русский | english
Политика конфиденциальности

А он-то думал, что промедление смерти подобно

25 октября 2005, 10:22

Никто из нас не застрахован от несчастных случаев. Жизнь - она штука такая: всякое может произойти в любой момент. И тогда не знаешь, на кого больше уповать: на Бога либо на человека, который поддержит, выручит, а то и спасет...

13 октября с сыном Валентины Степановны С. случилось несчастье: рыбная кость застряла в горле. Время было позднее, обратился он на "Скорую помощь". Там ему помочь не смогли - надо идти в поликлинику, к лору, можно и без талона, вне очереди: дело серьезное...

Промаявшись ночь, утром пошел в поликлинику. Повезло: никакой очереди к нужному специалисту. Зашел в кабинет, объяснил ситуацию. В ответ примерно следующее: "Давайте полис. Нет? Вы сотрудник милиции? Тогда принесите направление с работы. Или платите 90 рублей..." Ни направления, ни денег у него с собой не было, потому вынужден был отправиться восвояси.

Для сотрудников МВД (как и служащих ФСБ, военных) действительно предусмотрен иной порядок оказания медицинских услуг. Они, прибегая к канцелярскому языку, не подлежат социальному страхованию. Главным документом взаимоотношений милиции и медицины стало правительственное постановление за N911. Нуждающийся во врачебной помощи милиционер должен обратиться в кадры ГОВД за направлением в поликлинику. И потом уже с этой бумагой явиться к врачу. Этим- то золотым правилом наш пострадавший, сказать откровенно, пренебрег. А вы бы как действовали в его ситуации? Он-то по наивности думал, что в его случае промедление смерти подобно.

Помогли горемыке в детской больнице. Лор-врач Людмила Александровна Лисеенкова вытащила злополучную косточку. Было это уже ближе к вечеру. После того, как человек с "инородным предметом" в горле вернулся со службы. Никаких бумаг (и денег) спасители не попросили. Заведующая лор-кабинетом Галина Ивановна Стёпырева сказала только: это же наш врачебный долг - помогать. Наверное, и в детской больнице могли бы запросто отказать: мол, мы лечим только детвору, взрослые - не наш профиль. И были бы формально правы.

Можно понять крайнее удивление всем этим Валентины Степановны С. Она в недоумении от того, как отнеслись к ее сыну в городской поликлинике. Много лет работала медицинской сестрой, знает, что отношение к людям должно быть совсем иным.

Этот случай напомнил мне, как мой близкий родственник со сломанным пальцем не мог попасть на прием к травматологу. "Хотел бы - попал", - вроде бы здраво объяснил мне один горздравовский чиновник и пообещал поспособствовать. Гипс всё-таки наложили. Через две недели, но не в поликлинике, а в другом месте, да и то, признаюсь, "по знакомству". А мой престарелый отец неделями не мог раздобыть талон к кардиологу, хотя спозаранья занимал очередь, чтобы его получить...

Не могу представить себе равнодушными к людям врачей Божьей милостью Глейхов, Черемисиных, Сидельникову... Не может быть в медицине другого отношения к людям, кроме как самое внимательное, самое чуткое. А ходить с костью в горле из- за инструкции, предписывающей другой порядок взаимоотношений человека и врача, это как-то совсем непонятно.
Владимир Ноговицын, Трудовая Коряжма
Получить код страницы Версия для печати