русский | english

Москва чужим не верит

10 октября 2007, 11:01

Огромное количество – 57% – москвичей в той или иной мере не могут смириться с присутствием гастарбайтеров, а почти две трети опрошенных считают, что мигрантов нужно высылать и не пускать новых. Таковы результаты исследования социологов из Института этнологии и антропологии имени Миклухо-Маклая. Одна из главных причин агрессии россиян в отношении приезжих – представление о том, что они являются основным источником преступности в стране. Однако, как выяснили «Новые Известия», приезжие в России скорее оказываются жертвами преступлений, чем бандитами.

Кто и чем на самом деле наполняет криминогенную жизнь Москвы, можно проследить на примере милицейской статистики за минувший год. По данным Научно-исследовательского института МВД, в минувшем году в столице было зафиксировано более 237 тыс. преступлений, что почти на 9% больше, чем в 2005 году. Из них почти каждое четвертое относилось к категории тяжких или особо тяжких преступлений – более 63 тысячи. «Практически ежедневно в Москве убивали или пытались убить по три человека – в сумме почти 1,2 тыс. случаев за год, – рассказал «НИ» начальник отдела ЦФО НИИ МВД Владимир Бутусов. – Почти тысяча горожан были жестоко избиты или покалечены, но остались живы».

Если считать общее число преступлений всех видов, то может сложиться впечатление, что в значительной доле случаев виновны действительно приезжие: «Около 30% преступлений в городе приходятся на долю иногородних», – рассказал «НИ» начальник управления по работе со СМИ ГУВД Москвы Владимир Коробков. Из числа иностранцев больше всего преступлений на счету жителей СНГ. «Иностранцы и лица без гражданства, которых среди столичных преступников почти 18%, в 2006 году совершили более 14 тыс. преступлений, – рассказал «НИ» Владимир Бутусов. – Почти 90% «иностранцев» были жителями ближнего зарубежья». В прокуратуре эту статистику подвергают сомнению: «Никто не знает, сколько на самом деле преступлений совершают приезжие и какую долю они занимают в столичном криминале, – рассказал «НИ» один из прокуроров Москвы. – О многих преступлениях никто не заявляет, и, главное, никто не знает, сколько в городе приезжих». При официальном населении Москвы в 10,4 млн. человек разные эксперты оценивают количество приезжих в городе от 3 до 8 млн. человек.

При более внимательном рассмотрении проблемы обнаруживается, что основную часть преступлений, совершенных иностранцами, составляет подделка документов (22,5%). Это обычные гастарбайтеры, которые не могут получить разрешение на работу. Да и второе по распространенности преступление приезжих – кража (16,9%) – не отнесешь к числу тяжких.

«Гастарбайтеры – случайные люди в криминале, они совершают нелепые преступления и почти всегда попадаются», – рассказал «НИ» оперативник МУРа. По наблюдениям милиционеров, приезжие отправляются на преступления случайно, например, «по пьяни», либо от тяжелых жизненных обстоятельств. «Трудится такой работяга день и ночь за копейки, а на его глазах рядом течет совсем другая, заманчивая жизнь, – рассказал «НИ» оперативник МУРа. – Вот он и отправляется компенсировать криминалом жадность работодателей или брать с москвичей налог за благополучную жизнь». Зачастую работодатели сами толкают гастарбайтеров на преступления, поскольку держат их на нелегальном положении и в скотских условиях, не платят зарплату и оставляют без средств к существованию.

Разумеется, есть среди приезжих и профессиональные бандиты, но они к среде гастарбайтеров, которая и вызывает такое раздражение у москвичей, не имеют никакого отношения. Это, как правило, этнические группировки, которые специализируются на конкретных видах деятельности. Все этнические и «приезжие» ОПГ контролируются криминальными авторитетами и обычно не имеют постоянного состава. Милиционеры признают, что бороться с «местным», российским криминалитетом значительно проще, чем с приезжими. «Многие иногородние и все этнические ОПГ обычно состоят только из знакомых и родственников, которые общаются на родном языке, поэтому трудно выяснить их планы или внедрить в их среду агента», – рассказал один из борцов с оргпреступностью столичного ГУВД.

Мэр Москвы Юрий Лужков неоднократно требовал от столичных силовиков усилить контроль за приезжими, и эта инициатива уже нашла отклик у депутатов Мосгордумы. «Реальный масштаб иногородней преступности значительно больше 40%, поэтому просто назрела необходимость усиления контроля, – заявила «НИ» председатель комиссии по безопасности Мосгордумы Инна Святенко. – Методики контроля сейчас активно разрабатываются». Готовящиеся новации уже вызвали серьезную настороженность у правозащитников. «Оценка иногороднего криминала очень спорная, поэтому непонятно, почему нужно усилить контроль только за приезжими, – заявил «НИ» эксперт правозащитной организации «Общественный вердикт» Олег Новиков. – Приезжие – удобный контингент для поборов, поэтому «усиление» приведет лишь к новому витку коррупции». Правозащитники также опасаются, что нагнетание вокруг приезжих атмосферы криминальной опасности может привести к всплеску ксенофобских настроений. «У москвичей и так складывается впечатление, что все беды в городе только от приезжих», – заявил г-н Новиков. Представители крупных диаспор, в свою очередь, готовы сами взять своих земляков под контроль.

«Полностью закрыть Москву для приезжих нельзя, но можно создать условия, чтобы отслеживать судьбу мигрантов, – рассказал «НИ» вице-президент национально-культурной автономии азербайджанцев в России Джамиль Садыхбеков. – Например, наша диаспора сама готова взять на себя часть миграционных и контролирующих функций, поскольку нам проще выяснить еще на уровне Азербайджана, кто и зачем из наших земляков едет в Москву и чем тут занимается». «Чтобы мои земляки не совершали преступления, в первую очередь, нужно остановить произвол против них, – рассказал «НИ» глава общественной организации «Народная лига «Таджики» Каромат Шарипов. – Коррупционеры и бандиты создали для многих таджиков невыносимые условия жизни и работы и фактически сами толкают их на преступления». Таджикская диаспора также готова оказать столичной милиции посильную помощь в контроле за иностранцами, занимающимися в Москве сомнительными делами. «Официально заявляю, что у меня есть списки таджиков, которые занимаются криминалом и сомнительными делами, и я готов их предоставить любым властям и ГУВД Москвы», – добавил г-н Шарипов.

Антикриминальные инициативы столичные милиционеры пока встречают настороженно, но готовы сотрудничать с диаспорами. «У нас достаточно собственных сил и возможностей для контроля и борьбы с преступностью в городе, поэтому мы не видим никакого смысла отдавать часть своих функций кому-либо, тем более общественным организациям, представляющим диаспоры, – рассказал «НИ» представитель ГУВД Москвы. – Между тем мы только приветствуем любую помощь диаспор по борьбе с преступностью». «Московское управление по борьбе с незаконным оборотом наркотиков пока официально не сотрудничает ни с одной из диаспор, однако любые антикриминальные инициативы мы только приветствуем, – заявила «НИ» глава центра общественных связей управление Госнаркоконтроля по Москве Мария Луценко. – Предложение таджикской диаспоры очень интересное, но чтобы оценить его эффективность, необходимо попробовать его на практике».

Между тем, по мнению правозащитников, процент преступлений, совершаемый приезжими, намного меньше заявленных 30%. « Каждый, кто хочет узнать точно, сколько же на самом деле происходит преступлений, может зайти на сайт МВД России. Там очень четко показано, что это всего лишь 1,5–3%, – рассказала «НИ» председатель фонда «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина. По ее мнению искусственно увеличенные данные преступлений потакают разжиганию ксенофобии и развитию потока нелегальных рабочих. «Все это может быть выгодно только людям, занимающимся строительным бизнесом и использующим у себя на работе нелегалов, – заявила г-жа Ганнушкина. – Бесправие рабочих приносит им сверхприбыли, ведь те рабочие – практически рабы и работают бесплатно. А показывая, что все они преступники, можно держать в узде общественное мнение».

За разговорами об опасности мигрантов москвичи совсем забывают о том, в каком положении оказываются сами приезжие. В столице они себя чувствуют абсолютно бесправными. «Сложно выжить в большом городе, когда все против тебя, – рассказал «НИ» приезжий из Ивановской области Александр Григорьев. – Многие из тех, кто приезжает в Москву, хотят работать и о преступлениях даже не помышляют. Зато сами часто становятся жертвами бандитов и милиции». По словам Александра, в первый же день приезда в столицу его ограбили на вокзале. «Ко мне подошла девушка и попросила поднести ей чемоданы до соседнего двора, – рассказал Григорьев. – Когда мы вошли в арку, откуда-то из темноты ко мне подскочили двое мужчин и, угрожая ножом, отобрали деньги и документы. Девушка, которая на это все смотрела со стороны, рассмеялась и, назвав «лохом деревенским», прыгнула в машину вместе своими подельниками». В милиции Александру тоже не помогли. Несмотря на то, что он описал преступников, ловить их никто не спешил. «Сначала меня три часа продержали в отделении, проверяя мою личность, а потом просто выпихнули из отделения со справкой о потере документов». Вот такая жизнь в Москве у гастарбайтера.

Андрей Панков, Юрий Кочемин, Новые Известия

Получить код страницы Версия для печати