русский | english
Политика конфиденциальности

Социальные отношения коррупции (по материалам социологических исследований)

02 ноября 2004, 15:25

Для наиболее полного понимания социологии коррупции существенное значение имеет изучение социальных отношений, в лоне которых она зарождается и процветает. Анализ результатов социологических исследований позволяет выделить в этой связи несколько важных направлений.* Прежде всего, это адаптация населения к новым политическим и экономическим условиям. В результате радикальных перманентных реформ произошло существенное изменение в патерналистских настроениях граждан. Жесткие условия выживания повысили социальную активность значительной части россиян, направив развитие социальных взаимосвязей в русло саморегуляции. Около 70 % экономически активного населения стало надеяться в решении своих проблем в большей мере на себя и свою семью.

Другим важным направлением ориентаций населения стало признание самоценности личности, ее прав и свобод. Самое главное в жизни сегодня, по мнению подавляющего большинства опрашиваемых, – это ощущать себя свободным человеком, а не рабом государства. Произошли кардинальные изменения и в повседневных ценностях людей. При выборе трех наиболее важных условий для благополучной, счастливой жизни люди предпочитают хорошее здоровье, материальную обеспеченность, крепкую семью. Точка зрения, высказанная в свое время леди Тетчер, что «нет такого явления как общество, есть только индивиды и их семьи» приобрела существенную платформу в современной России. В этой связи идея о рыночных отношениях заключается в том, что индивиды соревнуются друг с другом, каждый ищет для себя лучшую сделку.

Вместе с тем исследования показывают, что люди (большей частью молодежь) заражаются стереотипами «легкой жизни». Около 40 % молодых людей одобрительно относятся к стремлению «делать деньги» любой ценой, даже в обход закона, а более 60 % согласны, что сегодня нет нечестных способов зарабатывать денег, есть только легкие и трудные их пути. Социальное поведение людей все более и более определяется не моральными критериями, а сиюминутными обстоятельствами материальной выгоды. Рыночная идеология в ее извращенной форме «купи-продай» активно внедряется в массовое сознание. Так, около половины опрашиваемого населения безоговорочно согласны с тезисом, что на «рынке нашего отечества все продается и покупается». Признавая злоупотребление властью, оказание услуг по знакомству, взяточничество явлениями, несомненно, ненормальными, большинство населения считает, что это – действенные элементы решения личных проблем, своего рода эффективный механизм социального взаимодействия, как на институциональном, так и на межличностном уровнях.

Все отчетливее проявляется тенденция правового нигилизма: неуважение к закону, праву, общепринятым социальным нормам. Ратуя за права человека, значительная часть населения не собирается в жизни слепо следовать существующему законодательству. Люди в житейских невзгодах склонны в первую очередь обвинять государство, правительство, партии, персонифицированных представителей власть предержащих, нежели самих себя, и в этой связи выдвигают завышенные требования к окружающим и снисходительны, а порой беспринципны, к своему антисоциальному поведению. Восстановление морали как высшего уровня общественной регуляции, на наш взгляд, нельзя прогнозировать в ближайшие годы даже при позитивных экономических изменениях.

Таким образом, в обществе сейчас нет нравственных стимулов к снижению должностных преступлений и коррупции. В массовом сознании сложилось устойчивое отношение не только к самому феномену (причем, далеко не негативного характера), но и к механизму его действия. Показательно, что по результатам опросов практически каждый второй гражданин в течение года не раз оказывается в ситуации, когда при помощи денег, ценного подарка или иной благодарности важный для него вопрос можно решить быстро и эффективно. Треть респондентов, считая эти явления в целом ненормальными, не являются активными сторонниками их искоренения, не видя абсолютной выгоды в этом как для себя лично, так и для общества. И, наконец, до 10 % людей, выражающих свое отношение к этим явлениям, считают их нормой социальной жизни, а борьбу с ними – антисоциальным для большинства делом. Сегодня, по мнению большой части опрашиваемых граждан, наилучший способ для человека добиться даже того, что ему несомненно положено – это найти «нужного человека». В этом же направлении формируются установки и на противозаконные действия. Подавляющее большинство респондентов (70-80 %) готово применить известный арсенал средств, чтобы добиться чего-либо в обход существующих правил и законов. Данные исследований дают основание утверждать, что сам алгоритм взаимодействия гражданина и чиновника формируется таким образом, что предопределяет поведение личности. Даже не предполагая исхода дела, а лишь имея проблему и необходимость обратиться в государственный орган за помощью, уже примерно 40 % потенциальных просителей, не обращаясь прямо по назначению, стали бы искать «нужных людей», причем найти такого человека для них большого труда не составило бы. Отсюда, наиболее предпочтительным является такой чиновник, который при рассмотрении вопроса руководствуется в большей мере особенностями дела, а не сухой буквой закона. Таким образом, по нашим оценкам около половины граждан ориентируются на такой тип социальных связей, где возможно использование служебного положения.

В структуре коррумпированного социального поведения можно выделить три группы мотивов. Мотивы первой группы базируются на осознанной ценностной установке, ориентированной на механизм эффективного социального взаимодействия, девиз которого: «цель оправдывает средства». Суть второй – это несвободная мотивация, когда к коррумпированному поведению человека вынуждают либо личные обстоятельства, либо сама ситуация взаимодействия. Третья группа мотивов – это сознательное желание решить свои проблемы в обход закона или существующего порядка.

Готовность граждан прибегнуть к незаконному влиянию на государственных служащих связана с тем, насколько коррумпированным, в глазах населения, выглядит государственный аппарат. Совершенно очевидно, что чем шире распространено мнение о конкретном органе, в котором можно купить любое решение, тем выше готовность это сделать.

Заслуживают отдельного внимания коррумпированные социальные взаимодействия в сфере правоприменительной деятельности. Признавая принципиально высокое статусное положение и значимую роль в обществе служащих правоохранительных органов, большинство населения (70-80 %) уверены, что при определенных обстоятельствах от них можно добиться того, чтобы они смотрели «сквозь пальцы» на не очень серьезные нарушения закона. Хотя, по мнению большинства граждан, сотрудники правоохранительных органов берут взятки не чаще, чем другие чиновники, все же их деятельность в значительной мере ориентирована на «обслуживание своих собственных интересов». В настоящее время уверенность в неподкупности милиции, ни при каких обстоятельствах, сохраняется лишь у 5-10 % населения. В ряду наиболее распространенных стереотипов массового сознания о милиции являются представления о социальной исключительности и привилегированности сотрудников милиции. Более 60 % населения согласны с тем, что милиционер, как носитель власти, «должен пользоваться большим уважением по сравнению с представителями других профессий» и что «в наше время удобно и выгодно иметь друзей среди сотрудников милиции». Очевидно, что подобные представления отнюдь не завоевание российской демократии, а, скорее, наследие советского периода, когда человек был всего лишь винтиком в механизме правоприменительной карательной практики органов внутренних дел. Вместе с тем потребность дружить с милиционером с ориентацией на выгоду, связана с реалиями постсоветского периода. Представители власти и сотрудники правоохранительных органов, не в последнюю очередь, в сознании людей до сих пор «не слуги, а хозяева народа».

Не претендуя на абсолютную истину, данные наших исследований позволяют все же утверждать, что явление коррупции имеет устойчивую социальную базу, фундаментом которой является ее частичное морально-ценностное оправдание или признание обществом. Распространенность элементов коррумпированной деятельности среди широких слоев населения можно объяснить функционированием механизма эффективного социального взаимодействия, направленного на сохранение интересов и привилегий личности во взаимоотношениях с бюрократическим аппаратом государства. Масштабы включенности населения в процесс коррумпированной деятельности, на наш взгляд, будут увеличиваться по мере возрастания общей социальной активности и вовлечения граждан в отношения рыночной экономики.

Очевидно, что становление гражданского общества и правового государства предполагает не в последнюю очередь и нравственное совершенствование общества. Люди сами путем осмысления и практического освоения жизненных процессов вырабатывают свою культуру социальных отношений. Сейчас же важно заполнить образовавшийся вакуум не суррогатом капиталистических идеалов, а мыслями и настроениями, соответствующими обновленному пониманию справедливости, гражданского долга в совершенствовании самих себя в соответствии с духовно-нравственными ориентирами.

*Исследования, проведенные в 1999 – 2000 годах социологическими службами Академии МВД РФ, ВНИИ МВД РФ при непосредственном участии автора. См. Мазаев Ю.Н. "О результатах исследования некоторых социальных факторов коррупции. Актуальные проблемы борьбы с коррупцией и организованной преступностью в сфере экономики" (Материалы научной конференции), Московский институт МВД РФ, М., 1995. Михайловская И.Б..Кузьминский Е.Ф., Мазаев Ю.Н. "Права человека и социально-политические процессы в посткоммунистической России", Проектная группа по правам человека, М., 1997. Мазаев Ю.Н. "Особенности формирования общественного мнения о деятельности органов внутренних дел. /Преступность и общество". Сборник научных трудов, ВНИИ МВД России, М., 2002.

Автор – Ю.Н. Мазаев Ведущий научный сотрудник ВНИИ МВД России, кандидат философских наук.

Материал подготовлен в рамках исследовательского проекта "Произвол правоохранительных органов", осуществляемого Московской Хельсинкской группой и Центром "Демос".

Получить код страницы Версия для печати