русский | english
Политика конфиденциальности

Правила игры: Права и погоны

19 декабря 2005, 08:18

Беспрецедентное происшествие: российский гражданин одержал победу над правоохранительными органами в российском суде. Был обвинен в преднамеренном убийстве, провел в предварительном заключении четыре года, был оправдан во всех инстанциях. Затем сам подал в суд на прокуратуру — и победил. Государство заплатит потерпевшему отнюдь не символическую сумму: более 2 млн руб. в качестве компенсации за годы, проведенные в СИЗО. Более того, прокурору, которая представляла обвинение в суде, предписано принести извинения в СМИ за то, что она позволила себе до вынесения приговора публично выражать уверенность в его виновности. Вы верите? Я, честно говоря, с трудом. Здесь невероятно все: и то, что судья отпустил без приговора человека, который уже провел годы за решеткой, — судьи стабильно навешивают приговоры в размере уже отсиженного срока, прикрывая огрехи обвинения. И то, что Минфин заплатит существенную компенсацию, — выиграть у государства в суде реальные деньги для гражданина практически невозможно. И то, что прокурора обязали извиниться. Просто сериал “Закон и порядок”.
Добавим несколько деталей. Гражданина зовут Павел Поповских, он — полковник в отставке, высокопоставленный военный разведчик и обвинялся в преступлении, совершенном в те времена, когда состоял на службе. Судил его, соответственно, военный суд. История сразу стала немножко правдоподобнее, не так ли?
Поповских обвиняли в убийстве журналиста Дмитрия Холодова. Журналист публиковал всякие гадости о Министерстве обороны, и, по версии прокуратуры, ныне опровергнутой судом, в 1994 г. полковник с товарищами убрал журналиста, передав ему чемоданчик с взрывчаткой. Типичный, выражаясь современным языком, теракт: бомба взорвалась в помещении газеты “Московский комсомолец”. Суды признали Поповских виновным лишь в превышении служебных полномочий: по его приказу для других сотрудников МВД и ВДВ, проходивших с ним вместе по делу, были изготовлены фальшивые паспорта. Но следствие и суд длились так долго, что срок давности по этой статье истек до приговора. А доказательства причастности подсудимых к собственно убийству суды сочли недостаточными, и военных оправдали.
Мытарства полковника Поповских напоминают мне историю судебных приключений другого полковника — Завадского. Этот полковник заставлял школьников, приехавших в гарнизон на военные сборы, бегать в противогазах, а сам ехал за ними на грузовике, выкрикивая угрозы. Один мальчик умер: ему не позволили остановиться и снять противогаз, его вырвало, и он задохнулся. Четыре года условно за превышение служебных полномочий полковник получил со второго захода: в первом рассмотрении военный суд его просто оправдал.
Нужно трезво понимать: на месте каждого из полковников рядовой гражданин сел бы в подобных обстоятельствах на много-много лет. Погоны дают в нашей стране право на то, чтобы суд, если, конечно, на стороне обвинения играют гражданские, толковал все сомнения в пользу обвиняемых и внимательно эти сомнения рассматривал. Право на то, чтобы оправдательный приговор остался оправдательным. Вот теперь и право на реабилитацию и денежную компенсацию. Это значит, что в стране существуют разные категории гражданства: люди в погонах и все остальные, которых любое столкновение с правоохранительными органами смалывает в порошок.
Элла Панеях, Ведомости
Получить код страницы Версия для печати