русский | english
Политика конфиденциальности

Подростки попали на полтора года в СИЗО по ошибке

14 сентября 2005, 08:13

Сережа Павлович, Андрей Калягин, Саша Эссаулов и Андрей Рублев дружили с первого класса. Жили по соседству. Вместе ходили в 3-ю школу Ревды. Нормальные мальчишки.

Когда их стали обвинять в убийстве пенсионера, маленькая Ревда ужаснулась. Надо же, никто и не ожидал.

13 февраля прошлого года у киоска возле дома № 36 по улице П. Зыкина тогда еще 17-летние пацаны избили 64-летнего Габбаса Галимзанова и его 34-летнего сына Альберта. Старик через девять дней скончался в больнице. Сын выжил, ему меньше досталось. Отделался синяками и царапинами.

Потом он давал показания милиции. Они с отцом были в гостях, выпивали. А когда вечером пошли домой, к ним пристали молодые люди. - На вид им было лет 17-18. Они стояли у подъезда дома 36 по улице П. Зыкина, - рассказал следователям Альберт. - О чем разговаривали - не помню. Пьяный был. Меня ударили по лицу, повалили на снег и стали избивать. После этого я увидел, что к нам приближается мой отец. Парни набросились на него. Били вдвоем или втроем!

Я потерял сознание. Когда пришел в себя, никого не было. На снегу в крови лежал отец. Я помог ему подняться и дойти до дома. Он сказал, что врачей не нужно вызывать, обойдется. Но наутро отцу стало плохо, и его увезли на «Cкорой».

Альберт - крепкий мужчина (весит 80 кг), служил в ВДВ, даже выигрывал два года назад на городском сабантуе в состязаниях по национальной борьбе. Как он не справился с тремя старшеклассниками - непонятно. Но стражи порядка не обратили на это внимания и начали искать молодых преступников. Участковый, отвечающий за район, в котором произошло ЧП, вспомнил, что в доме на П. Зыкина, 36 проживают подростки, которые дружат и могли напасть на Галимзановых. Милиционеры начали отрабатывать эту версию.

В милиции меня избивали

Утром 27 февраля в ОВД Ревды доставили первых подростков из подозреваемой компании: Алексея Мартьянова и Андрея Калягина. Они рассказали, что вечером 13 февраля вместе с уже знакомой нам троицей - Сергеем Павловичем, Александром Эссауловым и Андреем Рублевым - отправились в киоск за пивом. Встретили Галимзановых и подрались с ними. Причем Мартьянов с Калягиным в драке не участвовали, а наоборот - пытались оттащить своих друзей. Вечером того же дня в милицию доставили Сергея Павловича.

- Я был напуган, меня избивали, поэтому я написал все то, чего хотели милиционеры. То, что им до этого писали Калягин с Мартьяновым, - рассказывает Сергей. - Позже я отказался от своих показаний. В тот день (13 февраля) мы ездили на дачу к Сане Эссаулову. Хотели там отпраздновать День влюбленных. Накануне Эссаулов и Рублев поехали на дачу, чтобы все приготовить к празднику. Вернулись и сразу же пошли в подъезд дома 36 по ул. П. Зыкина, у нас там была назначена встреча с подругой. Потом пошли по домам.

- Когда у твоего ребенка что-то произошло, видишь сразу, - плачет Нина Павлович. - Когда он приходит домой, то чувствуешь его настроение. Разговор о произошедшем непременно бы состоялся. Я бы его услышала. Но ничего подобного не было! Я верю своему сыну и знаю, что он на такое не способен!

Но следователи - не папа с мамой, они сами решили, что в смерти пенсионера виноваты именно эти трое: Эссаулов, Рублев и Павлович. По решению суда мальчишек посадили в СИЗО. Ребята просидели в следственном изоляторе больше года. Им даже не дали закончить школу. Хотя учителя предлагали принять экзамены у своих учеников прямо в изоляторе, им отказали в этом. Сейчас ребята обо всем этом говорить не хотят.

- Как сидели?! Так же, как и все остальные! Камеры переполнены. Несколько часов спишь, потом уступаешь место другому.

- А кормили как?

- Как-как... Никому такого не пожелаешь!

- Вы там даже Новый год встречали?

- Поздравили друг друга, да и все.
На свободу!

Родителям удалось вызволить своих сыновей из СИЗО только после того, как доказали через суд, что характеристики, составленные на них участковым, - полное вранье. В них ребята - отпетые хулиганы, имеющие не один привод в милицию. Именно эти документы убедили суд выбрать арест.
Сейчас родителям и их сыновьям есть что вспомнить.
- Мы утром приехали встречать детей к воротам СИЗО. Несколько часов прождали, прежде чем их вывели, - вспоминает Нина Павлович. - Взгляд у них у всех был отсутствующий, стеклянный. Их еще охранник подталкивал. Сказал: «Все, отпускают вас».

- Я тогда не поверил. Думал, снова издеваются, - вклинивается в разговор Саша Эссаулов.

- У них долго еще привычки оттуда оставались: спать без света не могли или по комнате ходили взад-вперед, - рассказывает мама Андрея Рублева Елена Дмитриевна.

Летом над ребятами начался суд.
К сегодняшнему дню они бы уже наверняка получили немалый срок, если бы в дело не вмешался адвокат Сергей Колосовский. Он провел собственное расследование и обнаружил существенную деталь, которая ставит под сомнение вообще все обвинение. Прогуливаясь у киоска, где подростки, якобы, напали на Галимзановых, он выяснил, что дом по улице П. Зыкина, расположенный возле ларька, откуда, как рассказывал Альберт, выходили ребята, имеет номер не 36, а 34. Альберт, как выяснилось позже, просто перепутал номера домов, имея в виду именно номер 34.

- Следователи даже не удосужились проверить номера домов. Они связали показания Галимзанова, который говорил, что напавшие подростки стояли у подъезда дома номер 36, и рассказы ребят о том, что они вечером провели некоторое время в подъезде этого дома. Да только выяснилось, что Галимзанов имел в виду другое здание. А дом, в котором находились пацаны, расположен почти на другой стороне квартала. Подъезд этого дома даже не видно из-за киоска, - пояснил адвокат Сергей Колосовский. Пока суд над ревдинскими подростками приостановлен. Они стараются забыть о СИЗО и надеются, что их оправдают. А со своими бывшими друзьями Калягиным и Мартьяновым больше не общаются.
Дмитрий Антоненков, Комсомольская правда

Получить код страницы Версия для печати