русский | english
Политика конфиденциальности

Покусанный москвичем дворник получит 150 тыс. рублей от обидчика. Полицейские, не принявшие заявление, наказаны не будут

01 сентября 2017, 12:52

Дикая история, произошедшая в середине августа в московском районе Очаково-Матвеевское, закончилась примирением сторон. 16 августа этого года дворник Махмуд Давлатзода сделал замечание жительнице, которая выгуливала собаку на цветочной клумбе. После этого, муж собачницы сначала избил дворника, а на следующий день, требуя извинений, избил снова, и даже откусил Махмуду кусок уха. Бытовой, хоть и возмутительный по своей жестокости инцидент, так бы и остался бытовым, если бы не полицейские, которые отказались принимать у пострадавшего заявление.

Давлатзода попал в больницу, а полицейские вместо расследования, приложили все усилия, чтобы уговорить дворника примириться с нападавшим. К Махмуду в больницу для этого даже приходил участковый.

После того, как Давлатзода обратился к правозащитникам, фонд «Общественный вердикт» стал оказывать ему юридическую помощь, а Комитет «Гражданское содействие» помог с лечением. Адвокат фонда Ирина Бирюкова обратилась в Следственный комитет и МВД, чтобы те разобрались в произошедшем и предприняли действия, предусмотренные законом.

Однако уже через несколько дней пострадавший отказался от намерений привлечь к ответственности, напавшего на него москвича. Также Давлатзода принял решение не жаловаться на полицейских, не принявших заявление. После этого было подписано мировое соглашение между дворником и агрессивным жителем Очаково-Матвеевского. Чтобы защитить интересы пострадавшего, соглашение было составлено при участии адвоката «Общественного вердикта. Обидчик выплатил Довлатзода 150 тыс. рублей на лечение.

Адвокат «Общественного вердикта» Ирина Бирюкова так прокомментировала примирение: «В целом я оцениваю ситуацию больше как положительную. Примирительная процедура - это тоже одна из возможностей наказать виновника. Он принёс извинения, загладил причинённый моральный вред. Махмуд неконфликтный человек, глубоко верующий, видимо, поэтому он и принял для себя такое решение. Против воли потерпевшего мы пойти не можем и прекращаем работу по делу».

 

Получить код страницы Версия для печати