русский | english

Ошейник для правосудия

19 января 2006, 08:40

Депутаты-«единороссы» Геннадий Гудков (полковник ФСБ в отставке), Николай Ковалев (бывший директор ФСБ) и Анатолий Куликов (бывший министр внутренних дел) выступили с предложениями внести поправки в закон о депутатских полномочиях. Они хотят, чтобы парламентарии получили право «знакомиться с уголовными, гражданскими и административными делами, решения (приговоры) по которым вступили в законную силу". Получается, что сам принцип разделения властей (законодательной, исполнительной и судебной) ставится под большой вопрос, так как депутаты фактически получают право влиять на судей.
Расширение своих прав депутаты объясняют желанием усилить контроль законодателей за правоохранительной системой.
Действующий закон о статусе депутата и сенатора, принятый в 1994 году, позволяет народному избраннику инициировать парламентский запрос к любому должностному лицу, начиная с премьер-министра, либо депутатский запрос от себя лично. Статус думца предусматривает также возможность пригласить любого госчиновника на заседание палаты и задать ему неприятные вопросы.
При этом статья 18 закона "О статусе члена СФ и статусе депутата Государственной думы ФС РФ" содержит существенное ограничение их полномочий. В ней оговаривается, что «вмешательство члена Совета Федерации, депутата Госдумы в оперативно-розыскную, уголовно-процессуальную деятельность органов дознания, следователей и судебную деятельность не допускается».
Аналогичная норма, выводящая из-под депутатского контроля факты, по которым возбуждено уголовноедело, была прописана и в президентском законопроекте "О парламентском расследовании". Президент внес его в Госдуму в ноябре прошлого года.
После жарких дискуссий законопроект скорректировали, позволив депутатам проводить парламентскиерасследования в отношении фактов и обстоятельств, расследуемых в порядке уголовногосудопроизводства. Но с условием, что парламентское расследование не будет подменять работу органов предварительного расследования и, самое главное, суда.
Однако вчерашние инициативы фактически дают право на собственное мини-расследование без создания специальной комиссии. Геннадий Гудков, Николай Ковалев, Анатолий Куликов и еще 13 думцев предлагают закрепить за сенаторами и депутатами право «знакомиться с уголовными, гражданскими и административными делами, решения (приговоры) по которым вступили в законную силу".
Депутаты хотят также получить право исследовать материалы, по которым отказано в возбуждении уголовных дел.
"Как депутат я могу направить запрос начальнику милиции и поинтересоваться, как идет то или иное расследование в рамках уголовного дела, - пояснил свою позицию "Газете" Геннадий Гудков. - Милиционер отпишет мне: все нормально! Ну и как я проверю его, не ознакомившись с материалами дела?" Гудков говорит, что не хочет оставаться в дураках, получая отписку: "У нас шутят - дурак определяется не по ответу, а по запросу!"
При внешней благонамеренности инициативы у нее есть и оборотная сторона, не столь привлекательная. Дело в том, что ежегодное количество парламентских запросов исчисляется десятками, а число депутатских вообще не поддается никакому подсчету. При этом, по оценкам Национального антикоррупционного комитета (НАК), не менее 40% депутатских запросов - это прямое лоббирование. По данным комитета, ежегодный оборот "рынка депутатских запросов" в России составляет миллиарды рублей. Причем каждый год ценность этих бумаг с подписью депутата возрастает, как и тенденция к увеличению их числа. В одном из интервью Ирина Хакамада, имеющая большой опыт работы в Думе, заявила, что самыми "дорогими" считаются запросы в правоохранительные органы, и особенно в Генеральную прокуратуру.
"Безусловно, эти поправки в закон нужны. При том состоянии, в котором находятся наши суды, такая форма общественного контроля была бы очень полезна, - заявил "Газете" руководитель НАК Кирилл Кабанов. - Но это в идеале. В отсутствие цивилизованного закона о лоббизме, и самое главное, из-за того состояния, в котором находится депутатский корпус, можно только представить, во что выльется принятие этого законопроекта".
Поправки очень похожи на еще одну форму давления на суды, которым одевают тем самым своеобразный ошейник, напоминая о некой высшей несудебной инстанции. Возможно даже, что стоимость запроса в суды заметно превысит цену обращения в Генпрокуратуру, несмотря на то что предлагается открыть доступ только к тем делам, по которым приговоры вступили в законную силу. "Вы посмотрите, сколько у нас в стране экономических конфликтов! Я уверен, что о депутатском запросе на решение арбитражного суда мечтает не одна тысяча бизнесменов, готовых выложить за них немалые деньги. Ведь, по сути, появляется еще одна инстанция, в которую можно перенести имущественный спор", - говорит Кабанов.
В трактовке подоплеки данной инициативы с ним согласен глава комитета Госдумы по законодательству Павел Крашенинников. Думец убежден, что интересоваться уголовным и гражданским делом, даже сданным в архив, можно только "в научных целях". "В противном случае всякий интерес, проявляемый к делу извне не участниками процесса, можно рассматривать как давление на следствие и суд", - говорит Крашенинников. А по мнению президента фонда "Индем" Георгия Сатарова, "в нашей стране идет запашок нарушения принципа разделения властей".
 
Каких еще прав, по-вашему, не хватает депутатам?
Дмитрий Аграновский / адвокат:
"Нашим депутатам каких прав ни дай, им все будет мало. А если серьезно, то в нормальном демократическом государстве возможность парламентариев знакомиться с материалами предварительного следствия была бы полезной. Что касается нашей страны, то есть опасность, что это приведет к дополнительному давлению на следствие, а не к защите прав граждан".
Сергей Попов / член комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству, независимый депутат:
"Я считаю, что право получать информацию по определенному кругу дел депутаты и сенаторы получить должны. Это дела, касающиеся широкого круга лиц: например, оспаривающие законность действий государственной власти, защищающие права потребителей. То есть те, что имеют важность для всего общества. Еще одна категория дел, где доступность получения информации просто необходима, - когда они касаются лиц, которые не способны защитить свои права, например несовершеннолетние или признанные недееспособными из-за болезни. Контроля прокуратуры в таких случаях, по моему адвокатскому и депутатскому опыту, явно недостаточно".
Вадим Прохоров / адвокат:
"Нашим депутатам, конечно, нечем заняться. Госдума стала декоративным органом, и вместо того чтобы заниматься законотворчеством, контролировать исполнительную власть, они себе выдумывают новые полномочия. Не секрет, что многие депутаты высоко оценивают (в материальном смысле) свои депутатские запросы. Если законопроект будет принят, то возможностей поправить материальное положение у народных избранников будет еще больше. Но даже учитывая оборотную сторону дела, я за максимальную открытость решений судов. Но не только для депутатов и сенаторов, а для всех желающих. И в первую очередь - для журналистов".
Павел Пожигайло / зампред комитета Госдумы по информационной политике, "Единая Россия":
"У депутатов, в общем, достаточно прав, чтобы защитить интересы избирателей в каждом конкретном случае. Было бы желание и упорство. Депутатские запросы, на которые чиновники всех рангов обязаны отвечать, - мощный рычаг, чтобы пробивать бюрократические преграды. Я возлагаю огромные надежды на институт парламентского расследования. Пусть у него несовершенный механизм, справедливо подвергающийся критике, - одно то, что такое расследование узаконено, позволяет парламенту выступить на защиту интересов общества".
Андрей Андрусенко/ адвокат:
"Нашим депутатам не хватает права добросовестно принимать законы. При нормальном написании законов многие проблемы решались бы сами собой. Сейчас депутаты имеют право оформлять и направлять депутатские запросы,в том числе в связи с расследованием уголовных дел. Вот пусть они и надзирают за правоприменительной практикой. А то им сегодня захочется знакомиться с материалами дел, завтра - расследовать дела, а послезавтра - возбуждать".
 
Рустем Фаляхов, Марат Хайруллин Газета
Получить код страницы Версия для печати