русский | english
Политика конфиденциальности

Официальный представитель России против участия правозащитников в деле Михеева

11 марта 2005, 15:06

Жалоба Михеева против России была направлена в Европейский Суд по правам человека в 2001 г.. Михеев жаловался на то, что он стал жертвой пытки со стороны сотрудников милиции, что органы прокуратуры не провели надлежащего расследования по его жалобе и что в целом он был лишен эффективных средств правовой защиты. Суд принял решение о приемлемости данного дела 7 октября 2004 г. В настоящее время Европейский Суд готовится рассмотреть дело Михеева против России по существу.
Дело Михеева известно как в России, так и за рубежом. По этой причине еще в июне 2004 г. английская организация РЕДРЕСС, чья цель – развивать правовые механизмы по защите жертв пыток, - обратилась в Европейский Суд с просьбой разрешить ей принять участие в деле в качестве третьего лица. Суд отклонил ходатайство, указав, что до рассмотрения вопроса о приемлемости вмешательство третьих лиц нецелесообразно. Суд так же сообщил, что ходатайство может быть подано повторно, если жалоба Михеев против России будет признана приемлемой.
Осенью, после того, как решение о приемлемости было принято, РЕДРЕСС повторила свое обращение в Суд, указывая, что она может предоставить анализ международных стандартов в области предотвращения пыток, а так же анализ международных норм, устанавливающих стандарты эффективной правовой защиты лиц, ставших жертвами пыток. Одновременно в Суд обратилась группа российских неправительственных организаций с просьбой выступить в качестве третьих лиц и предоставить Суду аналитическую информацию о законодательных и нормативных аспектах так называемых «оперативных бесед», а так же данные о практике расследований жалоб на пытки и жестокое и унижающее обращение в России. Суд удовлетворил оба ходатайства.
Возможность участия третьих лиц в процедурах Европейского Суда по правам человека предусмотрена ч. 2 ст. 36 Европейской Конвенции, согласно которой Председатель Суда в интересах надлежащего отправления правосудия может пригласить любое заинтересованное лицо, не являющееся заявителем, представить письменные замечания или принять участие в слушаниях. Третьи лица  не зависят от заявителя и от государства-ответчика. Они не выражают позицию участников процесса. Их цель и задача – предоставить Суду  детальную информацию по тому или иному правовому вопросу, по тем или иным особенностям функционирования правовой системы конкретной страны и т.п. Эта информация может помочь Суду оценить правовой и фактический контекст конкретного дела. Суд не связан мнением, выраженным третьими лицами, и  учитывает его наравне с материалами, предоставленными сторонами разбирательства.
Допустив неправительственные организации к участию в деле Михеева против России в качестве третьих лиц, Суд запретил им высказываться по поводу обстоятельств этого дела.
 
УПОЛНОМОЧЕННЫЙ  РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПРИ ЕВРОПЕЙСКОМ СУДЕ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
 
 
«9» февраля 2005 г.
№ А6-1-916
 
Г-ну С. Нильсену
Секретарю первой секции
Европейский Суд по Правам Человека
 
Совет Европы
Страсбург, Франция
 
Жалоба № 77617/01
«МИХЕЕВ против России»
 
Уважаемый господин,
 
Ссылаясь на информацию, содержавшуюся в Ваших письмах от 20 декабря 2004 г. и 17 января 2005 г., относительно решений Президента Палаты предоставить ряду неправительственных организаций разрешение участвовать в рассмотрении дела в качестве третьих лиц, власти РФ категорически возражают против решений принятых по данному вопросу по следующими обстоятельствам.
Во-первых, ни одна из этих организаций не имеет непосредственного отношения к делу «Михеев против России»  и, следовательно, не может представить какие-либо конкретные факты, касающиеся существа настоящего дела. Если в распоряжении этих организаций есть какая-либо важная фактическая информация, она может быть предоставлена через представителя г-на Михеева в Суде.
Во-вторых, рассуждения, касающиеся общей ситуации в России, представленные общественными организациями, находящимися в городе Йошкар-Ола и, тем более, в Лондоне, представляются не имеющими абсолютно никакого отношения к настоящему делу, так как не связаны с конкретными событиями, происходившими в городе Нижний Новгород.
В-третьих, некоторые из этих организаций были созданы только несколько месяцев назад и никому, за исключением государственных и негосударственных организаций, их финансирующих, неизвестны. Мнение этих организаций не может считаться авторитетным только потому, что среди их сотрудников есть лица, известные в западных странах как, так называемые, «специалисты в области правозащиты».
В-четвертых, особенно поразительной кажется позиция Президента Палаты, касающаяся НПО «Редресс» (“The Redress trust”). Сначала он (как следует из Вашего письма от 3 июня 2004 г.) принял решение отклонить ходатайство организации об участии в деле «Михеев против России» в качестве третьего лица (очевидно, изучив материалы, представленные организацией), а затем, в январе 2005 г., положительно разрешил то же ходатайство на основе тех же самых материалов.
Никто, кроме самого Суда, не знает, чем объясняется такой «поворот».
Власти РФ выражают сожаление относительно решений Президента Палаты, считают их необоснованными и влияющими на справедливость правосудия. Настоящие решения приняты с целью превратить нормальную юридическую процедуру рассмотрения дела «Михеев против России» в политизированную и подверженную влиянию средств массовой информации, имеющую откровенно обвинительный уклон в отношении РФ.
Принимая во внимание вышеупомянутые причины, власти РФ просят Суд пересмотреть вопрос допуска упомянутых неправительственных организаций к участию в деле «Михеев против России».
Если эта просьба будет отклонена, власти РФ просят представить причины, по которым было принято соответствующее решение и включить позицию властей РФ по данному вопросу в решение Суда по делу «Михеев против России», когда решение будет вынесено.
 
Ссылаясь на Ваше письмо от 15 декабря 2004 г., в котором властям РФ предложено представить их комментарии относительно требований заявителя по справедливому возмещению, сообщаю следующее.
В настоящий момент Ленинский районный суд г. Нижнего Новгорода рассматривает гражданский иск г-на Михеева к управлению федерального казначейства Главного управления федерального казначейства Министерства финансов по Нижегородской области, касающийся компенсации утраченного заработка, дополнительных расходов, связанных с ухудшением здоровья и компенсацией морального вреда, причиненного незаконными действиями сотрудников милиции в ходе расследования уголовного дела заявителя. По ходатайству г-на Михеева, решением суда от  24 октября 2002 г. рассмотрение иска было отложено до окончания расследования уголовного дела, возбужденного в отношении сотрудников милиции. Г-н Михеев не подавал просьб возобновить рассмотрение его иска.
По информации Генеральной прокуратуры РФ, срок предварительного расследования уголовного дела № 68241, возбужденного в отношении сотрудников милиции по  признакам преступления, предусмотренного ст. 110 Уголовного кодекса РФ (доведение до самоубийства), продлен заместителем Генерального прокурора РФ до 2 апреля 2005 г.
Таким образом, в настоящий момент процедуры по возмещению ущерба, причиненного нарушением прав заявителя на национальном уровне, пока не завершены. В результате рассмотрения гражданского иска  в Ленинском районном суде г. Нижнего Новгорода заявитель будет иметь возможность получить возмещение причиненного морального и материального ущерба.
Принимая во внимание вышеизложенные причины, рассмотрение Судом вопроса о выплате заявителю справедливой компенсации представляется преждевременным.
В то же время, если суд сочтет возможным рассмотреть этот вопрос до завершения соответствующих национальных процедур, необходимо принять во внимание следующее.
Требования заявителя о справедливой компенсации в размере 27,351,812 рублей в возмещение материального ущерба и 22, 530,00 рублей в возмещение морального ущерба (таким образом, общая сумма составляет приблизительно 1, 400,000 евро) являются чрезмерными и необоснованными.
Если Суд признает заявителя жертвой нарушения Конвенции, я полагаю, что справедливая компенсация в любом случае не должна служить источником несправедливого (незаслуженного) обогащения и сумма компенсации не может превышать разумных (обоснованных) пределов, включая  пределы, определенные Судом в прецедентах (смотри, например, дело «Берктау против Турции», решение от 22 мая 2001 г., «Алтай против Турции», решение от 22 мая 2001 г., «Акташ против Румынии», решение от 3 июня 2003 г.).
 
С уважением,
 
Павел Лаптев.  
 
 
 
Получить код страницы Версия для печати