русский | english
Политика конфиденциальности

"Я не буду лжесвидетельствами покупать себе жизнь"

23 января 2008, 09:52

Верховный суд (ВС) РФ вчера рассмотрел жалобу защиты исполнительного вице-президента ЮКОСа Василия Алексаняна, обвиняемого в отмывании и легализации денежных средств и присвоении имущества. Адвокаты требовали освободить смертельно больного господина Алексаняна из-под стражи и дать ему возможность немедленно начать лечение. Сам Василий Алексанян заявил в суде, что следствие, держа его под стражей, пытается выбить из него нужные показания, и призвал суд проявить гуманизм. Однако ВС отказался отменить арест и объявил, что дело господина Алексаняна уже направлено в суд. Последнее стало полной неожиданностью для защиты.
Заседание в Верховном суде началось со скандала: судебная тройка решила не пускать в зал представителей прессы, хотя ходатайств об этом от сторон не поступало, а предыдущее заседание проходило в открытом режиме. Судебному приставу пришлось запереть дверь от рвущихся в зал журналистов. Информагентства тут же распространили сообщения о случившемся. Василий Алексанян, участвовавший в заседании с помощью видеосвязи, заявил, что требует присутствия прессы. В итоге судьи, посовещавшись, все же пригласили журналистов в зал.
После того как суд вкратце сообщил о содержании жалобы защиты, слово взяли адвокаты господина Алексаняна. Елена Львова заявила, что в материалах дела нет доказательств необходимости содержания Василия Алексаняна под стражей. Адвокат подробно остановилась на медицинских аспектах жалобы. Она пояснила, что по действующему законодательству, а также актам Минздрава и Минюста ВИЧ-инфицированных можно содержать в СИЗО и лечить их амбулаторно. Но при вторичной стадии заболевания (напомним, что у господина Алексаняна сейчас острая стадия СПИДа.-- "Ъ") больной, по словам госпожи Львовой, должен лечиться только в стационаре специализированной клиники, пусть даже под охраной. Адвокат отметила, что после судебно-медицинской экспертизы, проведенной в ноябре 2006 года (тогда заболевание было зафиксировано официально), и до июля 2007 года господину Алексаняну лечения не назначалось, его даже не освидетельствовали ежемесячно в московском центре СПИДа, как того требует закон. В октябре 2007 года, когда топ-менеджера ЮКОСа в этом центре все же еще раз осмотрели, врачи установили, что его болезнь перешла в острую стадию, и больного должны были поместить в стационар. "Демонстративно попирается российская законодательная база, не выполняются указания Европейского суда, который, кстати, отметил, что если произойдет летальный исход, то Страсбург будет ставить вопрос о нарушении ряда статей Конвенции о правах человека и о применении пыток!" -- заявила адвокат. "Никакого отказа от лечения Алексанян не писал, напротив, он всегда требовал лечения!" -- особо подчеркнула госпожа Львова (ранее следствие заявляло, что Василий Алексанян отказался от лечения.-- "Ъ").
Сам Василий Алексанян говорил с трудом, то и дело откашливаясь в клочки туалетной бумаги. Он заявил, что его специально в таком состоянии держат под арестом, пытаясь получить нужные следствию показания. "28 декабря 2006 года меня под предлогом ознакомления с материалами дела увезли в здание Генпрокуратуры. Присутствовавший там следователь Салават Каримов предложил мне сделку. Он сказал мне: "Руководство Генпрокуратуры понимает, что вам необходимо лечиться, может быть, даже не в России. Нам нужны ваши показания, устраивающие нас, и тогда мы вас выпустим",-- заявил господин Алексанян.-- Каримов сказал мне, что им нужны дополнительные доказательства, подтверждающие вину Ходорковского и Лебедева. Но я не могу давать лживые показания на невинных людей и покупать таким образом свою жизнь. Мне неизвестно ни о каких преступлениях, совершенных в деле ЮКОСа!" Напомним, что Василий Алексанян, возглавлявший правовое управление ЮКОСа, ранее представлял в качестве адвоката интересы Михаила Ходорковского и бывшего главы компании "ЮКОС-Москва" Василия Шахновского. 6 апреля 2006 года господин Алексанян сам был привлечен к уголовной ответственности и задержан. По версии следствия, Василий Алексанян в 1998-1999 годах в составе организованной группы совершил хищение имущества ОАО "Томскнефть ВНК" и акций нефтеперерабатывающих предприятий, принадлежащих ОАО "Восточная нефтяная компания", на общую сумму около 12 млрд рублей. Следствие также считает, что затем господин Алексанян совместно с начальником правового управления "ЮКОС-Москвы" Дмитрием Гололобовым, акционером ЮКОСа Леонидом Невзлиным (оба находятся за рубежом) и другими руководителями НК ЮКОС легализовал незаконно приобретенное имущество. По словам Василия Алексаняна, после его отказа давать показания ему ужесточили условия содержания в СИЗО. "Это спецтюрьма. По стенам течет вода, в камерах два-три градуса тепла, плесень, стафилококк съедают вашу кожу заживо. Целый год я спал одетый, в куртке. Когда у меня началось обострение болезни, меня морили голодом, ограничили в получении обезболивающих",-- заявил Василий Алексанян. Он также сказал, что никогда не отказывался от лечения. Господин Алексанян напомнил, что его болезнь смертельна (а за время пребывания в СИЗО ему были поставлены диагнозы нескольких тяжелых заболеваний), а также что у него на иждивении находится пятилетний сын. "Я жду справедливого и гуманного решения и прошу выпустить меня из-под стражи",-- резюмировал топ-менеджер ЮКОСа.
Прокурор Владимир Хомутовский не стал долго говорить, а лишь заявил, что обжалуемое решение Мосгорсуда (о продлении Алексаняну срока ареста) законно, и попросил оставить жалобу без удовлетворения.
Суд совещался не более 15 минут. Судебная тройка оставила решение Мосгорсуда в силе, причем сославшись на то, что "дело уже направлено в суд для рассмотрения по существу". Отметим, что о последнем факте до этого не было известно. "Я просто в шоке,-- заявила Елена Львова.-- Откуда эти сведения у суда, если мы сами даже не в курсе этого! Суд не может основывать свое решение на материалах, отсутствующих в деле, и не может получать информацию вне судебного заседания, не от сторон, а извне!" Адвокат заявила, что защита обязательно будет обжаловать решение Верховного суда в надзорном порядке, а также в Европейском суде по правам человека.

Марина Лепина, Коммерсантъ 
Получить код страницы Версия для печати