русский | english

Приватизация полиции - 2

13 февраля 2006, 14:22

Мнения о том, продолжается ли эта компания или она уже закончилась после соответствующих выборов, для которых была предназначена  (существенное повышение низкого рейтинга  Грызлова перед тем, как он должен был стать лидером правящей партии и возглавить руководство Госдумы), разделились, и ни одно не собирает абсолютного большинства. 46%  считают, что эта программа никогда и не стояла в центре внимания руководства, что она всерьез фактически не велась. Но 31%  согласны с тем, что эта компания «активно ведется и в настоящее время» (незначительное число опрошенных полагает, что она «давно закончилась» - 7%; 16% - затруднились ответить  на соответствующий вопрос). Чаще всего о том, что это была чисто показушная и рекламная компания, говорят милиционеры из Санкт-Петербурга[1] и крупных городов (63% и 49%), относительно меньше – в столице и небольших городах (41%). Но в любом случае – и при признании рекламного характера этой компаниии или его отрицании, настаивании на том, что она ведется «всерьез», что ее инициаторы действительно хотят  сократить масштабы взаточничества и предательства в рядах милиции –  сотрудники милиции признают сам факт массового распространения коррупции и произвола  в милиции, то есть то, в чем упрекают МВД население.
 Таблица 9
Как вы считаете, компания по борьбе с «оборотнями в погонах» активно продолжается, уже закончилась или никогда всерьез и не велась?
                                                                                          
 
Продолжается
Закончилась
 Никогда по существу и не велась
 Затруднились ответить
В среднем
31
7
46
16
Образование
Среднее и ниже
29
6
41
24
Среднее специальное
31
9
42
18
Незаконченное высшее
31
10
42
16
Высшее
31
5
51
12
Стаж работы в МВД
До 3 лет
35
7
41
17
3-6 лет
32
5
45
18
6-10 лет
26
11
49
14
Свыше 10 лет
29
6
50
15
Подразделение МВД
Участковый
28
10
42
20
Отделение милиции
32
5
48
16
ППС
33
9
43
15
Вневедомственная  охрана
31
7
46
17
Следственные органы
32
5
49
14
Размер населенного пункта
Москва
29
10
64
20
Санкт-Петербург
10
0
49
27
Крупный город
(1 млн.жителей)
41
9
44
7
0.5-1 млн.
36
7
49
8
250-500 тыс.
27
8
41
24
(в процентах к числу опрошенных в каждой группе, 100% по строке)
 
 
Злоупотребления служебным положением и коррупция. Низкая  оценка милиции населением и – как производное – фрустрированная самооценка милиционеров, недовольство уровнем заработков, условиями работы (при двусмысленности самого понятия службы – кому служим?) становятся оправданием разного рода служебных правонарушений и даже криминализации милиции. Не закон, а доступ к средствам государственного принуждения или  насилия, возможность своего рода «узаконенного», систематического и принятого населением правонарушения оказывается рациональным основанием для профессиональной идентичности и поведения в рамках корпорации  «сотрудников правоохранительных органов».
 
Таблица 10

Оценка  условий работы рядовых милиционеров

 (без затруднившихся с ответом)
 
 
Хорошие
Удовлетвори
Тельные
Сумма позитивных оценок
Плохие 
 очень плохие
Сумма негативных оценок
В среднем
6
43
49
33
16
49
Образование
Среднее и ниже
9
53
62
24
9
34
Среднее специальное
5
50
55
31
12
43
Незаконченное высшее
9
44
53
27
14
42
Высшее
3
33
36
41
21
63
Стаж работы в МВД
До 3 лет
6
50
56
28
12
40
3-6 лет
9
37
46
32
19
51
6-10 лет
5
43
48
32
19
51
Свыше 10 лет
3
39
42
42
13
55
Подразделение МВД
Участковый
11
34
45
35
18
53
Отделение милиции
3
49
52
32
13
44
ППС
5
46
51
33
15
48
Вневедомственная  охрана
7
46
53
33
11
44
Следственные органы
1
41
42
34
21
55
процентах к числу опрошенных в каждой группе, 100% по строке,
затруднившиеся с ответом не приводятся из-за малых значений, в среднем – 2%)
 
Удовлетворенность условиями работы заметно снижается с ростом квалификации и величиной стажа службы в органах правопорядка: если начинающие и малоквалифицированные милиционеры в массе своей удовлетворены (62% позитивных высказываний) условиями работы, хотя и нельзя сказать, чтобы они были так уж особенно довольны, то среди опрошенных с высшим образованием и давно служащих картина меняется на противоположную: здесь доля негативных оценок составляет те же 63%. Больше всего недовольства высказывают участковые милиционеры и сотрудники следственных отделов (53-55%  негативных высказываний).
Более 90% опрошенных сотрудников милиции рассматривают размер зарплаты рядовых милиционеров как недостаточный или низкий, причем особых различий в ответах опрошенных из разных профессиональных групп нет. Чуть более удовлетворены начинающие работать в милиции, но эти мнения составляют очень незначительную часть от всех ответов. Поэтому не удивительно, что абсолютное большинство респондентов признают: сотрудники милиции в их городе часто вынуждены искать другие, неофициальные источники дохода («довольно часто» - 56%, и еще 25% ответили «время от времени», не уточняя, насколько часто милиционеры обращаются к побочным приработкам).  Меньше 4% заявили, что «этого не бывает никогда» и 10% - что это «редкое явление» в их практике (5% затруднились с ответом и еще 1% отказались отвечать). Таким образом, более 80% опрошенных сотрудников милиции имеют внеслужебные связи, доходы и приработки.  Не всегда такого рода работа является криминальной, но почти всегда она становится почвой для коррупции и злоупотребления служебным положением. Характерно, что не стали отвечать на уточняющие и конкретизирующие вопросы относительно того, что это за вид дохода и заработка, в целом 28% опрошенных (чаще всего отказывались  от ответа на этот вопрос сотрудники отделений милиции - 40% -  и следственных органов - 30%). Нежелание отвечать в общем понятно и не требует особых комментариев: абсолютное большинство опрошенных (57%) считает такое положение делом ненормальным и недопустимым, хотя особого осуждения тоже не проявляет. 37% не видят здесь ничего особенного (в этой подгруппе  значительно больше молодых милиционеров, с невысоким уровнем образования и профессионального сознания, причем чаще среднего это будут сотрудники ППС и вневедомственной охраны).
Наиболее частым видом приработка  следует считать работу охранником (об этом заявили 58% опрошенных) и частный извоз (еще 36%). В подавляющем большинстве случаев разные приработки могли сочетаться друг с другом (общая сумма ответов значительно больше 100%)[2].
Огромный процент подрабатывающих в охране милиционеров свидетельствует о процессах фактической приватизации репрессивных органов государства и децентрализации  контроля над ним со стороны как общества, его институтов (суда, прокуратуры), так и собственно ведомства.
 
Таблица 11
Виды побочных источников дохода работников милиции
(в % к числу опрошенных соответствующей группы)
 
Охрана
Частный извоз
«Неформальные»  услуги лицам и организациям
«Неформальные»  штрафы
Взятки и подношения
В среднем
58
36
18
17
14
Образование
Среднее и ниже
49
30
6
16
4
Среднее специальное
62
37
13
18
12
Незаконченное высшее
63
34
22
17
16
Высшее
56
38
25
17
18
Стаж службы в МВД
До 3 лет
54
31
14
17
11
3-6 лет
62
36
20
20
13
6-10 лет
54
39
16
13
16
Свыше 10 лет
66
39
21
21
15
Подразделение МВД
Участковый
56
34
18
15
13
Отделение милиции
44
30
22
24
17
ППС
62
40
14
15
12
Вневедомственная  охрана
67
38
15
21
8
Следственные органы
54
36
21
14
17
Достаток
Выше среднего
36
23
27
18
9
Средний
50
30
18
17
14
Ниже среднего
70
45
16
18
15
Низкий
74
44
15
15
9
Возраст
18-24 года
58
34
16
16
12
25-34
55
37
17
18
12
35-44
64
38
21
23
20
45 и старше
70
27
17
3
7
 
При всей относительности подобных оценок прослеживается определенная последовательность в ответах: злоупотребления, связанные с использованием служебного положения, и коррупция характерны для более опытных и квалифицированных сотрудников (у которых и большие возможности), прежде всего – работников районных отделений милиции и следственных отделов.  Пресловутая ГАИ – ГИБДД не выделяется в этом ряду в оценках самих милиционеров (хотя имеет смысл указать на более частые занятия извозом среди работников данных служб).
Относительно масштабов распространенности поборов и взяточничества в милиции мнения опрошенных милиционеров существенно расходятся. Конечно, фиксируемые в исследовании представления нельзя рассматривать как «объективное отражение реальности», это не более чем мнения, распространенные в той или иной профессиональной среде. И как всякие мнения, тем более корпоративные, они подчинены определенным групповым или ведомственным, «мундирным» интересам, в том числе интересам коллективной безопасности и самозащиты. Они могут давать  явно приукрашенную картину, заведомо снижая частоту актов и случаев коррупции в органах правопорядка в силу понятного желания и корпоративных интересов замаскировать незаконные или криминальные практики в своих ведомствах, или просто не придавая им особого значения в силу общераспространенности, привычности, немаркированности такого  поведения, если только оно не выходит за рамки привычной таксы и поводов. Но они могут и преувеличивать некоторые аспекты самой системы взяточничества и неформальных поборов, услуг, крышевания, поскольку переваливают ответственность за правонарушения на вышестоящее начальство.  Большинство милиционеров заявляет, что взяточничество и незаконные поборы – это не система отношений граждан с милицией, а «отдельные, нетипичные случаи» (51%).  Противоположного мнения придерживаются около трети опрошенных (32%), но среди них заметно чаще встречаются более образованные сотрудники милиции (с высшим образованием – 37% против 29-31% среди имеющих образование среднее или ниже и окончивших среднее специальное учебное заведение)[3].
О том, что перед нами выражение именно коллективных представлений, свидетельствует отсутствие каких-либо отличий в ответах милиционеров, принадлежащих к разным демографическим группам и профессиональным категориям. Ответы не дифференцируются ни по какому из значимых признаков – ни по уровню образования, ни по стажу, ни по ведомственной принадлежности. Это глухая общая стена корпоративной самообороны. На вопрос, кто побуждает брать взятки, следует почти общий отказ   от ответа (70% + 5% выбравших позицию «затрудняюсь ответить»). Остальные мнения сводятся к переносу ответственности на «начальство» (16%) или на «правонарушителей» (4%). Что сами рядовые милиционеры склонны брать взятки, решаются сказать лишь 7% опрошенных. Несколько чаще «валят» на начальство старослужащие милиционеры (20%), но отличия их от прочих едва превышают допустимые статистические отклонения,  и в принципе можно считать их незначимыми.
 
Пределы  «целесообразного отклонения» от нормы в представлениях работников правоохранительных структур и частота соответствующих нарушений должностных норм поведения
 
Таблица 12
Вопрос: Допустимо ли а) физическое воздействие в отношении подозреваемых в совершении уголовных преступлений, б) физическое воздействие в отношении лиц, оскорбляющих милиционеров, в) подбрасывать задержанным и подозреваемым  наркотики, оружие, боеприпасы?
 
 
Определенно, да
В некоторых случаях
Недопустимо ни при каких обстоятельствах
Затруднились с ответом, отказ, уход от ответа
А
8
55
31
6
Б
10
50
33
5
В
0
18
73
9
В % к числу всех опрошенных
 
Таблица 13
Вопрос: Часто ли милиционеры  а) грубо обращаются с задержанными и подозреваемыми, б) подбрасывают во время задержания подозреваемым наркотики, оружие, боеприпасы?
 
 
Очень часто
Довольно часто
Довольно редко
Такого не бывает
Затруднились с ответом, отказ, уход от ответа
А
5
24
51
12
9
Б
1
5
33
42
20
В % к числу всех опрошенных
 
Таким образом, категорических ответов «такого не бывает» насчитывается меньшинство (12% в первом случае и 42% - во втором), при этом «допустимым» в той или иной мере такие действия  считают 63% и 18% (а признания, что такие случаи «бывают», делают  80% и 39%, в том числе «часто» -   соответственно, 29 и 6%).
Более склонны  оправдывать и допускать насилие в отношении подозреваемых или задержанных, устраивать служебные провокации с целью получить нужные признания и информацию, допускать подлог в ходе расследования или задержания подозреваемых работники с низким уровнем профессиональной квалификации, с небольшим сроком службы, сотрудники ППС и вневедомственной охраны, в меньшей степени участковые, сотрудники отделений милиции и следственных органов, хотя вполне возможно, что речь в данном случае идет лишь о более четком артикулировании должностных инструкций (поскольку вневедомственная охрана или участковые просто реже сталкиваются с «необходимостью» применения силы). Но опять подчеркнем: колебания во мнениях среди  опрошенных из разных категорий статистически несущественны.
По мере разложения профессиональной этики у сотрудников правоохранительных органов растет стремление обезопасить  милицейское ведомство (и самих себя) от  возможной угрозы привлечения к ответственности за произвол и безаконие.
 
Таблица 14
 
Представления милиционеров
о допустимости и необходимости общественного контроля над милицией
 
 
Да
Нет
 Затруднились ответить
Согласны ли вы с тем, что необходимо сделать деятельность милиции более открытой для общественности?
 
43
48
9
Необходимо ли усиление контроля за действиями милиции со стороны общественности?
 
26
67
7
В % к числу всех опрошенных
 
 
Интересно, что в большей степени возражают против установления общественного контроля над действиями милиции как раз наиболее квалифицированные работники, старые кадры (в первую очередь из следственных отделов милиции – здесь всего 17% опрошенных считали это необходимым условием улучшения функционирования милиции при  26% в среднем; чаще всего за это выступали работники вневедомственной охраны и ППС, то есть те сотрудники, чьи интересы этим контролем наименьшей степени могут быть затронуты).
Отмеченная двойственность, характерна для  нормативной системы российского общества в целом,  но в утрированной форме присуща именно правоохранительным органам в силу уже упоминавшейся сомнительности ее нынешнего социального положения, самой роли защитников права.[4] 
В милиции преобладает жесткое  и отрицательное отношение к  праву граждан на владение огнестрельным оружием. 88% настроены против разрешения ношения огнестрельного оружия (среди сотрудников отделений милиции доже 95%). Интерпретировать эти ответы можно в довольно широком диапазоне предполагаемых мотивов: здесь и недоверие к гражданскому населению, стремление к репрессивному контролю над обществом, характерному для посттоталитарных силовых институтов, и стремление к обеспечению корпоративной самозащиты, поскольку с безоружным населением обходиться удобнее, но здесь же и относительно рациональные экспертные соображения о том, что уменьшение количества оружия на руках у населения будет способствовать ограничению числа тяжелых ситуативных преступлений среди населения (хотя последнее само по себе довольно сомнительно).

В заключение еще раз подчеркнем основной вывод исследования: умножение числа «хозяев» органов государственного насилия – внутренних партнеров правоохранительных структур и спецслужб – ведет к демонополизации и расползанию структур насилия, потере чувства долга, корпоративной чести. Разложение тоталитарных структур, начавшееся с децентрализации контроля над кадрами, ресурсами, репрессиями, постепенно захватывает все новые и новые институты. Если КГБ сегодня все больше проникает  в экономику, обеспечивая различные финансово-промышленные структуры своими ресурсами безопасности, разведки, возможностями провокации, а властные кланы –ресурсами для создания органов власти и распределения, параллельных конституционным, то МВД все в большей степени превращается в частную полицию, обслуживающую, среди прочего, и криминальные силовые структуры. 

 


[1] Судя по ответам на целый ряд вопросов анкеты, криминальная обстановка, ведомственный кризис, недовольство начальством, собственным положением, отношением населения и т.п. особенно резко проявляются в Санкт-Петербурге.
[2] См.: Коленникова О.А., Косалс Л.Я., Рывкина Р.В. Коммерциализация служебной деятельности милиции// Социологические исследования. 2004. №3. С.73-83.
[3] «Особенно растет не фиксируемая часть преступлений,  об этом свидетельствует и рост числа жалоб на сотрудников правоохранительных органов, связанных с производством следствия и дознания, в том числе и удовлетворенных (с 90 тыс в 2002 г до 111.5 в 2004 году). Прокурорами выявляется все большее число преступлений, сокрытых от учета органами МВД (116 тыс в 2002 г., 120 тыс. – в 2004 г.)» (с.46). Всего по поводу различного рода нарушений законности при производстве дознания и следствия прокурорами в 2004 году было внесено на 27% представлений больше (83 тыс.), чем в 2002 г., наказаны в дисциплинарном порядке. соответственно, 40 тыс и 51.тыс сотрудников МВД.  (там же. С. 45).  «Подавляющая часть осужденных -бывших сотрудников правоохранительных органов считали совершенное ими деяние «весьма распространенным» (51%), «нередко встречающимся» (19%)  или даже скорее «нормой», чем исключением (13%), тогда как только 6% посчитали свой антиобщественный поступок явлением «редким» или «крайне редким». Внутриведомственные опросы сотрудников правоохранительных органов показывают, что <...по поводу сотрудников правоохранительных органов, использующих свое служебное положение в корыстных или иных личных целях> «11.6% опрошенных считают, что так ведут себя практически все, 18.9% - лично знают сотрудников, а 7.4% - находят их в числе своих коллег; при этом 35,8% опрошенных постоянно слышат об этом от окружающих, и только 29б5% указали, что такие факты им не известны» (С.44).
 
[4] Специфическим образом это двоемыслие  проявляется  в тестовых вопросах на ксенофобию, на насилие и проч.  В отличие от населения состав правоохранительных органов, видимо,  лучше знаком с негативным контекстом лозунга «Россия для русских» или с соответствующими политическими и воспитательными установками руководства МВД и проработками. Поэтому в целом отношение к данному лозунгу  среди сотрудников МВД более отрицательное, чем у россиян в массе (осуждают его 51% милиционеров, в населении – 23%, ноябрь 2005 г.), готовы поддержать его лишь 39%, что заметно меньше, чем среди населения России в целом  (53%). Однако к приезжим кавказцам отношение среди сотрудников милиции более враждебное, чем у населения в целом, хотя и у последних оно не отличается особой терпимостью: о своих негативных чувствах (подозрении, раздражении, страхах) говорили  67% милиционеров, в массовом опросе соответствующий показатель был равен 47%. Различия между отдельными категориями милиционеров незначительны (колебания составляют +\- 3-6 пп., едва превышая статистически допустимые отклонения).
Лев Гудков, Борис Дубин, Левада-Центр
Получить код страницы Версия для печати