русский | english
Политика конфиденциальности

Александра Пуманэ убили в условиях "жуткого бардака"

14 сентября 2005, 08:01

Даже год спустя после нашумевшего убийства Александра Пуманэ, задержанного в прошлом сентябре в начиненной взрывчаткой машине и затем забитого до смерти в 83-м отделении милиции Москвы, в этом деле по-прежнему много белых пятен. При каких обстоятельствах погиб "террорист", кто дал приказ на допрос с пристрастием, следствие пока не знает. Не внес ясности и начавшийся вчера в Пресненском суде процесс над бывшим начальником отделения милиции Андреем Семигиным и оперативным дежурным Иосифом Смерекой. Оба обвиняются в халатности, повлекшей тяжкие последствия.

Первым выступил гособвинитель Александр Дементьев. По его словам, Семигин обвиняется в недобросовестном и небрежном отношении к службе. После задержания Пуманэ начальник 83-го отделения самоустранился от этого дела и не определил круг лиц, которые должны были участвовать в расследовании преступления. В результате Пуманэ был допрошен с применением физического насилия не уполномоченными на то лицами, в том числе Душенко (см. справку). Кроме того, Семигину ставится в вину отсутствие контроля за работой оперативного дежурного Смереки, который документально не оформил задержание Пуманэ, а вдобавок выдал неизвестно кому резиновую дубинку, которой подозреваемого забили до смерти.
После этого судья дала слово подсудимым и их адвокатам. Семигин и Смерека заявили, что предъявленные обвинения им понятны, но виновными себя они не признают. Защитник капитана Валерий Глушенков конкретизировал позицию своего клиента: "Мой подзащитный считает, что все требования нормативных актов выполнил добросовестно и полно, а созданный штаб ограничил его функциональные обязанности и возможности. Спецсредство он выдал правомерно, не зная
и не догадываясь о его неправомерном применении по отношению к задержанному". По мнению адвоката, если со стороны Смереки и были допущены какие-то нарушения, то в лучшем случае они "тянут на дисциплинарное взыскание, а не на уголовную ответственность".
Вслед за этим суд перешел к допросу свидетелей. Стоит отметить, что все они - и милиционеры, и сотрудники ФСБ - считают, что подсудимые свои обязанности выполняли на должном уровне и в том объеме, в котором позволяла ситуация. При этом кто косвенно, кто в открытую признал, что в той обстановке сотрудников 83-го отделения милиции по сути отстранили от работы. Так, начальник угрозыска Максим Камша рассказал, что после того как в кабинете Семигина был создан штаб, туда пускали только сотрудников УБОПа и ФСБ. "Семигин никаких указаний отдавать не мог", - констатировал Камша.
На вопрос адвоката Глушенкова, составлялись ли оперативниками рапорта о задержании Пуманэ, Камша уверенно заявил, что такие документы были и он даже присутствовал при их написании. Однако до дежурного они не дошли, поскольку их сразу же забрали в штаб. После этого начальник угрозыска поведал о своем непродолжительном общении с Пуманэ: "Он рассказал мне, что приехал в Москву из Питера, никого здесь не знает. К нему подошли двое, предложили подзаработать – перегнать две машины к Триумфальной арке и дали ключи от них. Все это бред сумасшедшего, но он именно так сказал. Также он предложил мне 30 тыс. долларов, которые в течение суток привезут из Питера".
В защиту Семигина выступили и его бывший подчиненный, командир роты капитан Дмитрий Колупаев, и сотрудник ФСБ Алексей Макаров. Первый рассказал, что именно Семигин приказал оцепить место в Гранатном переулке, где была обнаружена вторая подозрительная машина. "Несмотря на жуткий бардак, Семигин руководил профессионально", - заявил Колупаев.
"В отделении милиции царила обычная рабочая обстановка, - оценил происходившее в 83-м отделении уже свидетель Макаров. - Все четко знали, что делать, в том числе и Семигин. Он не только не самоустранился от работы, а наоборот - активно помогал". При этом чекист, как и все остальные, заявил, что не знает, что случилось с Пуманэ и почему он погиб. Он видел лишь, как его несли на носилках шесть человек.
По словам Макарова, единоначалия в штабе не было, и команды оттуда исходили постоянно. "Основную скрипку играли сотрудники ГУБОПа и УБОПа, - говорит Макаров. – Кого как зовут, я уже не помню, но руководители из ГУБОПа - а их было человек пять из разных отделов, - регулярно посылали кого-нибудь узнать, что там на допросе говорит Пуманэ".
После того как в судебных слушаниях был объявлен перерыв, в фойе адвокат Глушенков развел руками, заявив, что не понимает, на чем основывается обвинение, у которого нет ни одного свидетельского подтверждения виновности ни Смереки, ни Семигина.
.
справка
Александра Пуманэ задержали с 17 на 18 сентября 2004 года в Спиридоньевском переулке Москвы по подозрению в подготовке теракта. В его "пятерке" милиционеры нашли взрывное устройство, изготовленное из двух мин МОН-50 и 200-граммовой тротиловой шашки, и блок управления электросхемой. Задержанного доставили в 83-е отделение, где во время допроса забили до смерти - Пуманэ скончался от травм в Институте им. Склифосовского. Основным подозреваемым следствие считает находящегося в бегах замначальника 5-й ОРЧ УБОП ГУВД Москвы Вячеслава Душенко. Ему заочно предъявили обвинение в превышении должностных полномочий, повлекшем тяжкие последствия, а также умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть. В начале этого года обвинение в халатности, повлекшей по неосторожности смерть (ст. 293 УК РФ - до 5 лет лишения свободы), вменили бывшему начальнику 83-го отделения милиции Андрею Семигину и дежурившему в тот день в подразделении Иосифу Смереке. После истории с Пуманэ оба по рекомендации руководства ГУВД Москвы сменили место работы.
Олег Рубникович, Газета
Получить код страницы Версия для печати