русский | english
Политика конфиденциальности

Свидетели примеряют маски

20 января 2006, 09:23

Вчера МВД объявило, что в России запускается масштабная программа по защите свидетелей. В министерстве уже создаются специальные отделы, которые будут головой отвечать за жизнь и здоровье тех, кто слишком много знает.

Поговорка "молчание - золото" в таких случаях больше не действует. Чтобы ценный свидетель сохранил жизнь, от него требуется только одно: говорить правду, только правду и ничего, кроме правды, на суде.

Де-юре программа защиты свидетелей существует с прошлого года, когда вступил в действие соответствующий закон. А де-факто спецслужбы могли спрятать в безопасном месте нужного человека и раньше. Только каждый раз это была штучная работа. Между тем защита нужна очень многим свидетелям и потерпевшим, разовыми акциями проблему не решить. Поэтому и был принят соответствующий закон.
Меры, записанные в нем, назовет каждый, кто внимательно смотрел голливудские фильмы. Это и смена места жительства, и новые документы, и даже пластическая операция. В общем, наших свидетелей могут защищать не хуже, чем в США. Одно но: когда закон принимали, не предусмотрели в нем создание каких-либо специализированных подразделений по защите ценных свидетелей. Подразумевалось, что заниматься "клиентами" будут федеральные силовые ведомства. Расследует дело, скажем, ФСБ - охрану выделяют чекисты. Надо таможенникам спрятать знатока о жизни контрабандистов, пожалуйста, занимайтесь сами. Просит пострадавший от хулиганов гражданин защиты во время суда - милиции и карты в руки. Однако часто так бывает: если какое-то дело поручается всем, значит, его не выполнит никто.
Это плохо, но это жизнь. Поэтому в МВД решили создать специальную службу. Скорее всего она войдет в департамент по борьбе с организованной преступностью, что в общем-то логично. Именно по этому ведомству проходит больше всего опасных свидетелей.
- Многолетняя практика подсказывает, что за конкретную работу должно отвечать конкретное ведомство, - заявил вчера заместитель начальника департамента по борьбе с организованной преступностью и терроризмом МВД России генерал-майор милиции Евгений Семенченко. - В прошлом году защитой потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства занимался департамент по борьбе с оргпреступностью. В ближайшее время начнут функционировать профильные отделы государственной защиты на уровне регионов.
Государственная защита - дело очень дорогое. Но деньги есть. В прошлом году на эту программу было выделено из бюджета 256 миллионов рублей. В 2006 заложено 300 миллионов. Когда у генерала Семенченко спросили, это много или мало, он ответил: дали столько, сколько попросили. В прошлом году благодаря этой программе защиту получили более пятисот человек. Впрочем, далеко не каждого из них прятали по полной программе, с новым именем, новым лицом и новым местом жительства.
Чаще всего защита свидетелей и потерпевших ограничивается стандартным набором: тревожная кнопка в квартире, охранная и пожарная сигнализации. А больше и не надо иногда. Еще могут выдать, если дело очень серьезное, бронежилет, мобильный телефон для экстренной связи и даже пистолет. Могут приставить охранников. Но если дело вовсе пахнет порохом, если по пятам разговорчивого гражданина идет мафия, то тут, конечно, не обойтись без смены мест, имен и лиц. Однако это единичные случаи. Кстати, в прошлом году, по словам представителей МВД, предлагали сделать пластические операции нескольким особо ценным свидетелям, но все отказались.
- Примерно 70 процентов участников судопроизводства, на которых оказывалось давление со стороны преступных элементов, просили организовать личную охрану либо охрану жилища и имущества, - сообщил Евгений Семенченко. - Методику нашей работы я сообщить не могу, так как это тоже конфиденциальные сведения. Могу сказать, что мы работаем не по шаблону. В каждом отдельном случае разрабатываем новую схему защиты.
По данным ВНИИ МВД, в России каждый год свидетелями выступают около десяти миллионов человек. Примерно четверть из них в ходе процесса меняют показания. Это, конечно, не значит, что всем из них угрожали. Но то, что люди порой боятся говорить правду в суде - это факт. Особенно если речь идет о тяжких преступлениях. Как утверждают следователи, при расследовании и рассмотрении уголовных дел по тяжким и особо тяжким преступлениям угрожают примерно каждому пятому свидетелю.
Нуждаются в защите и потерпевшие. Около 60 процентов граждан, ставших жертвами преступления, не обращаются в правоохранительные органы. Таковы оценки все того же ВНИИ МВД. Кстати, согласно закону охранять положено не только "подзащитного" свидетеля или потерпевшего, но его семью и имущество. Важная деталь - охрана должна быть круглосуточной. Будет запрещена выдача сведений о защищаемом лице из информационно-справочных фондов. Могут охранять человека даже в тюрьме. Ничего смешного нет. Некоторые свидетели заслуженно получают срок, но желая скостить этот срок, не жалеют на суде дружков, режут всю правду прямо в глаза судье. А еще бывает, что человек прибывает на зону и вдруг прозревает: а помню я, взяли мы с друзьями банк, и я даже знаю, где лежат теперь деньги. Естественно, в колонии у таких разговорчивых арестантов могут возникнуть большие проблемы. Но все эти проблемы должны решать отделы по защите. Лишь бы человек говорил.
У скептиков может возникнуть резонный вопрос: а не проникнут ли в отделы по защите оборотни в погонах, которые будут продавать подзащитных мафии? В МВД уверяют, что такого не допустят. Отбор в отделы будет серьезный, и контроль над ними жесткий. Но дело не только в этом. Сами правоохранительные органы головой отвечают за безопасность свидетелей. Скажем, если прокурор недооценил опасность и не назначил охрану, ответит по всей строгости закона. Проспал охранник на посту, не уберег гражданина, все: может сушить сухари. Прямая дорога ему в тюрьму.
Конечно, полной гарантии безопасности не может дать никакая система. Поэтому в законопроекте предусмотрено, что если все же не удастся уберечь свидетеля или пострадавшего, то его родные и близкие получат компенсацию. Кроме того, им может быть назначена пенсия.
Владислав Куликов, Сергей Минабтудинов Российская газета
Получить код страницы Версия для печати