русский | english

Адвокату предложено доносить на клиента

12 декабря 2006, 08:17

Пятый съезд Гильдии российских адвокатов, состоявшийся в конце минувшей недели, не обошел вниманием законопроект о поправках, который выносится на второе чтение в Госдуме.

Тревога вызвана нежеланием защитить корпоративные интересы сообщества. Мы обеспокоены тем, что поправки все больше изменяют концепцию базового закона об адвокатской деятельности и адвокатуре - закона, который в нашей среде называют не иначе, как президентским. Такой процесс ведет к подрыву основ адвокатуры, а это неизбежно отразится на защите прав и интересов граждан.
В составе профильного комитета Госдумы мне в свое время довелось участвовать в подготовке адвокатского закона. Уже тогда под давлением чиновников из текста стали исчезать многие хорошие наработки, и если бы не твердая позиция президента, он совсем был бы выхолощен. Но как только закон был принят, сразу же начались попытки размыть его концепцию через разного рода поправки и подзаконные акты. Это уже привело к тому, что в самой адвокатуре появились факты обюрокрачивания отдельных адвокатских палат, демократические начала начинают подменяться авторитарными решениями.
Опасность таких тенденций очевидна. Деструктивные силы в структуре самоуправления адвокатуры инициируют конфликты с органами государственной власти, что препятствует позитивным отношениям адвокатуры и государства, защите законных интересов адвоката. То же можно сказать и об эффективной помощи гражданам и юридическим лицам, в том числе о бесплатной юридической помощи малоимущим. Неуклюжие попытки сделать это с помощью неких госструктур вызывают лишь недоумение. Они несостоятельны с точки зрения рационального использования денег налогоплательщиков и сомнительны в правовом отношении.
Закон об адвокатуре четко определяет понятие и статус адвоката как "независимого профессионального советника по правовым вопросам, не имеющего права вступать в трудовые отношения в качестве работника, занимать должности государственной службы и муниципальные должности". Иными словами, закон не предусматривает института государственного адвоката. Стало быть, новоиспеченная идея противоречит Конституции и действующему законодательству.
На наш взгляд, оказывать юридическую помощь малоимущим гораздо лучше через действующие адвокатские структуры, если направить туда выделяемые бюджетом средства. Качество будет выше, а организационных и материальных затрат меньше. Что значит создать с нуля систему государственных юридических бюро? Львиная доля средств уйдет именно на это, и окажется, что фактически финансируется еще одна бюрократическая конструкция, а не сама юридическая помощь беднякам.
Факты подтверждают это. В регионах, которые участвуют в эксперименте, за первое полугодие нынешнего года было заключено всего 35 договоров на оказание помощи малоимущим. За эти же полгода сами адвокаты без бюджетных дотаций оказали бесплатную помощь 71 017 гражданам и дали больше 60 тысяч консультаций, бесплатно сопровождали в судах тысячи дел.
Разрушительной может оказаться попытка заставить защитников нарушать адвокатскую тайну и информировать службу финмониторинга о сделках своих доверителей. Адвокат не может определить, какие деньги его доверитель добыл законным путем, а какие нет. Это дело правоохранителей, но не защитника. Зато налицо очень серьезное основание для подрыва доверия к адвокатуре вообще. Какой клиент доверит свою судьбу адвокату, зная, что тот по обязанности "настучит" на него?
В стремлении "поруководить" адвокатурой чиновники требуют от адвокатских палат материалы и сведения по делам и конкретным доверителям, а кто возмущается, того стараются лишить статуса и привлечь к ответственности. Так размывается публично-правовой институт адвокатуры и фактически ставится под вопрос уровень истинной защиты прав граждан.
В законе провозглашено основополагающее положение о том, что адвокатура является институтом гражданского общества, она независима от местных структур и органов власти и управления. И это не просто слова, потому что адвокат, подчиненный власти или боящийся ее, - это уже не защитник, он не поможет людям отстоять их права, не сумеет противостоять бюрократическому засилью чиновничьего аппарата.
А теперь пытаются еще и унизить адвоката, сделав его чуть ли не изгоем. Кому-то пришла мысль, что родственники адвоката не могут занимать судейские и прокурорские посты. Что это, если не дискриминация по профессиональному признаку? Если дело пойдет так и дальше, об эффективной защите прав человека, чего доброго, придется забыть.
Во все времена органы юстиции помогали становлению и развитию адвокатуры, даже в советские годы. В последние десять лет, когда формировалось адвокатское сообщество в его нынешнем виде, мы постоянно чувствовали заботу и поддержку министерства юстиции. Думается, что изгибы, которые вдруг выплыли невесть откуда, должны быть изжиты из практики. Нормальные, здоровые представители власти понимают, что независимая адвокатура - это общее завоевание, хорошая опора на пути к гражданскому обществу и правовому государству. Это своего рода лакмусовая бумажка российской демократии. По ней можно судить, есть демократия или нет, имеется ли у россиянина реальная возможность защитить свои права и свою свободу.
Гасан Мирзоев, Российская газета
Получить код страницы Версия для печати