русский | english
Политика конфиденциальности

Ответственность за безответность

29 января 2007, 09:35

На прошлой неделе правительство РФ внесло в Госдуму законопроект "Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления". Этот документ мог бы вызвать настоящий прорыв в отношениях между властью и обществом. Однако, скорее всего, ничего в этих отношениях не изменится.

Если принять во внимание только концепцию этого документа, то он может показаться беспрецедентным для российской власти актом самопожертвования. Ведь послушная вертикаль, в которую выстроена эта власть, надежно защищает ее как от общества, так и от элиты. Но посредством нового законопроекта власть вроде бы соглашается сделать себя предельно прозрачной для всех россиян и позволить любому рядовому гражданину с помощью простейшего запроса узнать о ней буквально все -- от подзаконных актов, которые она принимает, до объема бюджетных денег, которые она тратит. Если же кто-то из чиновников не предоставит гражданину требуемую информацию или просто затянет с ответом, он непременно нарвется на наказание рублем.
Таким образом, внешне проект безукоризненно укладывается в путинскую идею административной реформы, согласно которой российская власть должна утратить свой нынешний "высочайше правящий" статус, превратившись в институт, обслуживающий интересы общества. И информационная открытость в таком раскладе -- самый надежный способ контроля граждан над властью.
Но если все-таки вчитаться в детали законопроекта, то прозрачность, которую власть решила позволить сама себе, окажется весьма условной -- чем-то вроде прозрачности витрины магазина, сквозь которую можно видеть лишь то, что на ней выложили дизайнеры.
Светлые перспективы
Вообще-то российская власть, даже против собственной воли, все равно постепенно открывается обществу под воздействием информационных технологий. Видимо, в России не осталось уже ни министерства, ни даже мэрии, которые не имели бы своего сайта в сети интернет. Есть он, разумеется, у президента, правительства, Конституционного суда, у обеих палат парламента, у подавляющего большинства министерств и ведомств.
На сайте Госдумы, к примеру, можно получить предельно детализированную информацию о ходе законотворческого процесса: тексты законопроектов, все стадии их прохождения -- от обсуждения в профильном комитете перед первым чтением до подписания президентом, полные стенограммы пленарных заседаний, размещаемые в течение дня. Словом, любой пытливый россиянин, нырнув в думский сайт, без особого труда получит предельно верное представление о деятельности главного законодательного органа страны.
Правда, из сайта невозможно понять, как нижняя палата федерального парламента справляется со своим вторым предназначением -- представительством политических интересов избирателей. Сведений о том, как голосуют депутаты и фракции за тот или иной закон, сайт не содержит. Более того, прямого доступа к этой информации не имеют даже аккредитованные в Думе журналисты. Обычно прессу выручают оппозиционные депутаты, которые пользуются своим правом беспрепятственно получать закрытую от посторонних глаз распечатку итогов электронного голосования. Не попадает на думский сайт и информация о финансовой стороне депутатской деятельности (оклады, транспортные, почтовые и прочие расходы).
Эту-то полупрозрачность и призван ликвидировать правительственный законопроект. Любая властная структура -- от Кремля до самого малого муниципалитета -- должна, как только закон вступит в силу, обеспечить доступ граждан к информации о своей работе любым способом. Причем правительство в своем документе, не ограничиваясь общими словами, добросовестно перечисляет все эти способы (см. "Букву закона").
Столь же скрупулезно в законопроекте перечислены виды общедоступной информации. Помимо стандартных сведений вроде почтового адреса, справочного телефона и данных о руководителях властного органа гражданам обещана информация о нормативных актах, причем как действующих, так и тех, которые существуют пока лишь в виде проектов (чтобы гражданин мог составить представление о намерениях той или иной властной инстанции). Для желающих поступить на госслужбу должна присутствовать информация о вакансиях во властных структурах. В отдельную категорию выделены статистические данные -- в частности, "сведения об использовании бюджетных средств и иных государственных ресурсов". В общей сложности в статье 9 законопроекта, составляющей по объему пятую часть всего документа, его авторы перечислили 32 вида информации, которую граждане могут при желании получить.
При таком массиве информации любой управленческой конторе потребуются специально обученные кадры и дополнительные штатные единицы. Законопроект позволяет госорганам и муниципалитетам определять для этих целей "уполномоченных должностных лиц" или же "специальные структурные подразделения". А если есть ответственные, то должна быть и мера ответственности, которую и предусмотрело правительство, подготовив еще один законопроект -- о поправках в Кодекс об административных правонарушениях. Согласно этим изменениям, за нарушение правил доступа граждан к информации, затягивание ответа на запрос сверх максимального 30-дневного срока или предоставление недостоверной информации чиновникам грозит штраф в размере до 30 минимальных размеров оплаты труда (то есть до 3 тыс. рублей). Сумма по нынешним временам, возможно, и небольшая, но способная превратиться в весьма внушительную, если нарушений окажется много.
Сомнительные реалии
Впрочем, случаи применения на практике этих норм, скорее всего, так и останутся единичными, и к реальной ответственности за недостаточную отзывчивость никто из чиновников привлечен не будет. Потому что нарушители среди них при таком законе никогда не появятся.
Дело в том, что власть, согласно законопроекту, вольна обеспечивать доступ граждан ровно к той порции информации, которую она сама сочтет достаточной. Ни от одного государственного или муниципального органа законопроект не требует, чтобы те в обязательном порядке предоставляли гражданам все 32 вида информации о себе. В документе записано лишь, что информация о властном органе "может содержать" в себе перечисленные пункты. Подобная юридическая формулировка означает, что на практике эта информация может и не содержать ничего из перечисленного. И это будет законно.
Мало того, авторы законопроекта решили, что каждая властная структура сама в состоянии определить перечень тех сведений, к которым она подпустит любопытных граждан. Так, "перечни информации" о деятельности президентских структур и подчиненных главе государства федеральных ведомств будет утверждать президент, перечни о подведомственных правительству органах -- Белый дом, и так вплоть до органов местного самоуправления. Причем, одобряя эти перечни, чиновники вправе вводить ограничения на доступ к некоторым сведениям, поскольку они могут составлять служебную или государственную тайну.
Правда, закона о служебной тайне пока нет. Так что отдельные представители московской милиции смогут по-прежнему выходить на столичные улицы ближе к полуночи и, выискивая иногородних, штрафовать их за пребывание в столь поздний час не по адресу временной московской регистрации. При этом они в оправдание штрафов смогут, как и сейчас, называть номер какого-то постановления столичного правительства, которое якобы предписывает всем приезжим после 23.00 находиться в том районе Москвы, где они оформили регистрацию. В просьбе предъявить текст постановления милиционер обычно отказывает и, покачивая "калашниковым", учтиво разъясняет причину отказа: "Постановление предназначено для служебного пользования".
Впрочем, среднестатистический россиянин вряд ли впадет в уныние от полупрозрачности власти. В конце концов, тексты законов и постановлений ценны в основном для вечно недовольных правозащитников и отдельных не в меру активных граждан. Большинству же населения важнее своевременно получать от власти самую насущную информацию (скажем, о плате за квартиру, о новых тарифных планах телефонной компании или о том, как делить наследство или имущество при разводе). А вникать в тонкости законотворческого процесса и детально анализировать скупую информацию сверху останется журналистам, которые давно уже привыкли добывать эти сведения, невзирая на любые выставляемые властью препоны.
Буква закона
Статья 7. Обеспечение доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления
Доступ к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления обеспечивается следующими способами:
1) обнародование (опубликование) государственными органами и органами местного самоуправления информации о своей деятельности в случаях, установленных федеральным законодательством, законодательством субъектов РФ и нормативными правовыми актами органов местного самоуправления;
2) размещение государственными органами и органами местного самоуправления информации о своей деятельности в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в информационно-телекоммуникационной сети Интернет;
3) размещение государственными органами и органами местного самоуправления информации о своей деятельности в общественно доступных местах (на стендах и досках объявлений и т. п.);
4) ознакомление пользователей информации с документами государственных органов и органов местного самоуправления;
5) присутствие граждан и представителей организаций на заседаниях коллегиальных органов государственных органов и органов местного самоуправления в порядке, установленном федеральным законодательством, законодательством субъектов Российской Федерации и нормативными правовыми актами органов местного самоуправления;
6) предоставление пользователям информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления по запросу.

Виктор Хамраев,  Коммерсантъ-Власть

Получить код страницы Версия для печати