русский | english

Ингушский парламент вступился за Конституцию

29 сентября 2006, 13:09

Законодательная инициатива парламента Ингушетии, поступившая в Госдуму, оспаривает норму действующего УПК, которая, на взгляд авторов поправки, противоречит Конституции. А именно той норме Основного закона, что позволяет гражданам пользоваться услугами адвоката в случае своего задержания, ареста или предъявления обвинения в совершении преступлении. Мешает соблюсти конституционное право статья 96 УПК, разрешающая в интересах следствия сохранять в тайне от родственников факт задержания. Ни временных ограничений, ни какого-либо определения этих самых «интересов» в кодексе нет. Ингушский парламент и предложил это сформулировать очень конкретно.
«При необходимости сохранения в интересах предварительного расследования в тайне факта задержания уведомление с санкции прокурора может не производиться за исключением случаев, когда подозреваемый является несовершеннолетним», – такова ныне действующая норма УПК. Ингушские депутаты настаивают, чтобы она звучала более определенно, – сохранять в тайне тот факт, что гражданин задержан, можно не более 48 часов. При этом предлагается уточнить, что такие полномочия есть у следователей только в том случае, если человек обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.
Парламентарии северокавказской республики, где нередки случаи бесследного исчезновения людей, после общения с правоохранительными органами уверены: эта норма «фактически лишает гражданина своих прав, поскольку из-за своей неопределенности она позволяет органам предварительного расследования без каких-либо ограничений задерживать граждан без уведомления об этом близких родственников». Для подкрепления своей законодательной инициативы Народное собрание Ингушетии не забыло процитировать постановление Конституционного суда от 06.04.2006 года, где сказано, что права гражданина на доступ к правосудию и законный суд обязательно требуют законодательного урегулирования – особенно в том случае, если какая-то норма может толковаться не слишком определенно. Кроме того, КС посоветовал законодательной власти в своей регулировочной работе исходить из принципа разумной соразмерности, чтобы права человека все-таки не нарушались. Ингушские депутаты уверены, что их предложения в этот принцип укладываются вполне.
Однако глава думского комитета по законодательству Павел Крашенинников так не считает – на его взгляд, проект Госдумой вряд ли будет поддержан: «Мы понимаем, чем вызвано появление этого предложения, – к сожалению, факты незаконного задержания людей в России еще случаются, и в наибольшей степени они сконцентрированы в пределах именно того региона, в который входит и Республика Ингушетия». Вместе с тем глава комитета выступил против того, чтобы каждое неправомерное использование той или иной законодательной нормы приводило к исправлению того закона, который был нарушен. «Если кого-то задержали незаконно и об этом факте не были уведомлены родственники неопределенно долгое время, то это уголовное преступление, за которое должностные лица должны нести ответственность», – сказал Павел Крашенинников «НГ». Он выступил и против предложения распространить право на негласное задержание только на тяжкие и особо тяжкие преступления.
Зампред думского комитета по безопасности Виктор Илюхин уверен: «Постановка вопроса ингушским парламентом абсолютна правильна», – норма УПК действительно выглядит нарушающей право человека на правосудие. «Нынешний УПК принимался в обстановке настоящей антитеррористической истерии», – заметил Илюхин в беседе с корреспондентом «НГ». По словам депутата, от инициативы Ингушской Республики, жители которой не понаслышке знакомы с тайными задержаниями в интересах следствия, «отмахиваться ни в коем случае не следует».
 
Получить код страницы Версия для печати