русский | english
Политика конфиденциальности

Армия прикроется полицией

06 февраля 2006, 09:28

Генштаб начинает разрабатывать концепцию создания в России военной полиции. Как заявил глава Минобороны, новое подразделение, подчиняющееся Генштабу, будет заниматься охраной порядка в армии, в том числе и бороться с дедовщиной. Но, как считают эксперты, новая структура будет лишь защищать интересы самого Минобороны.
В пятницу министр обороны России Сергей Иванов, подлетая к Мюнхену, где 5 февраля он выступает с докладом на международной конференции по вопросам безопасности, сообщил, что намерен делать с безопасностью внутри российской армии. По традиции глава военного ведомства отвечал на вопросы журналистов в воздухе, на борту самолета, а так как последнюю неделю чуть ли не главной темой в общественной жизни России стал инцидент с рядовым Андреем Сычевым и проблема дедовщины в армии, министру пришлось выкладывать свои предложения и по этому поводу.
Иванов сообщил, что уже дал Генштабу поручение проработать вопрос о создании в Вооруженных силах военной полиции.
Возможно, что называться новое подразделение будет и «военная милиция» – с названием в ведомстве, по словам Иванова, еще не определились. Как, впрочем, не определились в Минобороны и с организацией этой структуры, ее численным составом, подчиненностью и затратами, которые предстоят Минобороны в связи с ее созданием. Как пояснил министр обороны, ясно пока только то, что реализация идеи создания военной полиции в России займет «продолжительное время». «Это невозможно сделать ни за один, ни за два месяца. Иначе это будет демагогия и пиар», –заметил Иванов и подсчитал, что в войсках военная полиция появится не раньше чем через год или два. Правда, когда все-таки появится, она будет в структуре Минобороны на условиях подчиненности Генштабу.
Как пояснил министр, «военная полиция будет создана с учетом российских реалий и зарубежного опыта», а «в любой стране мира, где она есть, она структурно входит в военное ведомство».
(Впрочем, стоит отметить, что в мировой практике прижились две модели военной полиции: как в подчинении Министерству обороны, так и в качестве независимой от армии структуры. Так, в США, Великобритании, Германии, Финляндии военная полиция находится в ведении армейских подразделений, во Франции и Италии это части жандармерии).
На минувшей неделе о возможности создании полиции сообщил на своей пресс-конференции 31 января Владимир Путин – и уже тогда предполагалось, что она будет подчиняться именно военным. Отвечая на вопрос о дедовщине в армии, глава государства сказал, что «министр обороны подготовил и сделает мне в ближайшее время предложения по качественному улучшению этой работы, включая возможное создание военной полиции».
Подобные мысли в российском Минобороны возникли еще в середине 1990-х. Правда, тогда работу над проектом федерального закона «О военной полиции» вели не только в Генштабе – но и в Госдуме. И военные, и депутаты планировали наделить новую структуру правом пресекать правонарушения, вести оперативную работу, заниматься преступлениями в войсках.
Но депутаты видели военную полицию независимой от Минобороны, а военное ведомство настаивало на том, чтобы оставить ее себе.
Тогда дискуссия все равно ничем не разрешилась, так как денег на нововведение, независимо от того, кому оно будет подчиняться, не нашли. Теперь же Минобороны выиграло старый спор.
По словам сторонников военного ведомства, нынешнее решение – совершенно правильное. По словам, зампреда думского комитета по безопасности Виктора Илюхина, Госдума, в том числе и комитет, действительно давно предлагала заняться этим вопросом, но слышали от властей, «что это анахронизм». «На мой взгляд, эта структура должна замыкаться на Минобороны, а не на прокуратуре и на МВД: система командования подразумевает систему принятия решения и контроля за их исполнением – и второе возьмет на себя полиция», – заявил депутат «Газете.Ru». Впрочем, даже он добавил: «Как все будет на практике – непредсказуемо».
Правозащитники же уверены: в случае, если военная полиция окажется в ведении Минобороны, она просто станет карманной структурой, которая никак не поможет борьбе с дедовщиной, а то и будет ей потакать. «Было бы правильнее, чтобы военная полиция подчинялась хотя бы военной прокуратуре. Хотя тут тоже есть свои нюансы. Пока военные судьи и прокуроры имеют двойной статус: подчиняются Верховному суду и Генпрокуратуре, но при этом по отношению к военному ведомству считаются прикомандированными, а значит получают «звездочки» от Минобороны. Недавно министр обороны предложил пересмотреть эту ситуацию – и если что-то изменится, военная прокуратура станет реально независимой от Минобороны», – заявил «Газете.Ru» эксперт Института прав человека Лев Левинсон.
При этом, по его мнению, военную полицию еще правильнее не вписывать ни в какое ведомство. «Она может быть независимой, а общий надзор над ней будет осуществлять Генпрокуратура. Ведь в противном случае это с большой долей вероятности может оказаться пустой затеей: она также, как и служба собственной безопасности в структуре милиции, нормально работать не будет», – говорит правозащитник. Не исключено, что полицейские-военные будут скрывать дедовщину, подчиняясь «неписанным армейским законам».
С ним согласен и глава «Российского антикоррупционного союза» Кирилл Кабанов. «Такая структура должна находиться в юрисдикции военных судов военной прокуратуры, а будет – в ведении командующих округов. В предлагаемом варианте под это дело придется менять УПК, закон об оперативно-разыскной деятельности», – заявил он «Газете.Ru».
По его словам, «военная полиция эффективна, когда работает весь военный механизм, а создавать ее в рамках неэффективной армии – это обрести новую силовую структуру, которая будет работать в интересах своего ведомства».
Впрочем, заметил он , «видимо, речь идет отнюдь и не об эффективности – а о том, чтобы просто в настоящий момент ублажить общественное мнение».
Алина Черноиванова, Эля Вермишева, Газета
Получить код страницы Версия для печати