русский | english

Директор фонда «Общественный вердикт» сообщила представителям ОБСЕ о фактах давления на правозащитников

13 октября 2004, 14:31

В рамках совещания ОБСЕ на заседании, посвященном вопросу соблюдения странами-участницами обязательств по обеспечению свободы объединений и права на проведение мирных собраний, директор фонда "Общественный вердикт" Наталья Таубина сделала сообщение, в котором обратила внимание международного сообщества на факты притеснения представителей российских неправительственных организаций со стороны государства.

Опыт работы российских правозащитных НПО показывает, что в России нарушается право на свободу ассоциаций, чаще всего со стороны государства подвергаются те организации, чья деятельность задевает наиболее чувствительные сферы государственной системы, в том числе психиатрия и деятельность правоохранительных органов.

Психиатрия активно использовалась в политических целях в советские годы и сегодня продолжает оставаться важным элементом государственной системы. В России действует единственная независимая организация, проводящая психиатрические экспертизы - "Независимая психиатрическая ассоциация России". Необходимость существования таких независимых экспертиз неоднократно подтверждалась, в том числе и в судебных процессах. Одним из наиболее известных примеров служит процесс по делу полковника Буданова. Деятельность этой организации и ее сотрудников не раз подвергались необоснованным нападкам со стороны государственного монополиста в области судебно-психиатрических экспертиз Института им. Сербского. На сегодняшний день уже три года продолжается тяжба Ассоциации с Министерством юстиции РФ, которое считает, что проведение Ассоциацией независимых психиатрических и комплексных психолого-психиатрических экспертиз нарушает российское законодательство. Представляется очевидным, что действия Министерства юстиции РФ в отношении НПА призваны укоренить в российской правоприменительной практике ограничительное толкование круга субъектов, имеющих право организации и проведения экспертиз, включая психиатрическую и психологическую. Подобное ограничительное толкование существенно нарушает свободу ассоциаций, а также вводит, в частности, государственную монополию на организацию и проведение психиатрических и психологических экспертиз, в том числе несудебных.

Вторым чувствительным моментом для государства является критика деятельности правоохранительных органов. Организации, работающие в сфере защиты граждан от незаконных действий правоохранительных органов, зачастую становятся объектом давления. Приведем несколько примеров. В апреле этого года после представления публике книги, изданной  Казанским правозащитным центром  о неправомерных действиях сотрудников правоохранительных органов Республики Татарстан вокруг организации произошел целый ряд событий: у квартиры родителей одного из основателей Центра и соавтора книги была обнаружена боевая граната Ф-1 («лимонка») со сдернутой чекой, которая не взорвалась по счастливой случайности из-за заводского брака. На офис Центра было совершено разбойное нападение двух людей в масках, которые разгромили оргтехнику. Сотрудники Центра в неформальных беседах с представителями силовых ведомств получали угрозы в свой адрес. По местным государственным каналам в новостных программах были показаны негативные сюжеты о деятельности Центра и о биографиях его руководителей. Управление по борьбе с экономическими преступлениями МВД Татарстана начало проверку всей финансовой деятельности Центра, что практически парализовало работу организации в течение почти месяца. При этом важно отметить, что результаты проверки ни к чему не привели: по итогам проверки было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Есть весьма весомые основания утверждать, что причиной событий, случившихся вокруг Центра и его сотрудников, явилась их профессиональная деятельность по защите прав человека.

Несколько дней назад сотрудник другой партнерской организации Фонда - Йошкар-Олинской НПО «Человек и закон», которая действует в Республике Марий Эл и также работает в области защиты граждан от неправомерных действий правоохранительных органов, был ранен в результате разбойного нападения на его квартиру двух людей в масках. По мнению сотрудников организации, это нападение является результатом профессиональной деятельности их коллеги по защите прав человека.

Приведенные примеры не исчерпывают списка НПО, которые подвергаются давлению со стороны государства по причине их профессиональной деятельности в области прав человека. Типичные примеры были также озвучены в других выступлениях во время данной сессии. Все эти факты свидетельствуют о нарушении в России права на свободу ассоциаций и в частности Обязательств ОБСЕ в рамках Копенгагенского документа 1990 года, Стамбульской хартии 1999 года, Венского итогового документа 1989 года.

Получить код страницы Версия для печати