русский | english
Политика конфиденциальности

Русский милиционер досидит до приговора

04 февраля 2005, 08:50

3 февраля  истек недельный срок, во время которого защита бывшего нижневартовского милиционера Сергея Лапина, арестованного в Грозном за убийство мирного чеченца, могла обжаловать его меру пресечения. Это означает, что все время рассмотрения уголовного дела в Октябрьском суде Грозного подсудимый Лапин будет находиться в СИЗО.
Как уже писал „Ъ” (см. номер за 18 ноября 2004 года), 33-летнего Сергея Лапина обвиняют по трем статьям УК — в нанесении тяжких телесных повреждений, повлекших смерть; в превышении должностных полномочий и в подделке служебных документов. Бывшему милиционеру из ханты-мансийского сводного отряда милиции инкриминируют убийство 26-летнего чеченца Зелимхана Мурдалова. Первоначально дело расследовали прокуратуры Грозного и Чечни. Затем его передали в управление Генпрокуратуры по Южному федеральному округу, которое осенью 2003 года и довело дело до конца. В том, что это все-таки случилось, скорее всего, не последнюю роль сыграли родственные связи Зелимхана Мурдалова. Его отец, Астемир Мурдалов, был членом Совета безопасности Чечни. По решению Верховного суда России Сергея Лапина судят по месту совершения преступления — в Грозном в Октябрьском райсуде.
Зелимхана Мурдалова задержали 2 января 2001 года на грозненской площади Минутка сотрудники временного отдела внутренних дел (ВОВД) Октябрьского района. Формальным поводом для задержания послужили якобы обнаруженные у господина Мурдалова несколько граммов марихуаны. Но в материалах следствия есть постановление районного прокурора, признавшего задержание незаконным — наркотики молодому человеку подбросили. Среди сотрудников, задержавших Зелимхана Мурдалова, был и командированный в Чечню из Нижневартовска Сергей Лапин. Тогда он пользовался радиопозывным «кадет», и это слово было выбрито у него на затылке. По «опознавательному знаку» следствие и вышло на Сергея Лапина.
То, что произошло с господином Мурдаловым в дальнейшем, следствие и суд реконструировали по показаниям свидетелей. «Сокамерники Мурдалова по ИВС рассказали, что, когда Лапин привел Зелимхана в камеру, тот уже умирал, — рассказывает адвокат Станислав Маркелов, представляющий в суде потерпевших Мурдаловых. — Ненадолго придя в себя, он сказал, что об него сломали две дубинки и пытали током. У Мурдалова было почти оторвано ухо, отбита промежность и был открытый перелом руки. Лапин по этому поводу сказал, что задержанный упал с лестницы. Но в правдивости этой версии усомнился даже освидетельствовавший Мурдалова русский врач».
В камере молодой человек пробыл недолго. По показаниям все тех же свидетелей, из ИВС его забрал оперуполномоченный Лапин. «После этого следы Зелимхана Мурдалова исчезают, — говорит адвокат Маркелов. — Его тело до сих пор не найдено. На территории Октябрьского ВОВД обнаружено шестьдесят четыре неопознанных трупа. Октябрьский ВОВД Грозного это вообще какой-то Бермудский треугольник». Адвокат отметил, что почти все свидетели, дававшие на процессе показания против Сергея Лапина, просили не афишировать их имена. «Они все боятся», — говорит господин Маркелов.
Сергей Лапин, по словам адвоката, сделал все для того, чтобы оттянуть начало рассмотрения дела по существу. Вернувшись в Нижневартовск, оперуполномоченный даже получил справку, свидетельствовавшую о его психической неполноценности, но при этом продолжал служить в милиции. «25 января этого года суд вынес постановление об избрании ему меры пресечения — содержание под стражей, — говорит адвокат Маркелов. — Теперь он просто не может считаться сотрудником милиции. Кстати, сидит он в тех же камерах, куда помещали задержанных в ВОВД Октябрьского района Грозного. В общей сложности Сергею Лапину грозит до десяти лет лишения свободы, и я уверен, что приговор должен быть обвинительным. Хотя не исключено, что в дело может вмешаться политика».
Вчера „Ъ” связался с родными и коллегами Сергея Лапина. «Я считаю, что обвинение в отношении моего сына шито белыми нитками. Мой сын ни в чем не виноват, — сказал отец подсудимого, полковник милиции в отставке Вадим Лапин. — Мое отношение к нему как к сыну понятно, но если уж говорить о нем как о человеке, то к нам постоянно приходят его коллеги и друзья, они не верят ни одному слову о зверствах Сергея и пытаются нас всячески поддержать».
Лестную характеристику коллеге дал и начальник отдела уголовного розыска ОВД Нижневартовского района Олег Лубягин: «Сергея я знаю четыре года и могу сказать, что он не мог совершить того, в чем его обвиняют. У него характер не тот. Он абсолютно нормальный мужик и очень толковый опер, — сказал начальник угрозыска. — Ему, конечно, далеко до тех, кто давно работает, но для своих лет он был очень перспективным сотрудником. Он набирался опыта, и у него было реальное желание работать в милиции. Об этом, кстати, говорит то, что ему дали медаль „За отличие в охране общественного порядка”. Понятное дело, что мы не верим во все обвинения и переживаем за него».
Очередное заседание по делу назначено на 1 марта.
Алек Ахундов; Дмитрий Васильев, Коммерсантъ
 
Получить код страницы Версия для печати