор по делам несовершеннолетних стала интересоваться у Коршуновой, в какую школу ходит ребенок. При этом присутствовал хозяин квартиры. Узнав, где учится ребенок, и какие кружки посещает, полицейская вынудила Коршунову подписать расписку в том, что она не имеет претензий к сотрудникам полиции. Врачи, позднее осмотревшие ребенка, зафиксировали у него тупую травму шеи, повреждения трахеи, гематомы, также у мальчика развился острый посттравматический ларингит и посттравматический стрессовый синдром.

 

Получить код страницы Версия для печати