русский | english
Как можно помочь Фонду?

Адвокат о нарушениях в деле сочинского рабочего, коготорого судят за сообщение о пытках

15 июля 2014, 12:07

В Адлерском районном суде города Сочи продолжается судебный процесс по делу сочинского рабочего Мардирос Демерчян, пострадавшего от жестоких пыток в отделе полиции. Демерчяна обвиняют в якобы «ложном доносе» на полицейских. О судебном заседании, состоявшемся 9 июня, и о грубых нарушениях в его рамках сообщает в своем блоге адвокат Александр Попков, который при поддержке Фонда «Общественный вердикт» защищает Демерчяна:

«На этой неделе в среду прошло очередное заседание в процессе по обвинению рабочего Демерчяна в якобы ложном доносе на пытки полицейских.

Судья Якименко уже даже не изображает справедливое разбирательство. Отказал мне в ряде серьёзных ходатайств:

об ознакомлении с материалами проверки по заявлению Демерчяна на пытки в полиции. Три тома проверки как вещдоки приложены к уголовному делу и для чего-то упакованы в самый черный пакет. Мне было сказано, что мне защите милостиво будет предоставлено право ознакомиться, когда прокурор эти доказательства представит. Т.е. подготовиться к этому, проанализировать материалы, сравнить их с уголовным делом и полноценно участвовать в исследовании доказательств, защита не сможет.

об ознакомлении и получении копий информации на электронных носителях. Часть материалов - всякие видеозаписи следственных действий и самое главное - данные из полиграфа, когда проводили экспертизу полицаям, всякие физические параметры, которые фиксирует полиграф. Бессмысленно анализировать текстовую часть психофизиологической экспертизы, не имея доступа к этим важным данным. Отказал мне суд уже во второй раз, поскольку я сейчас подал более расширенное и мотивированное ходатайство, объясняя, зачем нам это нужно.

в проведении видеосъемки процесса защитой и журналистами/зрителями. Вообще Верховный Суд в декабре 2012 г. разъяснил, что видеосъемку открытого судебного процесса можно запретить только со ссылкой на то, чьи права могут быть нарушены этой видеофиксацией. В нашем заседании прокурор Савельева не возражала против видео, однако судья запретил. Вообще без каких-либо обоснований.

Вообще перед самим заседанием произошёл неприятный инцидент, когда двое товарищей плотного телосложения (один в форме пристава, другой - обычной одежде) начали предъявлять журналисту «Кавказского Узла» Светлане Кравченко претензии по поводу фотосъемки в здании суда, пытались её куда-то сопроводить и заставить стереть фотографии. Вели себя весьма по-хамски, не представлялись, угрожали, да и не могли объяснить толком что их сподвигло на такие действия.

Тут же секретарь судебного заседания Недорубан пыталась ограничить проход в зал зрителей, дескать, сначала пройдут адвокаты с Демерчяном, а потом ... потом. Якобы надо было убедиться, что все двое защитников на месте. Рассказал ей про публичность судебного разбирательства, она поулыбалась и в итоге пропустила по доброте душевной.

В самом заседании допросили несколько свидетелей. Один из тех самых полицаев, Скляров, ничего не помнил напрочь, кроме того, что «никакого морального и физического воздействия к Демерчяну не применялось». И он, и наконец-то прибывший начальник отделения полиции вовсю уклонялись от ответа на вопрос на основании всё-таки чего полиция искала похищенный кабель, если заявление поступило через 10 дней после явки с повинной. Они ссылались на некую секретность по делам оперативного учета, даже сам факт существования такого дела не смогли удостоверить, ссылаясь на Великую Оперативно-Розыскную тайну. Причем с полного одобрения судьи.

Судьёй обыденно нарушаются нормы процесса. Ходатайства прокурора даже уже не обсуждаются, а сразу исполняются. Нарастает давление на защиту по поводу оглашения протоколов допроса неявившихся свидетелей. Нас начали обвинять в затягивании процесса, поскольку мы задаем свидетелям слишком много вопросов. В общем, нормальный такой россиянский суд в одну калитку.

Зато горькую пилюлю подложили обвинению врачи, которые принимали у Скорой пострадавшего. Один чётко подтвердил, что у Демерчяна имелось сотрясение головного мозга, что подтверждалось не только жалобами, но и рядом объективных признаков. Прокурор Савельева задала наводящий вопрос про рвоту, дескать, могла ли рвота быть вызвана укачиванием в автомобиле или проблемами с пищеварением, но врач вполне убедительно это опроверг.

С другим свидетелем-доктором вообще вышел конфуз. Врач засомневался, что осматривал задний проход у потерпевшего и определил там отсутствие повреждений, хотя в протоколе допроса это было написано. Показали ему протокол и свидетель категорично заявил, что подписи ему не принадлежат. Суд назначил почерковедческую экспертизу. Это уже второй свидетель-врач, протокол допроса которого внаглую подделан. Следствие такое следствие.

А ещё удивительная какая-то история происходит с протоколами судебных заседаний. Я с апреля подал уже четыре ходатайства ознакомить меня с материалами, в том числе одно повторное. И тишина... Спросил в процессе у судьи, он сообщил, что ему ничего не поступало. Секретарь усиленно кивала и изображала недоумение. Чудеса прям. Очень похоже на манипуляции с протоколами в деле Саввы, где адвокат Дубровина до сих пор не может получить их.

Демерчяна защищаем вдвоём с адвокатом Бойченко и при поддержке Общественного Вердикта.

Следующее заседание пройдёт 23 июля в 11-30».

Помочь Фонду "Общественный вердикт"

 

Получить код страницы Версия для печати