русский | english
Политика конфиденциальности

Физическое насилие в правоохранительных органах

02 ноября 2004, 15:15

Отчет по исследованию "Физическое насилие в правоохранительных органах"
(опрос врачей и фельдшеров скорой помощи и травмопунктов)

 

Предварительные замечания. Одна из причин, по которым общественное мнение резко негативно относится к органам правопорядка, прежде всего - милиции, является злоупотребление силой, незаконное применение физического и морального насилия, произвол, побои, пытки. Определить масштабы его распространения, ситуации использования, чрезвычайно трудно, поскольку, во-первых, речь идет о крайне закрытой и сплоченной в отношении возможности внешнего контроля ведомственной корпорации, во-вторых - мы сталкиваемся с саботажем тех структур, которые должны были бы обеспечивать надзор за деятельностью правоохранительных органов (МВД, ФСБ и т.п.), с созданной еще в советские времена круговой порукой всей системы репрессивных органов в отношении правового или гражданского контроля; в-третьих, в обществе отсутствует более или менее точная информации о правонарушениях сотрудников этих ведомств, и, наконец, в-четвертых, в обществе укоренен страх перед репрессивными институтами, парализующий какое-либо сопротивление насилию со стороны органов правопорядка или госбезопасности, отсутствует гражданская ответственность и солидарность перед угрозами этих органов, инерция покорности и терпения в отношении любых форм насилия (не только государственного).

Негативная репутация правоохранительных структур сама по себе не может служить надежным основанием для оценки фактического положения дел с насилием в государственных организациях. Апатия населения, с одной стороны, и компенсирующая ее мифологизация всемогущества органов и их бесконтрольности, с другой, в общем и целом уравновешивают и дополняют друг друга.

Исследование, материалы которого мы представляем в настоящем отчете, является лишь звеном в целой цепи различных зондажей и опросов, нацеленных на то, чтобы представить обществу более или менее адекватную картину отношения населения к правоохранительным органам и масштабы злоупотребления в них. Результаты первого зондажа были представлены в середине мая с.г. Продолжением программы стал опрос медицинских работников - врачей, фельдшеров, медсестер в бригадах скорой помощи и травмопунктах различных городов России. Его целью было получить некоторую информацию о пострадавших в результате насилия, причиненного гражданам сотрудниками органов правопорядка, то есть, регистрируемого насилия.

Всего сотрудниками Аналитического центра Юрия Левады было опрошено 619 человек (427 работников скорой помощи и 192 - травмопунктов) из 42 городов страны. В среднем стаж их работы по данной специальности составляет 14-15 лет, причем в Москве доля работников с небольшим стажем (до 5 лет) несколько выше: как можно предположить, в столице профессиональная нагрузка на соответствующие службы выше, но выше и возможности выбора, а потому более высокая текучесть кадров, здесь не так сильно держатся за свое место. Подавляющее большинство опрошенных (81%) среднего возраста (от 25 до 54 лет). Мужчин и женщин среди них практически поровну, в Москве доля мужчин несколько выше средней. С высшим образованием - 61% (среди работников скорой помощи соотношение высшего и среднего специального образования составляет 55:45; среди медперсонала травмопунктов - 74:26). О степени открытости медперсонала и готовности говорить о подобных проблемах, можно судить по реакциям опрошенных на прожективный вопрос, задававшийся в конце интервью всем без исключения участникам опроса: "Как вы думаете, ваши коллеги будут откровенно отвечать на вопросы нашей анкеты или скорее побоятся говорить на эти темы?" - 77% (различий между двумя категориями медперсонала здесь не было) полагали, что опрошенные будут говорить откровенно, а 22-23% - считали, что побоятся (см. Приложение к отчету, где приведены все результаты опроса).

Распространенность применения физического насилия в правоохранительных органах. По мнению 73% врачей и среднего медперсонала, оказывающих первую медицинскую помощь пострадавшим в результате несчастных случаев или нападений, проблема насилия сотрудников правоохранительных органов в отношении задержанных является весьма серьезной (полагают, что этот вопрос не заслуживает сколько-нибудь серьезного внимания - 23% и 4% - считают, что такой проблемы не существует). Применение насилия в отношении задержанных или избиение их случается "довольно часто", считают 43% опрошенных (в Москве и Петербурге - 55%); еще 10% (в Москве - 14%) полагают, что это "общая практика" в МВД и других ведомствах этого рода. 46% (в Москве 32%) полагают, что такого рода явления достаточно редки, представляют собой отдельные случаи.

Мнения о распространенности подобной практики сильнее выражены у работников травмопунктов, чем среди персонала скорой помощи (в сумме - 58% и 51%). Подобные различия связаны, видимо, с тем, что для регистрации или помощи пострадавшим от побоев и травм, нанесенных сотрудниками органов правопорядка или в их ведомствах, скорую помощь вызывают несколько реже. Пострадавшие вынуждены чаще самостоятельно обращаться за помощью в травмопункты. Кроме того, врачам скорой помощи в экстренной ситуации труднее установить виновников (чаще им бывает не до того, чтобы разбираться с тем, кто был виновником побоев). 77% медперсонала бригад скорой помощи приходилось оказывать медицинскую помощь пациентам, пострадавшим от действий сотрудников правоохранительных органов, среди врачей травмопунктов таких было уже 87%.

Чаще всего акты насилия, побои или то или иное принуждение совершают работники милиции.

Известно ли было Вам, представители каких правоохранительных органов причинили вред пострадавшему?
(в % к числу опрошенных по столбцу; опрошенные могли назвать несколько позиций, поэтому сумма ответов больше 100%)

Органы правопорядка В целом Бригады скорой помощи Персонал травмопунктов
N=… 619 427 192
Милиция 72 68 82
УИН (следственные изоляторы, конвой) 12 12 12
ФСБ (следственные и иные службы) 2 2 2
Прокуратура (следственные и иные службы) 2 2 2
Суд 2 2 1
Судебные приставы 1 1 2
Другие службы 4 4 4
Неизвестно 7 8 4
Не дали ответа 20 23 14

Жертвами насилия милиции чаще всего оказываются мужчины, относящиеся к "социально слабым" или уязвимым категориям населения, находящиеся в состоянии частичной или полной невменяемости (или квалифицируемые в таком качестве врачами или милицией). Они не в состоянии должным образом защитить себя в социальном и гражданском отношении (а не только в физическом смысле).

Кто чаще всего оказывается пострадавшим в подобных случаях?
(в % к числу опрошенных по столбцу; опрошенные могли назвать несколько позиций- в среднем по две, поэтому сумма ответов больше 100%)

  В целом Бригады скорой помощи Персонал травмопунктов
Пьяные 67 67 67
Молодежь, подростки 48 42 62
Бомжи 23 24 20
Люди, принадлежащие к не-славянским этническим группам 17 16 19
Приезжие 12 10 16
Обычные люди, законопослушные граждане 10 9 13
Женщины 4 2 7
Люди с достатком 3 2 5
Старики 2 2 2
Другие 4 3 5
Нет ответа 20 23 14

Бьют, главным образом, тех, кто находится в пьяном виде, "не в себе" и как бы провоцирует к жестокое, "нечеловеческое" отношение), подростков и молодых людей, а также бомжей. Но, видимо, бьют "не до смерти", так что люди пострадали, но не настолько, чтобы вызывать скорую, или не в том состоянии, чтобы ее вызывать, а вынуждены идти в травмопункт сами (можно предоположить, что и скорая, со своей стороны, неохотно выезжает на такие вызовы). То же самое можно сказать и о мигрантах, становящихся типичными объектами агрессивного отношения милиции (характерный пример для специалистов по виктимологии).

Как видим, женщин бывает очень не много, а травмы, наносимые им не столь серьезны, раз они обращаются не к скорой помощи (2%), а появляются в травмопункте (4%).

Врачи узнают о том, кто нанес побои, стал причиной травм или телесных повреждений, главным образом со слов самих пострадавших (в трех четвертях случаев - 73%). Несколько чаще об этом говорят те, кто приходят или доставлены в травмопункт (79%). Но помимо самих объяснений пострадавших, на это указывает и типичный характер телесных повреждений (об этом заявляет почти каждый третий работник травмопункта -32% - и каждый пятый врач со скорой помощи - 21%) или, как это объясняют врачи и медсестры, об этом ясно из "характера поведения пострадавшего" (12%).

Причины получения травм или телесных повреждения
(в % к числу опрошенных по столбцу; опрошенные могли назвать несколько позиций, поэтому сумма ответов больше 100%)

(все ответы со слов потерпевших) В целом Бригады скорой помощи Персонал травмопунктов
При задержании 61 57 69
Избили беспричинно, "для куража", демонстрации власти 34 32 38
При "выбивании" информации, нужной сотрудникам правоохранительных органов 16 16 17
По указанию сотрудников правоохранительных органов избили сокамерники 3 3 3
Другое 6 6 5

Уже из этих данных, становится очевидным, что насилие и жестокость имеют не "вынужденно-защитный", всячески минимизируемый, а самоценный, неинструментальный характер и применяются "по максимуму". Они входят в состав ритуалов "укрощения" задержанного, демонстрации "кто есть", деиндивидуализации жертвы, лишения ее прав на самостоятельность и дееспособность, парализующих ее возможное сопротивление и право на защиту и человеческое, терпимое обращение с собой. Вместе с тем, имеет смысл обратить внимание и на частоту употребления пыток, средств опосредованного физического воздействия - об этом сообщают каждый пятый из опрошенных врачей.

Жестокость как норма. Несмотря на то, что большая часть врачей считает недопустимым или неестественным такой порядок вещей, когда людей подвергают насилию или избиениям, все-таки приходится говорить о инерции жестокости как нормы повседневного существования, характерной для репрессивных обществ тоталитарного или полицейского типа. Об этом можно судить по тому, что абсолютное большинство число опрошенных среди врачей и среднего медперсонала склоняется к тому, что насилие и жестокость, проявляемое к задержанным или подследственным, вызывается самими пострадавшими, неадекватностью их поведения с точки зрения милиции или конвоя, работников следственных органов (иначе говоря, врачи в большой мере, вынужденно или нет, принимают сторону милиции). Речь идет о проблеме конвенциональных определений параметров жестокости и насилия: мы явно имеем дело с некоторым внутренним согласием на "оправданность" его применения или "неизбежность" насилия в таких случаях, когда пьяный или агрессивно настроенный задержанный вызывает ответную и явно чрезмерную - судя по результатам и травмам - жестокость. Лишь каждый пятый из опрошенных медиков полагал, что насилие было ничем не оправданной жестокостью и оно никак не спровоцировано самим пострадавшим.

Таким образом, речь идет о "внутреннем" оправдании побоев и силы, привычном коде жестокого поведения сразу и по максимуму, с которым как бы уже согласились в обществе, в том числе и врачи. Едва ли можно назвать приемлемым поведение пьяных, но кураж милиции - вещь столь же дикая и недопустимая в нормальном обществе, как и асоциальность бомжей и пьяниц.

Насилие и общество. Ситуация закрытости правоохранительных органов для внешного контроля, наблюдения, обсуждения (а значит и для возможности врача встать на другую позицию, кроме милиционера при исполнении) усугубляется сложившимся порядком оповещения о случаях милицейского насилия. В подавляющем большинстве случаев персонал скорой помощи, но в еще большей части - травмопунктов, обязан сообщать о травмах, полученных со стороны милиции… самой же милиции. Причем особенно жестко эту обязательность чувствует медперсонал в нестоличных городах, средних по размерам и количеству населения.

В соответствии с должностными инструкциями, куда вы обязаны сообщать о фактах причинения гражданам телесных повреждений сотрудниками правоохранительных органов?
(здесь и далее в % к числу опрошенных, по столбцу)

  В целом Бригады скорой помощи Персонал травмопунктов
В дежурную часть милиции 39 30 60
В прокуратуру 12 11 15
В центральную диспетчерскую 6 9 0
Другое 4 6 1
Нет таких инструкций 16 20 6
Не знаю 9 9 8
Нет ответа 20 23 14

Соответственно, опрошенные, как можно предположить, избегают сообщать о подобных нарушениях в милицию, а правоохранительные органы, понятно, на этом не настаивают.

Сообщаете ли вы представителям правоохранительных органов о подобных случаях?

  В целом Бригады скорой помощи Персонал травмопунктов
Всегда 14 10 21
Иногда 3 2 5
Никогда 2 2 1
Нет ответа 81 85 73

Берут ли с вас объяснения по переданным сообщениям представители правоохранительных органов?

  В целом Бригады скорой помощи Персонал травмопунктов
Всегда 7 6 10
Иногда 6 5 10
Никогда 3 1 5
Нет ответа 84 88 74

Кто именно берет с вас объяснения по переданным сообщениям?

  В целом Бригады скорой помощи Персонал травмопунктов
Милиция 10 9 12
Прокуратура 3 2 6
Адвокаты Меньше 1 Меньше 1 1
Другое Меньше 1 Меньше 1 1
Нет ответа 86 89 79

Как нетрудно понять, сотрудники милиции и другие представители власти заинтересованы по преимуществу в том, чтобы замять случившееся, вообще не фиксировать его как факт и не придавать огласке. Можно предположить, что в большинстве случаев ситуация почти автоматически и складывается именно так, в их пользу. В отдельных случаях, когда случившееся выходит или грозит выйти за рамки обычного, органы правопорядки и другие власти оказывают на врачей давление, требуя не фиксировать факты причиненного милицией насилия и никуда о них не сообщать. Особенно сильно это давление ощущает, с одной стороны, медперсонал в Москве и Петербурге ("показательных" городах, где концентрируется официальная власть), а с другой стороны - в средних и малых городах, где власть "ближе" и у нее больше возможностей прямого воздействия.

Однако еще настоятельней - в каждом втором случае, если не чаще - об этом же просят сами пострадавшие. Они явно боятся последствий такого "разглашения", не верят в его пользу ни для себя, ни для других им подобных. Иными словами, не только медики, но и сами пострадавшие вынужденно принимают сторону милиции, причинившей им травмы (форма поведения в безвыходных условиях, известная из истории репрессивных институтов, поведения жертв террористических актов и проч.).

Были ли случаи, когда правоохранительные органы, органы власти, ваше руководство просили вас или ваших коллег не фиксировать повреждения, предположительно причиненные сотрудниками правоохранительных органов?

  В целом Бригады скорой помощи Персонал травмопунктов
Да 14 15 10
Нет 67 62 76
Нет ответа 20 23 14

Были ли случаи, когда правоохранительные органы, органы власти, ваше руководство просили вас или ваших коллег не сообщать о зафиксированных повреждениях, предположительно причиненных сотрудниками правоохранительных органов?

  В целом Бригады скорой помощи Персонал травмопунктов
Да 13 14 10
Нет 67 64 76
Нет ответа 20 23 14

Бывают ли случаи, когда пострадавшие просят не фиксировать в официальных документах, что их избили сотрудники правоохранительных органов?

  В целом Бригады скорой помощи Персонал травмопунктов
Да 46 41 59
Нет 34 36 28
Нет ответа 20 23 14

Приходилось ли вам выезжать по заявкам в здания правоохранительных органов к пострадавшим с признаками насилия, причиненного сотрудниками?

  В целом Бригады скорой помощи Персонал травмопунктов
Да 45 45 45
Нет 22 21 26
Нет ответа 33 34 29

Как сотрудники правоохранительных органов объясняли причины получения травм пострадавшим?

  В целом Бригады скорой помощи Персонал травмопунктов
Пострадавший оказывал сопротивление сотрудникам милиции 48 44 57
Повреждения имелись у пострадавшего до его прихода в милицию 33 38 23
Повреждения получены по неосторожности пострадавшего 18 20 15
Пострадавший напал на сотрудников милиции 17 16 19
Пострадавший получил травмы в драке с сокамерниками 10 11 7
Другое 2 2 1
Никак не объясняют 19 17 22
Нет ответа 20 23 14

Ситуация унтер-офиценрской вдовы
При этом опрошенные медики крайне мало знают про общественные организации, ведущие борьбу с произволом и насилием со стороны правоохранительных органов (в сумме о таковых знают лишь 8% опрошенных). Но до трех пятых респондентов (55% сотрудников травмопунктов и 61% бригад скорой помощи), по их словам, согласились бы, знай они координаты подобных общественных организаций сообщать им о случаях насилия над гражданами со стороны правоохранительных органов.

Подводя итог, можно сказать, что порука насилия, терпения и молчания, о которой шла речь в начале отчета, объединяет не только репрессивные органы, - в ее периметр включены и жертвы. Мы имеем дело с социумом, в котором крайне слабо выражены формы позитивной солидарности и, напротив, с заметной силой действуют различные негативные формы сплочения, принятия точки зрения "репрессивного другого", проявления синдрома коллективного заложничества.

Получить код страницы Версия для печати