русский | english
Политика конфиденциальности

Шесть лет закон об «иноагентах» не отвечает требованиям «качества закона»

27 ноября 2018, 13:24

Закону об «иностранных агентах», который вступил в силу в ноябре 2012 года, исполнилось шесть лет. За это время его применение продолжает создавать неблагоприятный климат для работы и развития правозащитных и других некоммерческих организаций в России. Законодательство об НКО непредсказуемо и размыто и не отвечает требованиям «качества закона». Огромные штрафы, поводом к которым становятся даже публикации в Facebook, используются как инструмент давления на НКО и их руководителей, вынуждая организации ликвидироваться. Мы собрали и проанализировали статистику, которая показывает динамику ситуации с «иностранными агентами» c 2012 года по сегодняшний день.

 

Любая деятельность «политическая» Определение «политической деятельности» в законе об «иноагентах» подвергается критике с момента его обсуждения и на протяжении всех лет действия. Оно позволяет максимально широко и вольно толковать закон как в оценке участия НКО в политической деятельности, так и в оценке получения финансирования из иностранных источников.

 

Согласно этому определению любая деятельность НКО подпадает под признаки «политической», если организация работает хоть сколько-нибудь публично, если деятельность НКО может воздействовать на общественное мнение, и особенно, если в результате возникает общественный резонанс.

При этом наличие или отсутствие иностранного финансирования может не иметь значения в связи с конкретной деятельностью НКО, которую органы власти рассматривают как «политическую». Закон об «иностранных агентах» предусматривает исключения, согласно которым к «политической» не относятся деятельность в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, профилактики и охраны здоровья граждан, социального обслуживания, социальной поддержки и защиты граждан, защиты материнства и детства, социальной поддержки инвалидов, пропаганды здорового образа жизни, физической культуры и спорта, защиты растительного и животного мира, благотворительная деятельность.

 

Однако в реестр «НКО-иностранных агентов», вносят благотворительные и экологические организации, а также те, что занимаются профилактикой и предупреждением социальных болезней, например помощью больным ВИЧ или диабетом.

 

 

Реестр «иноагентов» поредел, НКО включают в него реже, но ситуация становится хуже

 

Как НКО включали в реестр "иноагентов"?

Включать НКО в реестр «иноагентов», стали реже. В 2016 году список пополнился 43-мя организациями, а в 2017-м 16-ю, и только пятью в этом году. На сегодняшний день в реестре находятся 72 НКО. Максимальное количество организаций было в реестре в ноябре 2016 года - 148.

 

Количество НКО в реестре "иноагентов" с 2012 по 2018 годы

Всего за шесть лет в реестре побывали 175 организаций. За все это время только 25 организаций подали заявление о включении самостоятельно и добровольно. Если в реестре побывали всего 175 НКО, а сегодня их осталось 72, получается, что всего из реестра исключили - 103 организаций.

За два года количество организаций в реестре уменьшилось в два раза. Но организации выходят из «иноагентов» лишь по двум причинам: в связи с отказом от иностранного финансирования, либо в связи с ликвидацией. Количество организаций в реестре само по себе не является показателем проблем, возникших с принятием закона об «иноагентах».

 

НКО. «Полезные» и «неполезные»

Чтобы понять масштаб проблемы и ту роль, которую играет применение закона для российского некоммерческого сектора в отдельной сфере или регионе важным показателем является то, какие именно организации признаются «иностранными агентами». Чем они занимаются и какую роль играют в своем регионе или сфере деятельности, а также каковы последствия для организации от включения в соответствующий реестр?

В реальности закон об «иностранных агентах» положил начало для разделения НКО, в определенном смысле, на «приносящие пользу для общества» и, якобы, работающие не в пользу общества. Есть «иностранные агенты», а есть социально-ориентированные НКО.

Самим включением в реестр, организациям фактически указывают на отсутствие в их деятельности социальной значимости и пользы для общества.

 

Запреты

Вопреки утверждению чиновников, включение в список «иноагентов» не является «простой формальностью», которая не несет негативных последствий для тех, кто был занесен в реестр. На сегодняшний день по всей стране приняты и применяются более 350 нормативных актов федерального, регионального и местного значения, содержание которых прямо указывает на дискриминацию включенных в реестр «иностранных агентов» НКО.

Вот далеко не полный список конкретных запретов для «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»:

• запрет на получение финансирования (в виде субсидий и грантов из региональных и местных бюджетных источников)

• запрет осуществлять мониторинг проведения выборов и референдумов, наблюдением в день голосования,

• запрет выдвигать членов общественных наблюдательных комиссий (наблюдающих за соблюдением прав человека в колониях, СИЗО и других учреждениях),

• запрет на проведение независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов),

• ограничение на участие представителей НКО-иноагентов в региональных общественных палатах и иных региональных общественных образованиях,

• отнесение «иностранных агентов» к субъектам особого контроля в рамках противодействия экстремизму (пока такие случаи единичны, но это тревожные сигналы для всего некоммерческого сектора, так как не исключают возможности развития дальнейших законодательных инициатив в этом направлении).

 

Штрафы, в том числе за посты на Facebook

Проблемой остается применение закона об «иноагентах» в части привлечения к административной ответственности. Огромные штрафы «убивают» НКО и особенно хорошо это видно в регионах. Главных оснований для привлечения к административной ответственности два: первое - деятельность НКО без регистрации в соответствующем реестре; второе - отсутствие маркировки «иноагент» на публичных материалах организации.

Власти ищут новые сферы и области применения закона, для привлечения организаций к ответственности. 2018 год отметился новой тенденцией, организации стали привлекать к административной ответственности за отсутствие у НКО, включенных в реестр, сведений об этом на своих ресурсах в социальных сетях Facebook и Вконтакте.

Дела заканчиваются штрафами даже в случаях, когда соответствующая информация в аккаунтах в социальной сети имелась или имеется в том или ином виде. В ряде административных дел явно прослеживается участие и инициатива ФСБ, например негласные оперативно-розыскные мероприятия в отношении НКО и их руководителей.

Закон об «иноагентах» используется как инструмент давления на НКО и персонально на их руководителей. Многие организации не в состоянии сами защищать себя в судах, а в случае проигрышей - платить огромные штрафы. В таком случае единственным доступным выходом оказывается вынужденная ликвидация организаций.

 

Юристы «Общественного вердикта» за шесть лет действия закона представляли в судах интересы 23 НКО, в том числе в 16 делах при обжаловании включения в реестр «иноагентов» и 59 делах, связанных с привлечением НКО к административной ответственности, а также консультировали 27 НКО в 15 регионах России.

Получить код страницы Версия для печати