русский | english
Политика конфиденциальности

В следственный комитет призвали прокурора запаса

21 августа 2007, 10:11

Как стало вчера известно Ъ, должность заместителя председателя следственного комитета при Прокуратуре РФ -- руководителя военного следственного управления предложено занять бывшему главному военному прокурору РФ 57-летнему Михаилу Кислицыну. Он известен, в частности, тем, что санкционировал предъявление обвинения бывшему замминистра финансов Андрею Вавилову в превышении должностных полномочий и подписал обвинительное заключение по делу Олега Калугина, обвиняемого в госизмене. Господин Кислицын получит право возбуждать и прекращать уголовные дела, но направлять их в суд сможет только с разрешения нынешнего "военного" замгенпрокурора Сергея Фридинского.

До начала работы следственного комитета (СК) при Прокуратуре РФ осталось меньше трех недель, однако, кроме его председателя Александра Бастрыкина, на должности в руководстве СК официально пока никто не назначен. Согласно подписанному недавно указу президента Путина, председатель СК будет иметь 12 заместителей, в том числе одного первого зама и заместителя -- руководителя военного следственного управления. По сведениям Ъ, на должность первого зампреда СК претендует кто-то из близких петербургских знакомых господина Бастрыкина; на пост зампреда СК по кадрам рассматриваются кандидатуры бывшего главного кадровика Генпрокуратуры Валентины Поляковой (о ее возможном назначении Ъ рассказывал 10 августа), являющейся членом команды экс-генпрокурора Владимира Устинова, и бывшего замминистра юстиции Олега Хлупина, входящего в команду нынешнего генпрокурора Юрия Чайки. Должность же заместителя господина Бастрыкина по военному следствию, по сведениям из Генпрокуратуры, также предложено занять бывшему замминистра юстиции, работавшему с 2000 по 2002 год руководителем Главной военной прокуратуры (ГВП), Михаилу Кислицыну.

Генерал Михаил Кислицын -- кадровый военный: прошел путь от командира взвода зенитно-ракетного дивизиона до прокурора Московского военного округа, проработав на последней должности семь лет. На посту главы ГВП он сменил Юрия Демина, который пришел в военную прокуратуру из ФСБ и считался там чужаком. Тогда, в июле 2000 года, Совет федерации единогласно проголосовал за его назначение главой ГВП. Одним из первых его действий на этом посту было вынесение надзорного протеста в президиум Верховного суда на оправдательный приговор троим обвиняемым во взрыве на Котляковском кладбище (в том числе полковнику ГРУ Валерию Радчикову). Причем в этом протесте Михаил Кислицын не пытался спасти честь мундира прокуратуры, которая вела следствие, а, напротив, утверждал, что расследование было проведено некачественно. И в итоге добился отмены оправдательного вердикта и направления дела на дополнительное расследование (позже суд приговорил исполнителей преступления к 14 и 15 годам заключения).

По мнению сотрудников ГВП, именно благодаря принципиальности главного военного прокурора Кислицына было доведено до суда нашумевшее дело против армейского полковника Юрия Буданова (см. стр. 4). С санкции господина Кислицына ГВП обвинила бывшего главного финансиста Министерства обороны Георгия Олейника и экс-замминистра финансов Андрея Вавилова в превышении должностных полномочий при перечислении английской фирме United Energy International $450 млн из госбюджета для "ЕЭС Украины". Генерала Олейника по этому делу оправдал Верховный суд, а дело господина Вавилова прекратила Генпрокуратура.

За два месяца до отставки глава ГВП Кислицын подписал обвинительное заключение по делу заочно обвиняемого в госизмене экс-генерала КГБ Олега Калугина, проживающего в США. Несмотря на тогдашнюю позицию руководства Верховного суда, считавшего, что заочные процессы -- атавизм советского времени, генерал Кислицын тем не менее сумел добиться для генерала 15-летнего срока.

С просьбой об освобождении главного военного прокурора от занимаемой должности "по состоянию здоровья" в Совет федерации обратился в июне 2002 года генпрокурор РФ Владимир Устинов. Впрочем, в ГВП знали, что дело не в здоровье господина Кислицына: тот активно занимался спортом и даже бегал десятикилометровые кроссы. Причина отставки была банальной: Михаил Кислицын не захотел больше работать под руководством генпрокурора Устинова.

Уже через несколько месяцев после ухода из прокуратуры господин Кислицын был назначен замминистра юстиции, а после ухода из Минюста Юрия Чайки перешел на работу начальником инспекции Счетной палаты по контролю за расходами средств федерального бюджета в промышленности и энергетике. Оттуда он ушел в феврале этого года по причине, которую кадровики Счетной палаты сообщить Ъ вчера отказались.

Михаилу Кислицыну в случае назначения главным военным следователем придется работать в тесном контакте с замгенпрокурора -- главой ГВП Сергеем Фридинским. Согласно поправкам в УПК и закону "О прокуратуре", обязанности между ГВП и военным следственным управлением распределены так: возбудить уголовное дело и отказать в его возбуждении вправе лишь следователи, а ГВП может отменить постановление о возбуждении дела, если доследственная проверка проведена некачественно. Вместе с тем ГВП не вправе будет вмешиваться в ход предварительного следствия вплоть до его окончания. Обвинительное же заключение будет утверждать ведомство Сергея Фридинского, которое вправе "забраковать" дело и вернуть военным следователям для доработки. Кстати, в ГВП слухи о возвращении "на следствие" Михаила Кислицына восприняли положительно: большинство следователей считают его "профессионалом и принципиальным человеком".
Екатерина Заподинская, Коммерсантъ
Получить код страницы Версия для печати