русский | english
Как можно помочь Фонду?

На суде по делу капитана Рахаева допрошены эксперты

06 марта 2013, 11:59

Прошедшее 5 марта в Черкесском городском суде заседание стало яркой «лакмусовой бумагой», проявившей всю необоснованность предъявленного капитану полиции Руслану Рахаеву обвинения, некомпетентность краснодарских и ростовских экспертов, которые проводили вторую и третью экспертизу по делу, желание стороны обвинения не придавать процесс огласке, и, напротив, желание судьи разобраться в произошедшем максимально объективно.

Так в самом начале судебного заседания, несмотря на настоятельные требования стороны обвинения удалить из зала представителей СМИ, решением судьи журналисты были оставлены.

Адвокат Рахаева Евгений Кузюр заявил ходатайство о допуске к участию в процессе независимого эксперта-танатолога (исследует причины наступления смерти), в качестве специалиста, для оказания помощи адвокату при допросе им экспертов, дававших заключения в ходе предварительного расследования. Необходимость участия указанного специалиста обосновывалась тем, что выводы экспертов о давности причинения телесных повреждений погибшему, несмотря на одинаковые результаты гистологических исследований, разнились от десятков минут до нескольких часов.

Стоит отметить, что без участия специалиста при допросе экспертов адвокат Рахаева фактически лишился бы возможности допросить экспертов максимально результативно, так как такой допрос, как мы в последствие убедились, требовал специальных глубинных познаний в области, как самой судебной медицины, так и нормативно-правовой части, регулирующей порядок и условия проведения судебных экспертиз. Было важно не столько задать вопрос эксперту, сколько правильно понять смысл ответа на него, оценить степень достоверности, а при необходимости иметь возможность переформулировать вопрос или задать новый, уточняющий.

Прокурор категорически возражал против участия специалиста. В качестве основного аргумента гособвинитель использовал то обстоятельство, что напрямую такая форма участия специалиста в судебном заседании в уголовно-процессуальном законодательстве не предусмотрена, а значит, по его мнению, запрещена, и использована быть не может. Ссылка адвоката Кузюр на Пленум ВС РФ прокурором не воспринималась. Видимо, прокурор в своем порыве забыл и о другом принципе Права, изучаемом всеми юристами в институтах, а именно «что не запрещено - то разрешено».

К чести судьи после десятиминутной «перепалки» между сторонами, протесты прокурора были отклонены. Специалист защиты был приглашен в зал заседания. Забегая вперед, следует отметить, что специалист оказал неоценимую помощь при допросах экспертов.

Допрос первого эксперта из Ростовского Бюро СМЭ сразу выявил либо неосведомленность эксперта, либо его нежелание сообщать суду неудобные для него сведения о том, в связи с чем экспертиза была назначена именно в его Бюро, почему в состав экспертной комиссии входили именно те эксперты, которые ее делали, почему в нее не был включен эксперт-гистолог, почему среди специалистов, производивших такую «сложную» экспертизу не было специалистов-танатологов, почему состав комиссии определял не руководитель Бюро, а его заместитель по общим вопросам. К слову сказать, такая должность Законом «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" не предусмотрена.

Эксперт не смог назвать ни одного автора научного труда, на основании которого он смог сделать свои выводы, ссылаясь на то, что находится не в своем кабинете и под рукой не имеет никаких книг. Отсутствие ссылок на таких авторов в самом заключении объяснил необязательностью такого указания, что также противоречит ст. 8 вышеуказанного Закона.

Эксперт из Краснодара на фоне своего ростовского коллеги выглядел немного лучше. Он пытался объяснить, почему он со своими коллегами счел возможным сократить время образования «лейкоцитарного вала» и «нитей фибрина» до 1 часа, однако это выглядело неубедительно и совсем не логично. Так, он соглашался с тем, что указанные выше реакции организма на полученную травму у среднестатистического человека появляются через 4 часа, но при этом растянул этот промежуток времени от 30 минут до 5-6 часов. А в конце допроса вообще заявил, что согласен с выводами следствия о том, что все повреждения Рахаевым были нанесены погибшему в течение 50 минут до наступления его смерти. Научно обосновать свой тезис он также не смог.

Эксперт из Черкесска, проводивший самую первую экспертизу в рамках расследования уголовного дела проявил себя как настоящий профессионал. Выступая на суде, он полно и обстоятельно ответил на все вопросы, как защиты, так и обвинения. Его ответы не оставили никакой возможности сомневаться в его компетентности и объективности.

Следующее заседание пройдет 12 марта 10.30 в Черкесском городском суде.

Подробнее с делом Руслана Рахаева можно ознакомиться на сайте Фонда «Общественный вердикт»

Юрист Фонда «Общественный вердикт» Антон Звездкин

 

Получить код страницы Версия для печати