русский | english
Политика конфиденциальности

Милиционерам не помогли молитвы

13 декабря 2005, 08:00

В Московском областном суде начался новый процесс по делу милиционеров из Долгопрудного, обвиняемых в покушении на местного прокурора. На первое заседание никто из свидетелей не пришел. Зато пришли члены ультраправославных организаций, акции которых помогли прокуратуре добиться отмены оправдательного приговора.
В понедельник в Московском областном суде прошли первые слушания по существу уголовного дела бывших оперативников Долгопрудненского угрозыска. Отставной начальник городского угро Валерий Блохин обвиняется в превышении должностных полномочий (он неоднократно избивал лиц кавказской национальности), а также в покушении на прокурора Долгопрудного Евгения Яцентюка (тот курировал расследование избиений). Подчиненный Валерия Блохина Алексей Коноваленко проходит как соучастник по эпизодам с превышением полномочий.
На прошлой неделе состоялся отбор нового состава присяжных, который удовлетворил подсудимых. В понедельник же был определен порядок судебных слушаний (первыми заслушиваются свидетели обвинения, потом – защиты). Кроме того, были вызваны свидетели, однако никто из них на заседание не пришел. «Люди устали ходить», – так прокомментировал отсутствие участников процесса один из подсудимых Алексей Коноваленко. Судья Александр Козлов выписал свидетелям повестки и назначил заседание на среду 14 декабря. На нем государственный обвинитель Борис Лактионов в первую очередь зачитает обвинительное заключение. Заседания проходят в закрытом режиме, несмотря на желание подсудимых, чтобы процесс был публичным.
Это второй процесс по делу «борцов с наркомафией», как называют Блохина и Коноваленко их юридические и общественные защитники. Первый, с участием присяжных, закончился полным оправданием подсудимых. Однако в сентябре 2005 года Верховный суд России отменил оправдательный приговор и направил дело на новое рассмотрение.
Как писала «Газета.Ru», первые уголовные дела в отношении Блохина и Коноваленко прокуратура Долгопрудного возбудила после того, как несколько жителей города, подозреваемые в различных преступлениях, написали заявления, что сыщики в ходе задержания избивали их и подбрасывали боеприпасы. Начальник угрозыска Блохин оказался в СИЗО на шесть месяцев, а когда вышел на свободу и вновь занял служебное кресло, «не удержался» и, по данным прокуратуры, избил подозреваемого в краже. Это переполнило чашу терпения милицейского начальства – буйных оперативников уволили.
На защиту милиционеров встали называющие себя православными общественные организации, в том числе движение «Черная сотня» и РНЕ, а также независимый профсоюз работников милиции, обеспечивший Блохина адвокатом.
Около здания Московского областного суда, где шло рассмотрение дела, постоянно организовывались пикеты, молебны, чтение акафистов и даже крестный ход. (Кстати, одним из поводов отмены оправдательного приговора представители Мособлпрокуратуры называли регулярные пикеты «православной общественности» у здания Мособлсуда – именно эти акции, по их мнению, могли повлиять на решение присяжных, решивших оправдать милиционеров.) Сторонники Валерия Блохина полагали, что милиционер стал жертвой коррумпированных сотрудников прокуратуры и милиции, покрывающих наркодельцов. После одного несанкционированного митинга судья Жанна Радченко оштрафовала членов РНЕ, а 25 мая 2004 года под Mersedes судьи была заложена бомба, которая взорвалась раньше времени.
В июне 2004 года неизвестные обстреляли квартиру прокурора города Долгопрудного Евгения Яцентюка, который курировал расследование. Стрельба велась из автомата Калашникова по окнам кухни и спальни, когда в квартире никого не было. По горячим следам преступников задержать не удалось, однако прокурор Долгопрудного сразу заявил, что за покушением стоит Валерий Блохин. В доказательство Яцентюк предъявил анонимное письмо с угрозами, которое, как предположили эксперты-почерковеды, мог написать отставной майор.
За несколько дней до вынесения приговора по делу о служебных злоупотреблениях по дороге на работу была убита судья Наталья Урлина. Было возбуждено уголовное дело по ст. 295 УК РФ (посягательство на жизнь судьи в связи с рассмотрением дел или материалов в суде, совершенное в целях воспрепятствования ее деятельности либо из мести), однако обвинение по этому делу никому предъявлено не было. Впрочем, сразу после убийства судьи Блохин – до того находившийся под подпиской о невыезде – был помещен под стражу. Уже в СИЗО Блохину предъявили обвинение в организации обстрела квартиры прокурора.
Кстати, в понедельник у входа в здание Мособлсуда на Баррикадной снова стояла группа поддержки, состоящая из черносотенцев и представителей других националистических организаций.
Впрочем, в беседе с «Газетой.Ru» Алексей Коноваленко не высказал никакого недовольства на этот счет. «Если они (Верховный суд, областная прокуратура. – «Газета.Ru») захотят придраться, то сделают это по любому поводу», – сказал подсудимый. Одновременно он уточнил, что пикетчики стояли «на дороге, за пределами территории Мособлсуда», и там может находиться «кто угодно и что угодно».
В Мособлсуде «Газете.Ru» подтвердили, что «православная общественность» располагалась за шлагбаумом, то есть формально не на территории суда. При этом в суде заметили, что пикетчики «вели себя тихо и никому не мешали».
Андрей Степин, Газета.Ру
Получить код страницы Версия для печати